Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что стоит за титулом «Человек года 2005»?


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Петр Вайль.

Андрей Шарый: Хочу поговорить о принципе составления многочисленных таблиц, рейтинг под названием «Человек года 2005». Этим занимаются фактически все наши коллеги. Один из репрезентативных опросов опубликовал московский еженедельник «Собеседник». 100 человек весьма достойных в разных областях культуры, политики, общественной жизни российской назвали три имени, определивших облик России этого года. Для анализа этого списка не стоит прибегать к помощи специалиста, нужен человек, который руководствовался бы, прежде всего, здравым смыслом. Я приветствую в студии Радио Свобода моего коллега Петра Вайля.

Петр, вот десятка людей человека года по версии «Собеседника» - Михаил Ходорковский, Владимир Путин, Майя Плесецкая, Федор Бондарчук, Валерий Газзаев, Георгий Жженов, Владимир Бортко, Елена Исинбаева, Нонна Мордюкова и Леонид Рошаль.

Петр Вайль: Первая оценка, конечно, недоумение. Потому что, по моему представлению, из этих 10 человек только четверо что-то совершили, что-то совершилось с ними. Это, разумеется, Михаил Ходорковский - процесс, привлекший внимание всего мира, а не только России, Валерий Газзаев, который выиграл Кубок УЕФА, Владимир Бортко, который снял популярнейших телесериал «Идиот» и «Мастер и Маргарита» и Елена Исинбаева, побившая все мыслимые рекорды в прыжках с шестом.

Андрей Шарый: А Бондарчук?

Петр Вайль: Простите, и Федор Бондарчук, который снял фильм «9 рота». Половина. Остальные: Владимир Путин – просто начальник, Майя Плисецкая – юбилей, Георгий Жженов – кончина, Нонна Мордюкова – юбилей, Леонид Рошаль – тут я уж вовсе не знаю, что он совершил в этом году, человек несомненно достойный, но почему 2005 год для Рошаля особенный, я не знаю.

Андрей Шарый: Почему половина из этого списка – это юбиляры и люди, которые, увы, закончили свой земной путь? Это влияние средств массовой информации?

Петр Вайль: Думаю, что даже нет. Скорее, это недостаток собственного мнения и смелости его обнародовать. Поэтому юбиляры и покойники надежно. Тут все в порядке. Действительно, что можно сделать с тем, что великолепной, одной из лучших балерин ХХ века Майе Плисецкой исполнилось 80 лет. Ну исполнилось 80 лет. Это арифметика. Или замечательный актер Георгий Жженов скончался. Это есть факт. Назвать это безопасно для общественного мнения. Никто не скажет, почему ты такое ляпнул, какие твои взгляды в связи с этим. Никто не упрекнет. В конечном счете, это несерьезное отношение, боязливое.

Андрей Шарый: По результатам опроса «Собеседника,» за последние 10 лет трижды становился победителем Владимир Путин, Юрий Лужков два раза, Ельцин один раз, Примаков один раз, Рошаль в 2002 году, Виталий Гинзбург, физик, в 2003 году сразу после Нобелевской премии. Это подтверждает то, что вы говорите.

Петр Вайль: Абсолютно подтверждает, потому что Рошаль проявил себя с «Норд-Остом», Виталий Гинзбург получил Нобелевскую премию, а остальное – это просто начальство: Путин, Лужков, Ельцин, Примаков.

Андрей Шарый: В чем причина такого частого появления начальства, на ваш взгляд, в этих рейтингах? Это какая-то такая российская отдельная черта общественного сознания, или это опять же влияние средств массовой информации?

Петр Вайль: К великому сожалению, конечно, российское сознание, конечно, чинопочитание, подобострастие, любовь к начальству. Я хочу сказать, что, например, очень широким репрезентативным опросом определяли самых выдающихся американцев ХХ века, туда не попал ни один президент. Только вдумайтесь в это! Никто, ни один президент!

Андрей Шарый: Пожалуй, нужно обратить внимание на точку зрения политиков. Все-таки там певицы, книгоиздатели они имеют право, как мне кажется, выражать свое какую-то более личную точку зрения. За ними, что называется, народ не идет. Давайте посмотрим как политики разных политических определений, какие они называют имена: Виктор Анпилов – Газзаев, Гурченко; Александра Буратаева, депутат Государственной Думы – Собянин, Безруков, Назарбаев; Елена Драпеко – Алексий II, Шахназаров, Семигин; Алексей Митрофанов – Жириновский, группа «Тату», Шредер (Путин); Григорий Явлинский – Жженов, Газзаев и Юрий Шевчук.

