Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Парламентская комиссия по расследованию теракта в Беслане восстановила подробную картину трагического дня


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Олег Кусов и Юрий Багров.

Андрей Шароградский: Парламентская комиссия по Беслану сегодня обнародовала свои предварительные выводы. Глава комиссии Александр Торшин выступил с докладом на открытых слушаниях перед членами обеих палат Федерального Собрания. В проведении штурма школы выявлен целый ряд, как сказано в документе, просчетов и недостатков.

Олег Кусов: Парламентская комиссия Александра Торшина подтвердила, что трагическая развязка бесланских событий в начале сентября прошлого года наступила после двух взрывов в школьном спортзале. Комиссии удалось восстановить подробную картину того дня, даже известно, что на пороге спортзала после взрыва появился Нурпаши Кулаев, якобы пытавшийся загнать заложников в столовую. Неизвестной осталась только причина двух взрывов, но зато парламентарии отказались от первоначальной версии взрыва снаряда в спортзале, согласно которой он сорвался из-за того, что отклеился скотч, якобы удерживающий его на станке.

Александр Торшин: 13:05-13:10. В спортивном зале звучат два взрыва один за другим. Террористы немедленно открывают огонь по спасателям. Сразу же был убит руководитель группы спасателей Дмитрий Иванович Кормилин, остальные трое ранены. Впоследствии один из них, Валерий Валентинович Замараев, скончался. Способные передвигаться заложники начинают выбегать из спортзала. В дверях зала появляется террорист Ходов и несколько боевиков. Ходов приказывает оставшимся в живых заложникам двигаться в сторону столовой на первый этаж, в конец коридора. Часть заложников перемещается в столовую, в восточную часть школы, другая часть оказывается в тесной комнате учителя физкультуры. Среди заложников паника, они начинают выбегать из здания школы. Террористы открывают по ним огонь на поражение. Эти пять минут оказываются решающими для дальнейшего хода событий.

В этих обстоятельствах в 13 часов 10 минут руководитель оперативного штаба Андреев отдает приказ оперативно-боевому подразделению Центра специального назначения ФСБ России о проведении боевой операции по спасению заложников и нейтрализации бандитов. Снайперы, группы разведки и наблюдения открывают ответный огонь на поражение огневых точек террористов, чтобы прикрыть спонтанную эвакуацию заложников. Оцеплению дается команда нейтрализовать террористов, пытаются прорваться сквозь кольцо. Оперативный штаб организует работу по эвакуации заложников, медицинскому обслуживанию и опросам.

14:10-14:35. Начинается возгорание крыши спортивного зала. Террористы продолжают огонь, пожарные приступают к тушению очагов. Обрушивается крыша спортзала. Оперативно-боевой группой ЦСН задерживается Нурпаши Кулаев, который пытается скрыться среди выходящих заложников.

15:00. Эвакуация заложников из спортивного зала в основном завершена. Начальник ЦСН дает команду проникнуть в здание школы, уничтожить террористов, освободить оставшихся заложников. Одновременно идет тушение пожара на территории школы.

В 17:30 пожар локализован.

В 18:00 выясняется, что в местах нахождения боевиков - это классы, подвал и чердак - заложников нет. После 19:00 по боевикам, которые были размещены на крыше, наносится огневое поражение из реактивных пехотных огнеметов ЛПО А.

21:00-21:30. По имеющейся у комиссии информации, по террристам в подвале производится 7 выстрелов из танка. Оставшихся в живых террористов уничтожают обрушением перекрытий накладным зарядом.

23:45. Пожар в школе потушен, здание школы берется под полный контроль.

Олег Кусов: По версии парламентской комиссии, виновными следует считать местные правоохранительные органы.

Александр Торшин: Комиссия считает, что правоохранительные органы республики Ингушетии, республики Северная Осетия - Алания халатно отнеслись к исполнению указаний руководства МВД России по проведению контртеррористических мероприятий. Этим не исчерпывается комплекс причин, способствующих совершению терактов, но именно беспечность представителей республиканских правоохранительных структур максимально способствовала тому, что боевики беспрепятственно выдвинулись к месту совершения теракта и захватили заложников в школе номер 1 города Беслана.

Вопрос о роли федеральных органов исполнительной власти будет освещен комиссией в итоговом докладе, с учетом результатов проведенной ситуационной экспертизы.

Олег Кусов: Это был фрагмент из промежуточного доклада главы парламентской комиссии Александра Торшина.

Депутат Государственной Думы России Владимир Рыжков в целом доволен работой коллег. По его мнению, надо учесть, что это первая попытка парламентариев разобраться в обстоятельствах террористического акта.

Владимир Рыжков: Это первый прецедент, когда российский парламент, обе палаты российского парламента создали комиссию парламентского расследования. Поэтому ее вес и ее результаты зависят только от нее самой. Комиссия сама решает, на какой уровень должностных лиц она выйдет и на какой уровень выводов она выйдет. В общем-то, комиссия поработала, с моей точки зрения, неплохо. И сам факт, что давали показания и директор ФСБ, и министр внутренних дел, и министр обороны, и высшие должностные лица северокавказских республик, - это все показывает, что уровень был самый высокий расследования.

