Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первое рождественское послание нового Папы Римского


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Ефим Фиштейн и Юрий Векслер.

Виктор Нехезин: Первого рождественского послания нового Папы Римского Бенедикта XVI ожидали с нетерпением. В его публичном благословении верующим наблюдатели в первую очередь искали моменты, отличающие его от выдающегося предшественника.

Ефим Фиштейн: Бывший немецкий кардинал Йозеф Ратцингер впервые получил возможность наметить собственные духовные ориентиры и продемонстрировать миру и церкви, что даже на фоне такой выдающейся личности, каким был Папа Иоанн Павел II, он пастырь не менее сильный и самостоятельный. По общему мнению, ему это удалось сделать в полной мере. Разумеется, его призыв к новому, более справедливому мировому порядку может быть истолкован по-разному.

Поскольку нынешний Римский Папа - немец, нас в первую очередь интересовали реакции немецкой общественности на его рождественскую речь. Отклики собрал наш берлинский корреспондент Юрий Векслер.

Юрий Векслер: На торжествах в Риме побывали и католики из Баварии. По окончании выступления понтифика две его соотечественницы так выразили свое впечатление.

Жительница Германии: Я абсолютно счастлива, я очень рада и благодарна.

Жительница Германии: Нашего Папу, по моему впечатлению, замечательно принимают и понимают католики всего мира, независимо от того, к представителям каких стран он обращается. Меня это очень взволновало.

Юрий Векслер: К первому рождественскому празднику под руководством нового Папы было, конечно же, приковано внимание и средств массовой информации. Они по инерции продолжали сравнивать Бенедикта XVI с его предшественником, и поэтому, естественно, отметили, что это было первое выступление, в котором новый Папа не упомянул Иоанна Павла II. Чисто внешнее впечатление - исчезновение стеснительности и скованности при публичных выступлениях в первые месяцы. "Если год назад Папа вызвал скорее жалость, то теперь перед паствой выступал мудрый человек, излучавший при этом здоровье и бодрость", - пишет берлинская "Морген Пост". Многие отмечают, что Бенедикту XVI удалось вселить в аудиторию проблеск надежды на мирное разрешение многих конфликтов в мире. Австрийский интернет-журнал заголовком своей статьи "Папа Бенедикт XVI нашел свой собственный стиль", пожалуй, точнее других сформулировал главное впечатление. Многие немецкие газеты выделяют призыв главы католической церкви к мужественному участию верующих в создании нового миропорядка, построенного на более справедливых этических и экономических отношениях, и убежденность папы, что объединенное человечество способно решить проблемы нашего времени.

Ефим Фиштейн: А как реагировали на первое публичное выступление Бенедикта XVI католические богословы? Своими впечатлениями делится словацкий католический священник, доктор теологии Карол Моравчик.

Карол Моравчик: Речи, произносимые по торжественным случаям, еще не дают оснований для далеко идущих умозаключений относительно глубоких различий между бывшим и нынешним папой. Скорее строит обратить внимание на то, что, начиная с 60-х годов прошлого века, иными словами, со времен Папы Иоанна XXIII, католические иерархи в своих публичных выступлениях говорят не столько о вопросах веры, сколько о бытии человека. Бенедикт XVI придерживается той же традиции, будучи достойным продолжателем дела своих предшественников. Разница выявляется скорее в том, что Бенедикт XVI не выступает как популяризатор своих идей, как это было характерно для Иоанна Павла II. Он подлинный католический интеллектуал, профессор богословия. Можно сказать, что впервые за долгие годы на римский престол воссел настоящий теолог. В этом мне видится его отличие от Кароля Войтылы скорее, чем в идеологических тонкостях. Новый Папа делает упор в первую очередь на человеколюбие. Человек - область его первоочередных забот. В отличие от современных тенденций, рассматривающих общество только с прагматических позиций, экономических и политических, все равно, Папу интересуют вопросы духовной сущности, которой только и жив человек.

Ефим Фиштейн: Обозреватели отметили одну особенность, бросающуюся в глаза. В то время как Иоанна Павел II обычно обращался к собравшимся на площади Святого Петра в Риме на 60 и более языках, Бенедикт XVI вдвое укоротил обряд благословения, сократив количество употребленных языков до 33. Среди национальных языков, выпавших из папского обращения, оказались не только чешский, но и словацкий, хотя именно Словакия, наряду с Польшей, считается бастионом католицизма в Центральной Европе. Как воспринимает это обстоятельство словацкий священник Карол Моравчик?

Карол Моравчик: Я вижу в этом не столько злой умысел, сколько проявление его личностных свойств. Иоанн Павел II, будучи актером, любил театрализованные представления, любил сцену и умел работать со зрителями, хорошо знал, что им может понравиться. Бенедикт XVI - человек более скромный и сдержанный, даже робкий. Он избегает театральных эффектов, хотя и понимает, что людям нравится, когда Папа обращается к ним на их родном языке. Ему это чуждо. Возможно, если бы он предвидел подобную реакцию журналистов, он бы предпочел произнести благословение только по латыни, по-древнееврейски и по-гречески, от силы еще на одном мировом языке и одном языке какого-либо из малых народов. Наверное, в этом проявилась разница между литератором и актером Иоанном Павлом II и академическим интеллектуалом Бенедиктом XVI. Конечно, такому немногочисленному народу, как наш, было бы приятно услышать благословение на родном языке, но мы воспринимаем это не как нанесенную обиду, а как проявление нового личного стиля этого Папы.

Ефим Фиштейн: Тем, кто внутри церкви и вне ее надеется распознать приоритеты нового Римского Папы, придется подождать до весны будущего года, когда Бенедикт XVI издаст свою первую энциклику.

XS
SM
MD
LG