Петр Вайль: Картина невероятно пестрая, свидетельствующая о какой-то, по-моему, каше в голове. Что касается тройки Явлинского, то она меня искренне огорчает. Я с большим уважением отношусь к Григорию Явлинскому, но Жженов, Газзаев и Юрий Шевчук – это, конечно, не выбор для публичного политика. Можно всегда в таких случаях сказать, что я действительно так считаю. Нет, вы не можете так считать. Вы не имеете права так считать. Считать может сосед Вася, назвав человеком года своего учителя. Политик, общественный политик с именем, со сторонниками, с уважением не может вот так просто отмахнуться. Проявляется его гражданская и политическая позиция. Если он не хочет этого делать, лучше вообще не принимать участие в таком опросе.

Андрей Шарый: Среди имен, которые не раз встречаются в этом списке, еще два, на которые я обратил внимание – это младший Кадыров и Квачков. Вообще-то, это преступник и бандит, который хотел убить человека, чтобы кто не думал о Чубайсе. И вот несколько человек называют такого человека человеком года.

Петр Вайль: С одной стороны, это такое хулиганство, а с другой стороны, это как раз проявление позиции. Вы можете, как угодно относиться к этому Квачковому.

Андрей Шарый: Позиция Виктории Цыгановой, певицы. У нее Квачков, отец Викентий и Евгений Миронов. Вы считаете, что это политическая позиция или общественная?

Петр Вайль: Во всяком случае, она высказывает свои взгляды. Этот самый Квачков каким-то образом выразил и ее отношение к существующей власти или конкретно к Анатолию Чубайсу. В общем, эта певица имеет право на такое. Мне кажется, что это лучше, чем называть юбиляров и покойников, таким образом, отделаться от всего и никак не выражать своих взглядов.

Андрей Шарый: Вас не смущает появление преступников в таком списке?

Петр Вайль: Почему меня должно смущать? Пусть смущает певицу Цыганову и ее родственников.

Андрей Шарый: Такой равнобедренный треугольник выстроил наш коллега Матвей Ганопольский – у него Иоанн Павел II, Путин Венедиктов. Это шутка?

Петр Вайль: Нет, я думаю, что вряд ли Ганопольский шутил. Думаю, что он вряд ли осознанно построил такую нисходящую пирамиду, назвав трех начальников. Действительно, поразительно, какое количество начальства в этом списке! Самое главное, что выделяется.

Андрей Шарый: В таком же списке газеты «Коммерсантъ» на вопрос о главном событии года заместитель министра обороны России одним из главных событий года назвал назначение своего начальника министра обороны вице-премьером России.

Петр Вайль: Это уже такой крайний случай чинопочитания.

Андрей Шарый: Тем не менее, равнодействующее и достаточно любопытное. Человек года по версии еженедельника «Собеседник» - это Михаил Ходорковский, при всем притом, что мы с вами говорили.

Петр Вайль: Какую-то оптимистическую ноту надо бы и нам с вами принять. Потому что на первое место вышедший Михаил Ходорковский в этом пестром, а значит репрезентативном перечне имен, это, по-моему, знак того, что что-то такое колышется в российском общественном сознании. То, что произошло с Ходорковским, когда его арестовали и сейчас, когда шел процесс, это очень характерное событие для России. Дело в том, что ведь то, что с ним произошло, совершил не он, а совершили с ним. Он не субъект, а объект. Во-вторых, это ни в коем случае не добавило престижа России. Вот эти обстоятельства и делают фигуру Ходорковского такой значимой. Именно это событие показало, что страна по-прежнему, прежде всего, государство, а не общество. Вот почему Ходорковский оказался на первом месте. Мне кажется, что вот это горькое осознание, что государство никак не превращается в общество и существует от общества отдельно, вот это и есть первое место.

Андрей Шарый: Это какая-то раздвоенность национального сознания – с одной стороны, Путин и другие начальники, а с другой стороны, гонимый Ходорковский, символ несправедливости, неправедности той власти, которая в России сейчас?

Петр Вайль: Опросили все-таки 100 человек. Разные люди. То, что Ходорковский оказался на первом месте, а Путин на втором, внушает некоторый общественный оптимизм.

Андрей Шарый: Есть несколько принципов. Видны эти принципы при анализе этого списка, которым люди руководствуются, когда его составляют. Кто-то руководствуется чисто своими профессиональными пристрастиями (рок-звезда называет своих коллег), кто-то руководствуется общественным принципом (называет политиков, публичных персон, думая о судьбах страны), кто-то говорит о личном, называя мужа Алешу и так далее. Если бы вы составляли такой список, каким бы принципом вы руководствовались?

Петр Вайль: Конечно, руководствовался бы общественным. Как нужно отвечать? Либо ты гражданин государства, либо ты член общества. Это разные функции. Гражданин государства ты только тогда, когда пересекаешь границу, и тебе ставят штамп в паспорте. А в жизни ты член общества. Вот если ты ощущаешь себя членом общества, ты будешь руководствоваться правильными принципами.

Андрей Шарый: Означает ли это, что в России живут граждане государства, а не члены общества?

Петр Вайль: В большинстве своем, к сожалению, да.

XS
SM
MD
LG