Олег Кусов: Лидер партии "Родина" Дмитрий Рогозин в дни трагедии находился в Беслане. Многое, о чем говорил Александр Торшин, Рогозин может подтвердить или опровергнуть, основываясь на собственных наблюдениях.

Дмитрий Рогозин: Сам террористический акт имеет даже не федеральный масштаб, а международный масштаб. И конечно, то, что руководил операцией по освобождению заложников, начальник УФСБ республики, господин Андреев, и при нем тут же находились люди, которые являются его прямыми начальниками, тот же самый Проничев, например, или другой замдиректора ФСБ, который сейчас уже не работает в этой конторе... Мне сложно себе представить, как можно было Андрееву навязывать свою точку зрения руководящему составу Федеральной службы безопасности, который находился там. Такое впечатление, что было несколько штабов, и именно поэтому никто не понимал до конца, что на самом деле происходит и кто на самом деле руководит операцией по спасению заложников.

Олег Кусов: В докладе парламентской комиссии Аслан Масхадов назван в числе организаторов теракта. Александр Торшин не согласен и с тем, что Масхадов был готов принять участие в освобождении заложников.

Александр Торшин: Масхадов вообще ни с кем не разговаривал. Это не зафиксировано нигде. Его разыскивали, да, разыскивали через помощников, через Закаева. Если нам не верите, поверьте Анне Политковской, которая трижды выходила на Закаева. И в каких словах журналистка убеждала Закаева, чтобы Масхадов бросил все и без всяких условий приехал вытаскивать детей. Ответы были уклончивые, что связь односторонняя и так далее.

Олег Кусов: Депутат Государственной Думы России Алексей Митрофанов считает этот тезис одним из ключевых в докладе Александра Торшина.

Алексей Митрофанов: Они твердо заявляют о том, что с Масхадовым связи не было и не могло быть, и с Закаевым тоже. Я думаю, что это была одна из целей доклада. Основная версия, которая гуляет по Западу, что операция была начата из-за того, что намечались переговоры с Масхадовым. Они разрушают эту версию, то есть никаких контактов с Масхадовым не было, связи не было, Закаев тоже не играл никакой роли. Приводят даже Политковскую, понимая, что комиссии веры меньше, чем Политковской, на Западе.

Олег Кусов: По мнению Владимира Рыжкова, называя виновных среди руководства правохранительных органов Северной Осетии и Ингушетии, парламентская комиссия пытается увести от ответственности руководителей федерального уровня.

Владимир Рыжков: У меня сегодня сложилось впечатление, что ответственность хотят все-таки возложить на региональных и местных правоохранителей, но не на руководство федеральных министерств, которые, с моей точки зрения, несут ответственность за то, что все это случилось, - не приняли предупреждающих мер, не проконтролировали, как исполняются их собственные приказы. То есть мне кажется, что делается попытка снизить уровень ответственности и вывести за пределы ответственности высших должностных лиц государства, что неправильно. Во-вторых, нет ответ на главный вопрос - что были за два взрыва 3 сентября, с которых все и началось. И, в-третьих, нет ответа на вопрос - все ли было сделано в переговорном процессе? Я сегодня задавал этот вопрос: почему в школе не было Дзасохова, хотя террористы этого требовали, почему не было вообще в Беслане Зязикова, президента Ингушетии, хотя террористы требовали, чтобы он пришел? То есть мне не до конца до сих пор ясно, все ли было сделано в переговорах, чтобы спасти детей и спасти заложников. Смешанное такое чувство. Видно, что комиссия проделала большую работу, но на какие-то самые важные, самые острые вопросы она пока боится отвечать или не может ответить.

Олег Кусов: На слушаниях доклада парламентской комиссии присутствовал председатель Общественного совета Беслана Маирбек Туаев. Общественный совет был создан после сентября прошлого года с целью оказания всесторонней помощи пострадавшим от теракта.

Маирбек Туаев: Несмотря на то, что он обещал сказать правду и только правду, как на суде, все-таки то, что он сегодня доложил, это не совсем то, что ждали. Все обтекаемо. Если даже элементарно первый вопрос взять - когда танки начали стрелять, - уже во Владикавказе на суде, где идет следствие, и милиционеры, и гражданские многие дали показания, что начиная с трех часов танки уже стреляли по школе, когда там еще были заложники, меньшая часть заложников. Он обтекаемо как-то обошел работу пожарников, которые начали в четвертом, в пятом часу тушить только пожар.

Обтекаемо он как-то обошел работу оперативного штаба. Я сам был свидетелем того, что произошли эти два пресловутых взрыва, после этого побежали заложники, и в течение получаса никто никаких действий не предпринимал. Создается такое впечатление, как будто организовали, как-то спровоцировали взрывы, дали возможность тому, что может, убежать, заложникам, и после этого уже пошла силовая операция.

