Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы водных видов спорта в Петербурге


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие капитан фрегата "Штандарт" Владимир Мартусь.

Татьяна Валович: Петербургские яхтсмены подвергли критике новый Генеральный план развития города и предлагают внести в него коррективы, так как в нынешнем виде генплан предусматривает не развитие, а ликвидацию действующих природных гаваней как мест базирования малого флота. Свою позицию яхтсмены озвучили на пресс-конференции, организованной информационным агентством «Формула Тандем».

Татьяна Вольтская: Сегодня в Государственной инспекции по маломерным судам Петербурга зарегистрировано больше 20 тысяч судов, размещенных, в основном, на 4 базах-стоянках в разных районах города и в 5 яхт-клубах. Проблем у яхтсменов очень много. Вот, например, ситуация с островом «Бычий", где находится яхт-клуб Петербургского морского технического университета - бывшей «Корабелки» и института имени Крылова. Говорит начальник сектор ЦНИИ Крылова Владислав Клячко...

Владислав Клячко: По совершенно непонятным принципам идет какая-то игра отвода новых участков. За отправную точку взят вариант коммерческого партнерства «Явара-Нева", которое там хочет построить зла для дзюдоистов и развлекательный и спортивный центры. В то время как там уже существует яхт-клуб, водные базы, которые нельзя перенести в другое место. Зачем надо что-то уничтожать? Потом нам говорят: там все-таки будет яхт-клуб, но это будет элитный яхт-клуб. Ясно, что студенты, которые занимаются на яхтах, не смогут платить таких денег.

Татьяна Вольтская: Недоумевает и директор яхт-клуба "Корабелки" Юрий Чистяков...

Юрий Чистяков: Если нам докажут, что борцы уместнее на этом острове, необходимо бороться только там, мы готовы, все хорошо... Корабли можно строить в пустыне, а бороться на берегу моря.

Татьяна Вольтская: Сейчас государство не может помогать яхт-клубам, считает депутат Законодательного собрания Петербурга, руководитель фракции «Единая Россия», член Морского совета города Вадим Лопатников.

Вадим Лопатников: Те базы, которые принадлежат профсоюзам, частным лицам, не соответствуют ни международным уровням, ни цивилизованным нормам. Они занимают приличное место в дорогих районах Санкт-Петербурга. Мы предлагаем дорогую землю продавать по рыночной цене. Деньги, которые будут поступать в бюджет, расходовать на развитие инфраструктуры в других, прилегающих к городу территориях.

Татьяна Вольтская: Но яхтсмены же напоминают, что в Европе, наоборот, яхт-клубы субсидируются муниципальными властями для решения социальных проблем и оживления национальной экономики. Яхтсмены предлагают придать местам базирования маломерного флота особый градостроительный статус, не допускающий их нецелевое использование, передать яхт-клубам землю на 49 лет. В конце апреля на коллегии Морского совета планируется обсудить предложения яхтсменов, после этого, возможно, будет принято решение о развитии яхтенного спорта в Петербурге.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях капитан фрегата "Штандарт" Владимир Мартусь. Владимир, кроме того, что вы капитан знаменитого фрегата, ставшего, можно сказать, символом города, все радуются всегда, когда видят ваши паруса, вы еще и президент Общества морских клубов. Что это за общество, для чего было создано и кого объединяет?

Владимир Мартусь: Ситуация в Петербурге с развитием всех водных видов спорта, не только яхтенного, но любого, который связан с водой, сейчас находится в критическом состоянии, и надо что-то делать. Моряки - люди по жизни с активной позицией. Мы собрались, объединились. В Обществе морских клубов на сегодня 14 клубов, стоянок маломерных судов, Ассоциация водно-моторного вида спорта, гребные, гребно-парусные, шлюпочные клубы, клубы юных моряков. Все, кто входит в нашу организацию, движимы идеей как-то изменить ситуацию в Петербурге, разобраться, во-первых. Мы составили очень четкий план действий, что нужно сделать. С моей точки зрения, здесь появляется такой замкнутый круг. Первое, общественное мнение убеждено, что водные виды спорта - это элитные, дорогие, миллионерские, недоступные обычному человеку. Это категорически неправильно, потому что есть и такие виды водного спорта, которыми буквально каждый школьник мог бы заниматься. Это тот же "Оптимист", "Кадет", гребля на шляпках, на байдарках, все это позволяет приобщиться к воде. Но когда люди думают, что это очень дорого, они как-то и не связывают свои мечты, помыслы, планы отдыха с водой и, соответственно, не стремятся большой толпой в те же яхтенные магазины и не спрашивают "а есть ли что-нибудь недорогое?", как парусные доски, как небольшие яхты. Соответственно, промышленность вся сидит и ждет, и думает, что спроса нет, промышленность не генерирует, не работает, и правительство и городское руководство тоже не знает, что это может быть большой сферой капиталоэкономики.

Татьяна Валович: Как, например, в странах с выходом к Балтике, это Финляндия, Швеция. Там, насколько я знаю, наоборот, для того чтобы занять население и предоставить рабочие места, очень широко поддерживается эта сфера экономики.

Владимир Мартусь: И круг замыкается, когда правительство считает, что это не является перспективной сферой, то средства массовой информации про это не пишут, не рассказывают, люди не знают, и опять возвращаемся к вопросу морской культуры. Петр I с чего начинал? Он пытался внедрить в головы россиян морскую культуру, пускай даже иногда насильственными методами, но все-таки его устремления были добрыми, он раздавал корабли, лодки своим приближенным и заставлял их выходить в море. Часть из них восприняла, как удовольствие, часть, конечно, воспринимала, как непосильную работу. Но на самом деле давайте посмотрим на весь остальной мир: парусный спорт во всем мире - это высочайший уровень удовольствия, не финансового, а по эмоциональному воздействию.

Татьяна Валович: Все начинают говорить о качестве жизни в этом случае и говорят: ну, где там россиянам, где петербуржцам, нам бы как-нибудь просуществовать. Что дает водный спорт? Сейчас все говорят об отсутствии идеологии, а ведь яхтенный, водный спорт, особенно семейный можно предложить, во-первых, как идеологию, и потом как программу оздоровления нации.

Владимир Мартусь: Это, во-первых, оздоровление и это воспитание. Мне очень понравилось название вашей программы "Время Свободы", потому что человек, который выходит в море на своем судне, не обязательно яхте, это и моторный катер, и шлюпка, он имеет вот эту самую свободу принимать решение, куда он движется, как он путешествует, что он делает. И следом за свободой приходит необходимость осознания ответственности. И молодой человек оказывается в ситуации, когда он полностью отвечает за свою судьбу, а если это лодка с несколькими людьми, он отвечает за жизнь экипажа. Она воспитывает очень сильно, гораздо лучше, чем любые слова, любые нравоучения в школе. То есть это практика, которая нужна молодому человеку, чтобы он осознал, что он управляет своей жизнью.

Татьяна Валович: Как вы считаете, ситуации с яхт-клубом "Корабелки", когда это даже профессионально нужно будущим строителям кораблей, насколько она типична сегодня? Предлагают это место какому-то богатому инвестору, за счет чего яхт-клуб куда-то перемещается, совсем в другое место, может быть, менее доступное для студентов.

Владимир Мартусь: Ситуация, к сожалению, стопроцентно типичная. Есть яхт-клуб "Корабелка", у которого эти проблемы есть, клуб "Галерная гавань", идеальное место, отличная, приспособленная для развития видных видов спорта гавань, в которой сейчас есть исторически работающий там водно-моторный клуб, который администрация района просит освободить территорию, поскольку, мол, не выполнено благоустройство территории. А его нельзя выполнить, потому что не предоставлялись хотя бы на разумные длительные сроки договора аренды этой самой организации. Приблизительно такая же ситуация с "Балтийцем" была, но там она как-то разрешается.

Татьяна Валович: Да, как раз вчера появились сообщения о том, что предоставлена будет какая-то помощь яхт-клубу "Балтиец", во всяком случае правительство города пошло с ними на диалог, но этот диалог начался только после того, как они достаточно активно выступали, проводили какие-то общественные слушания, митинги.