Андрей Шароградский: Комитет "Матери Беслана" также считает, что обнародованные сегодня выводы комиссии Торшина не дают ответов на некоторые ключевые вопросы, связанные с бесланской трагедией. Однако свое отношение к докладу комиссии комитет выразит только после того, как ознакомится с полным его текстом. В Беслане тем временем продолжился суд над милиционерами, которые обвиняются в преступной халатности в связи с захватом заложников в школе номер 1.

Передает северокавказский корреспондент Радио Свобода Юрий Багров.

Юрий Багров: Небольшая комната, которая является офисом Комитета "Матери Беслана", едва вмещала всех желающих посмотреть новости о промежуточном докладе, подготовленном председателем парламентской комиссии по расследованию обстоятельств теракта Александром Торшиным. "Я удивлена, - произнесла одна из женщин, - что он не побоялся сказать об отсутствии координации между силовыми ведомствами в дни теракта". Несколько человек ее поддержали. "Но ведь он не сказал ничего нового, того, чего вы не слышали еще в суде", - воскликнула Марина Пак, одна из активистов комитета. Впрочем, официальные комментарии давала руководитель организации "Матери Беслана" Сусанна Дудиева.

Сусанна Дудиева: То, что сейчас мы услышали, что на самом деле нет заключений экспертиз - это очень важно. Потому что прокуратура ссылается на заключения экспертиз. По-видимому, всю ответственность прокуратура решила уже снять с себя и переложить на экспертов ситуационной экспертизы. То, что озвучил Торшин о количестве заложников, ну, об этом уже с самого начала знает весь мир, что количество заложников было занижено, и что руководители государства озвучивали одно и то же число - 354. То, что он назвал это в докладе, за этот период, что комиссия вела расследование, уже должны были разобраться, кто должен нести ответственность. Нужно было конкретно называть, кто в чем не сработал, чьи приказы способствовали тому, что жизнь заложников была под большей угрозой, и тому, что здоровью и жизни заложников угрожала опасность. За это тоже есть конкретные виновные.

Юрий Багров: Обсуждая доклад между собой, женщины отметили некоторые разногласия между данными Александра Торшина и официальным следствием, проводимым Генпрокуратурой. Александр Торшин, указав на слабую координацию силовых ведомств, фактически поставил под сомнение выводы ситуационной экспертизы, признавшей работу штаба по спасению заложников удовлетворительной. Но женщины подчеркивали, что свое отношение к докладу они выскажут после того, как ознакомятся с полным текстом документа.

Сегодня в Беслане состоялся еще один судебный процесс. На скамье подсудимых - руководители Правобережного отдела внутренних дел Мирослав Айдаров и двух его заместителей. Они обвиняются по статье "Преступная халатность". Это второй судебный процесс в рамках уголовного дела по теракту в Беслане. Предварительные слушания были объявлены закрытыми. О сегодняшнем заседании - лидер Комитета "Матери Беслана" Сусанна Дудиева.

Сусанна Дудиева: Мы будем настаивать на том, чтобы каждый получил в меру своей вины. Мы не допускаем, чтобы обвиняемые по делу райотдела милиции Правобережного района несли всю ответственность за случившийся теракт. Они должны нести ответственность за халатность, за то, что не были выставлены посты, не были задействованы все мероприятия, которые должны были быть задействованы по тем телеграммам и шифровкам, которые шли. За эту халатность они должны нести ответственность. Им не должна вменяться в вину гибель в пожаре, гибель от взрывов, от танков, от огнеметов 330 человек. За это должны нести ответственность другие люди. Мы считаем, что должны нести ответственность члены оперативного штаба.

Юрий Багров: Выйдя из зала суда, женщины сказали журналистам, что не помнят, чтобы их приглашали на предварительные слушания по делу Нурпаши Кулаева, единственного выжившего, по версии официального следствия, террориста, участвовавшего в захвате бесланской школы. "Таким образом, были нарушены наши права", - заявила Элла Кесаева, лидер общественной организации "Голос Беслана". Она считает, что на скамье подсудимых вместе с милиционерами должны находиться и сотрудники Федеральной службы безопасности.

Элла Кесаева: Дело по бесланским милиционерам, как Айдаров, Муртазов и Идриев, - это не полный список тех, кого должны были привлечь. И на суде Кулаева я об этом неоднократно говорила, что здесь не хватает человека, который был ответственным за безопасность Правобережного района, Гайденко. Я об этом говорила, буду говорить, и будем ходатайствовать, что его нужно привлекать точно так же.

Юрий Багров: Олег Гайденко, о котором говорит Элла Кесаева, в дни бесланской трагедии возглавлял отдел ФСБ Правобережного района Северной Осетии. В Верховном суде республики пострадавшие неоднократно заявляли о его вызове на слушания в качестве свидетеля. Судья Тамерлан Агузаров эти ходатайства отклоняет.

XS
SM
MD
LG