Владимир Мартусь: Но это тоже не очень хороший урок. Правительство начинается слушать людей только тогда, когда они выходят на улицы. Может быть, до этого можно выслушать мнение и найти специалистов, которые могут принять нужное решение. Сейчас, мне кажется, нужное решение со стороны городского правительства осознать важность морского воспитания в Петербурге, как морской столицы и городе судостроительных предприятий, учебных заведений, именно молодежного морского воспитания, и создать льготные условия для тех организаций, которые этим занимаются. На границе берега и воды достаточно много мест, баз, организаций, в том числе общественных, которым нужна небольшая, может быть, на данный момент поддержка государства в виде каких-то контрактов на определенный, более долгосрочный, чем один год, период, когда они могут и привлечь спонсоров, инвесторов, и сделать грамотный план.

Татьяна Валович: Да, кто же будет вкладывать деньги, если неизвестно, что будет завтра и тебя могут отсюда выкинуть.

Владимир Мартусь: У нас со "Штандартом" такая же ситуация. На 12 месяцев нам предлагают контракт, там, где у нас располагается береговая база проекта, и детворы у нас много, в этом году 150 человек мы набрали в плавание, мы ничего не можем сделать на той территории, потому что через 12 месяцев контракт может быть расторгнут, и все мы со своими всеми пожитками должны будем искать новое место. Есть московский опыт решения проблемы. Кто в Москве бывал, знают, что яхт-клубы там выглядят изумительно, яхт там много... Конечно, денег больше, это понятно. Но и организованность в подходе. Что сделали москвичи? Они на законодательном уровне зафиксировали те места, которые являются перспективными для развития водных видов спорта, отдыха, туризма, и дальше, зафиксировав эти места, каждый год они целевым образом проводят инвестиционные проекты по рассмотрению разных предложений по развитию того или иного участка. Там расписано, в каком порядке эти участки рассматриваются. И яхтсмены, и бизнес имеют право и возможность предложить свои идеи. Таким образом предоставляется честный шанс. Может быть, в самом деле в каком-то месте дорогой элитный клуб будет лучше? Но в каком-то детская парусная школа должна быть, и только там. Такой метод стоило бы принять у нас в Петербурге. И мы с Обществом морских клубов намерены бороться, чтобы, по крайней мере, он дошел до осознания тех, кто принимает решения, и, дай бог, это случится.

Татьяна Валович: Вы, как общественная организация, Общество морских клубов, можете ли участвовать в заседании Морского совета? Как вы слышали, должно очередное заседание состояться. Приглашают ли вас туда?

Владимир Мартусь: Мы начали с того, что отправили председателю Морского совета, губернатору Матвиенко письмо с просьбой включить наших представителей. Пока мы получили приглашение войти в состав одной из подкомиссий подкомитета Морского совета. Да, конечно, мы в этих заседаниях принимаем участие и даем свои предложения. Посмотрим, насколько нужно мнение общественности учитывать. Может быть, и не нужно... Хотя я в это не верю. Грамотные решения могут появиться только в результате диалога, пока возможностей для диалога еще не было. А мы выступили с предложением провести конференцию городских общественных организаций. Может быть, вы знаете, планируется большая Всероссийская конференция общественных организаций, которая пройдет 28 сентября. Чтобы подготовиться, чтобы тут, хотя бы на уровне Петербурга, по крайней мере, понять, куда мы движемся и как надо развиваться на воде, мы предлагаем собрать такую конференцию. Может быть, она состоится в конце мая.

Слушатель: Почему "Свободу" невозможно поймать с 7 часов утра? Я из Волгограда. Объясните, пожалуйста, куда звонить - в американский сенат или куда, потому что вообще невозможно, или глушат, или она уходит, только сигнал дают, и ее нет вообще.

Татьяна Валович: Нашей радиослушательнице, тем более из Волгограда здесь, в Петербурге, я ничего не могу ответить на этот технический вопрос. Нужно обращаться к тем руководителям, кто ретранслирует "Свободу" в этом регионе.

Слушатель: Александр Добрый. Я знаю, что в городе у нас строится мост, который не позволит парусникам выходить в залив, в открытое пространство и также заходить. Гости богатые бывают у нас. Что вы намерены предпринять по этому поводу или уже вопрос решен?

Владимир Мартусь: Вопрос очень остро сейчас стоит. Я посмотрел весь текст генплана, который опубликован в интернете. Там вообще не упоминается малый флот, вообще не упоминается развитие водных видов спорта, отдыха, туризма, как таковых.

Татьяна Валович: То есть просто игнорируется?

Владимир Мартусь: Есть некое понятие рекреационной зоны, но осмысленной законодательной деятельности по урегулированию вот этого важного аспекта сохранения здоровья нации в генплане Петербурга, к сожалению, на сегодня нет.

Татьяна Валович: Почему так все получилось, как вы думаете?

Владимир Мартусь: Я думаю, среди разработчиков не было тех, кто имеет опыт хождения в море, кто знает, о чем речь, просто забыли. Я не думаю, что тут какой-то злой умысел есть.

Татьяна Валович: Или не обратились за помощью к тем, кто мог бы посоветовать.

Владимир Мартусь: Скорее всего, даже обращались, просто ответа грамотного не последовало. Я думаю, что ситуацию еще спокойно в штатном, рабочем режиме можно вернуть в нормальное русло. Что нужно сделать? Во-первых, нужно учесть, что любая яхта имеет высоту мачты и высота мачты 20 метров - это стандартная для нас. Есть такие, как "Штандарт", у нас 33 метра, есть океанские яхты. Если мы планируем принимать международные регаты, то можно учесть, что высота мачты океанской яхты 40 метров. То есть для тех мостов, которые планируется строить в рамках западного скоростного диаметра, на мой взгляд, обязательно надо предусматривать либо разводные пролеты, либо предусматривать нужно высоту, либо делать туннели. Но я сейчас не могу комментировать генплан, я не в курсе что там - либо копают под землей, либо делают мосты.

Татьяна Валович: Проведение крупных международных регат - это для города затратное мероприятие или прибыльное?

Владимир Мартусь: Конечно, нужно затрачивать средства. Я регулярно участвую в конференциях, которые проводит Международная ассоциация учебных парусников, и там каждый год проходит анализ всех крупных регат и фестивалей. В среднем затраты на проведение регаты - от 300 тысяч евро до 1,5 миллионов евро, это город один тратит, чтобы принять 150 парусников, принять 3000 членов экипажей этих парусников, соответственно, порядка 500-600 журналистов. С одной стороны, это затраты города, но, с другой стороны, та известность, которую получает город, проводящий эту регату, в тысячу крат больше, и поток туристов, которые услышав и узнав о возможностях, прибывает, перекрывает вот эти небольшие в масштабах города затраты. С моей точки зрения, это выгодное для города мероприятие. Возможно, у чиновников, которые распределяют средства, другое воззрение. Тут необходимо объединить тех, кто тратит средства, и тех, кто думает об известности города. Бренд Санкт-Петербурга нужно раскручивать, раскручивать и раскручивать. Сейчас возможности не использованы никак. Ходят парусники такие, как "Мир", как "Штандарт", как другие яхты, ведь можно было бы вручить каждому по выставке, про Петербург дать большой комплект буклетов. В каждом порту, куда приходит "Штандарт", у нас бывает десяток журналистов, каждый раз нас показывают главные каналы телевидения и сюжеты по 5, по 10 минут в прайм-тайм обычно идут. То есть возможности колоссальные. Пока еще не можем их использовать, внутренняя неорганизованность какая-то. С другой стороны, все это можно решить. Я надеюсь, что это будет решено.

Слушатель: Майор запаса Пантюхов Николай Николаевич, город Ленинград, выпускник Севастопольского высшего морского инженерного училища подводного плавания. Уважаемый Владимир, Александр III сказал: у России два союзника - это армия и флот. И сейчас флот по заказу западного хозяина особенно интенсивно разрушается. У меня другой вопрос. Вы говорите о том, что парусный спорт в городе доступен. Он сейчас недоступен, он такую же доступность имеет, как и большой теннис. Дело в том, что в яхт-клубы у нас практически закрываются. К примеру, яхт-клуб, хорошая база была у нас между Южным парком и ЛЭМЗом, вы, наверное, об этом знаете, их просто выкинули оттуда.

Татьяна Валович: Николай Николаевич, наверное, не совсем внимательно слушал. Мы-то как раз говорили о том, что действительно большая проблема в так называемой морской столице с водными видами спорта.

Владимир Мартусь: Эта проблема есть, я согласен. У нас всего две парусные школы в городе. Я сам думаю, куда мне своих детей отдать. У меня четверо детей уже, я очень бы хотел, чтобы они стали яхтсменами когда-то в будущем, но не насилую их, не толкаю туда. Но возможности привести ребенка в парусную школу в Петербурге сегодня очень ограничены. Для города с четырехмиллионным населением 100 мест максимум - это совершенно не серьезно, не адекватно, и я считаю, что и комитет по спорту, и правительство городское обязаны что-то сделать.

Татьяна Валович: А тем более если такие детские школы будут выведены куда-то за черту города, это станет еще менее доступным, потому что... ну, как возить ребенка далеко? Сейчас есть какие-то места в центре города, куда можно еще привезти и родители идут на то, чтобы потратить время, а в этом случае как тогда?

Владимир Мартусь: Это принципиальный момент, чтобы эти участки, эти яхт-клубы располагались в непосредственной близости от центра. Та же самая проблема у нас была со "Штандартом". Пока мы строили корабль у Смольного собора, у нас были сотни ребят молодых, которые могли после школы добраться, поучаствовать в работах, получить что-то новое и вечером вернуться домой. Если это будет какой-то Кронштадт даже, при всем уважении к базе морского флота, это далеко и город не сможет туда ездить, детвора не сможет туда самостоятельно добираться, а родители сейчас все заняты, они не могут возить детей туда.

Татьяна Валович: Да и тем более это будет настолько затратно, что многие подумают: а стоит ли мне тратить такую сумму только на дорогу, чтобы привезти ребенка?

Слушатель: Добрый день. Вас беспокоит бывший яхтсмен. Меня зовут Игорь. Я из Санкт-Петербурга. Я думаю, что яхт-клуб - это и спорт, и отдых. Я считаю, что в связи с тем, что у нас сейчас ударилась молодежь в пьянство, в наркоманию, чтобы люди не гибли, не умирали в 40 лет, надо наоборот яхт-клубы развивать. То, что сейчас задумано ликвидировать яхт-клубы, это преступление. Сейчас с захватом власти демократами...

Татьяна Валович: Понятна ваша позиция, Игорь. Естественно, вся речь и идет о недоступности водного спорта, не только яхтенного, который дал бы и здоровье молодому поколению. Кстати, как у вас ребята - употребляют ли они наркотики, вы следите за своим составом команды?

Владимир Мартусь: У нас даже есть хороший опыт. Было несколько человек, которые пришли с проблемами, наркоманы, не то чтобы отпетые, но молодой человек, который на грани, балансирует - или туда, или туда. Когда команда, все ребята борются за то, чтобы быть правильными, чтобы выйти в море на "Штандарте" и с честью нести флаг Петербурга, а такой непонятный, он смотрит и ему хочется быть лидером в этой команде, она его не принимает, если он не соответствует этим внутренним нормам этики, то люди менялся.

Татьяна Валович: А как психологически климат складывается? Постоянно мы слышим, например, о дедовщине в армии. Как устанавливаются у вас приоритеты. Понятно, что ребята приходят молодые, у них свои амбиции. Обсуждаете ли вы вообще эти проблемы?

Владимир Мартусь: На "Штандарте" система такая. Есть очень большая серьезная задача - настоящий парусный регат должен ходить в море. Этот корабль должен быть подготовлен силами тех, кто в море пойдет, то есть силами этих молодых ребят в возрасте от 15 до 25 лет. И ребята, приходя, первые несколько дней ничего не понимают, что происходит, потом до них доходит, что от них зависит успех всего общего дела, всех этих плаваний, которые мы запланировали, и участие в международных регатах. И вот серьезность, которая приходит после этого осознания, заставляет собраться, сконцентрироваться и там дальше уже естественным образом все идет. Тот, кто знает, что нужно делать, от убрать мусор, пошкурить, покрасить до написать, скажем, тот же договор с портом, куда мы идем, или созвониться с иностранными принимающими организациями, организаторами фестивалей, разный уровень задач… У человека появляется некая карьера, он начинает с того, что убирает мусор, потом шкурит, потом делает уже деревянные детали, потом делает рангоут, потом попадает в офис, где тоже надо работать уже головой, и эта карьера видна каждому. Дедовщины здесь, как таковой, когда есть насилие одного над другим, такого нет.

Хотелось бы добавить о генплане Санкт-Петербурга. Сейчас вопрос к мостовикам, тем, кто планирует наши транспортные развязки, чтобы они сейчас, уже на этом уровне, пока не поздно, запланировали возможность прохода яхт с мачтами в такие места, как "Центральный яхт-клуб" на Петровской косе и несколько яхт-клубов, которые там же находятся. Та же "Галерная гавань", там есть мост, который можно легко, с не очень большими в масштабах города затратами сделать разводным, и тогда откроется отличное место для яхтенного и водно-моторного спорта. То есть тут вопрос принятия своевременных решений. Я надеюсь, что наши пожелания долетят до ушей тех, кто принимает решения в нашем городе.

Татьяна Валович: Владимир, что запланировано "Штандартом" на новую навигацию?

Владимир Мартусь: Планы наполеоновские. Первое, в Копенгагене будет отмечаться 200 лет Гансу Христиану Андерсену, и "Штандарт" приглашают, как самый сказочный парусник. Поэтому мы с нашей командой планирует принимать участие в этом фестивале. Следующая очень большая международная спортивная регата в городе Киль "Кильская неделя". "Штандарт" будет там, и мы сможем посмотреть самые интересные соревнования яхтсменов. После этого для нашей страны очень важное событие, это 750 лет городу Калининграду (Кенигсбергу). И интересным оказалось то, что хорошая связка между историей Кенигсберга, историей Калининграда - это начало великого посольства Петра I, которое прибыло туда по воде и оттуда уже продолжило путь в Европу по берегу. Так вот с прибытием "Штандарта" начнутся юбилейные торжества Калининграда.

Татьяна Валович: То есть на вас такая ответственная задача лежит?

Владимир Мартусь: Да, мы в какой-то степени уже профессионалы по проведению юбилейных торжеств.

Татьяна Валович: А каким образом складывается такой портфель походов? Вы сами направляете заявки или вас приглашают?

Владимир Мартусь: И так, и так. У нас достаточно много приглашений от разных фестивалей. Понимаете, парусники такие, как "Штандарт", это как артист на сцене. Публика приходит посмотреть на такой корабль.

Татьяна Валович: Тем более что в мире их сейчас не очень много.

Владимир Мартусь: В этом году нам пришлось делать выбор из 4-5 предложений, причем, понимаете, что это летний сезон, в основном мероприятия проходят в выходные, поэтому на каждые выходные у нас было по 3-5 вариантов, куда мы могли бы пойти. Куда-то, когда мы смотрим, что по маршруту удобнее было бы быть в Дании или в Норвегии, или в Швеции, мы посылаем запрос: а не хотите ли принять "Штандарт"? И всегда с радостью… После Калининграда мы идем в Англию и будем участвовать в международной регате учебных парусников, той, которая раньше называлась "Кати Старк". Из Нью-Касла - в Норвегию, в Фредерикштат. После этого несколько мероприятий здесь, на Балтике, тоже интересные морские фестивали, связанные с историей флота. И назад, в Петербург, мы планируем вернуться около 20 сентября, чтобы принять участие в выставке, в "Ленэкспо" будет известная морская выставка. Я бы хотел принять участие и в этой конференции, может быть, будет возможность выступить и рассказать о проблемах и возможных путях их решения. Сейчас команда интенсивно готовит корабль. Шкурим, красим, заменяем рангоут. Корабль деревянный, он постоянно нуждается в уходе. Буквально скоро уже будем ставить паруса и после Дня Победы, надеюсь, уже начнется сезон.

Татьяна Валович: Каким образом происходит финансирование экспедиций? За счет приглашающей стороны? Каким образом вам вообще удается быть на плаву в буквальном смысле слова?

Владимир Мартусь: Ну, как любой артист на сцене, который получает гонорар, так и корабль… То есть основная статья финансирования - это гонорары за участие в фестивалях. Но надо сказать, что городской комитет по молодежной политике достаточно энергично нас поддерживает. У нас сформулирована программа, называется "Школа жизни. Паруса истории". Ребята приходят, работают руками, выходят в море, это все воспитывает характер, эта программа получила государственную поддержку, мы даже включены в реестр государственный организаций, которые пользуются государственной поддержкой.

Татьяна Валович: Вас иностранные города, когда принимают, просят какие-то заплатить портовые сборы или за швартовку? Я помню, что когда было 300-летие Петербурга, была какая-то не очень красивая история с парусниками, которым выставили очень большую сумму за то, чтобы они причалили в Петербурге.

Владимир Мартусь: Во всем мире есть традиция: учебные парусники пользуются правом бесплатной стоянки и практически всегда освобождаются от лоцманских сборов. В порту Петербурга такая традиция вроде бы поддерживается, но сейчас набережные все в аренде у комитета по управлению государственным имуществом (КУГИ), и КУГИ не знает этого правила, не знает этой традиции. "Штандарт" сейчас должен платить очень серьезные деньги за аренду того места, где он стоит. Не совсем логично вроде бы, но, с другой стороны, такие правила, что же делать. Хотя было бы здорово, если бы корабли такие, как "Штандарт", как "Мир", получали бы свободную стоянку и свободный заход и выход из порта. Надеюсь, когда-нибудь это изменится.

Татьяна Валович: Между тем, когда было и 300-летие Петербурга, и другие городские праздники проходили, чиновники высшего ранга с удовольствием демонстрируют, как свое достижение, парусники.

Владимир Мартусь: Это же достижение города, это достижение горожан. В корабль вложили душу даже не те тысяча или две тысячи молодых ребят, которые его строили, это весь город вложил душу. Я чувствую и общаюсь с кораблем, как с живым, потому что столько позитивной энергии в него вложено, и она вся в нем есть.

Татьяна Валович: У вас, наверное, не одно поколение ребят прошло. Встречаетесь ли вы с теми, кто только-только начинал? Как отложилось участие в вашем проекте на их судьбах?

Владимир Мартусь: Я с гордостью рассказываю о своих выпускниках. Это ребята, которые еще до строительства "Штандарта" поехали в Америку учиться на плотников, целый год они учились быть плотниками, столярами. Сейчас один консультирует компанию "IBM", второй руководит очень серьезным направлением очень преуспевающей бизнес-компании. Ребята, которые участвовали в строительстве "Штандарта", многие из них пошли в бизнес и организовали свои компании и работают в морской сфере.

Татьяна Валович: А вы связь с ними поддерживаете?

Владимир Мартусь: Конечно.

Татьяна Валович: А у них нет желания как-то помочь, развить проект, я знаю, что была какая-то мысль о том, чтобы построить другой еще парусник?

Владимир Мартусь: Ну, супермиллионеров среди них пока еще нет. Пока. А следующий корабль мы уже начали. Мы на самом деле его начали сразу после спуска "Штандарта", но потом в связи с тем, что набережную построили у Смольного, пришлось остановить строительство, разобрать уже половину шпангоутов сделанной "Петровской яхты". Сейчас мы готовы продолжить, как только решится вопрос, о котором мы тоже говорили, это вопрос размещения, территории, места для базирования, мы называем это Петровское адмиралтейство.

XS
SM
MD
LG