Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Автопробег Петербург - Владивосток, участники которого - люди с проблемами опорно-двигательного аппарата


Программу ведет Татьяна Валович. Принимают участие президент инвалидного спорта Сибири Георгий Лопатин, президент Федерации физической культуры и спорта инвалидов Петербурга Сергей Гутников и корреспондент Радио Свобода в Петербурге Татьяна Вольтская.

Татьяна Валович: Через два часа из Петербурга во Владивосток стартует автопробег, участники которого - люди с проблемами опорно-двигательного аппарата.

Татьяна Вольтская: Проект организовали Федерация инвалидного спорта Сибири и Горьковский автозавод, при помощи Федерации инвалидного спорта России, Федерации физкультуры и спорта инвалидов Петербурга и Специального олимпийского комитета Петербурга. Пробег от Балтийского моря до Тихого океана, от Петербурга до Владивостока проходит под девизом «Интеграция инвалидов в трудовую деятельность». «Конечно, это не первый пробег такого рода», - говорит врач Федерации автомобильного спорта Сибири Александр Артюх.

Александр Артюх: Такие большие проекты у нас начались с 93-го года. Сначала был пробег ралли Тольятти-Москва-Красноярск. 1996 года - это ралли Париж-Красноярск. Был технический рейс до Парижа. В Париже мы стартовали и в режиме соревнования прокатились через Европу, Белоруссию, Россию, Казахстан, там кусочек, и до Красноярска.

Татьяна Вольтская: Но если прошлые проекты были чисто спортивными, то этот проект - социальный. Он призван обратить внимание общества на то, что из-за пресловутой монетизации льгот инвалиды потеряли все то немногое, что имели, в частности, лишились возможности приобретать машины, а ведь машина для инвалида - это уж точно не роскошь, а средство интеграции в нормальную жизнь, часто единственная возможность учиться и работать. "122-й закон обездолил инвалидов", - говорит участник автопробега Александр Брянцев.

Александр Брянцев: Отобрал у нас право на приобретение средства технической реабилитации, как автомобиль. Многие наши ребята российские лишились такого права. Спросите любого из них, инвалида, они все вышли в люди или стали социально значимыми людьми только из-за того, что имели такую возможность - приобрести автомобиль. А сейчас такой возможности у многих просто нет.

Татьяна Вольтская: На этом фоне инициатива Горьковского автозавода кажется просто чудом. Завод предоставил инвалидам 5 автомобилей с ручным управлением, в которых использованы лучшие разработки автомобилестроения. «Волга», «Соболь», «Соболь-баргузин», «Газель» - эвакуатор - все они снабжены дорогостоящими автоматическими подъемниками, подогнаны специально для каждого участника проекта, многим из которых они кажутся невероятно комфортабельными по сравнению с их прежними старенькими машинами. Пробег продолжится до 20 сентября, по пути к сибирякам будут присоединяться автомобилисты из других городов.

Татьяна Валович: А сегодня у нас в гостях президент инвалидного спорта Сибири Георгий Лопатин и президент Федерации физической культуры и спорта инвалидов Петербурга Сергей Гутников. Георгий Никифорович, не часто удается заполучить в Петербурге сибиряка на прямой эфир. Мы слышали, пять автомобилей выделил Горьковский автозавод. А из Петербурга сколько стартует? Кто-то еще на своих автомобилях?

Георгий Лопатин: Нет, общее количество участников, которые идут, 10 автомобилей. Мы постарались взять полностью линейку Горьковского автомобильного завода для того, чтобы показать весь спектр того, что они изготавливают. И постарались максимально расширить спектр ручного управления и автоматических подъемников.

Татьяна Валович: А можно ли говорить, что этот автопробег будет своеобразным тест-драйвом для машин, и потом какие-то свои замечания вы будете разработчикам говорить?

Георгий Лопатин: Вы совершенно правы, потому что, даже проехав тысячу километров... Мы едем и люди не понимают: как, вы на "волгах" едете куда-то, да вы же не проедете, да у вас там сломается... На первой же заправке, к которой мы подъехали, машины же разрисованные, расписанные, что, откуда идут, я ехал на "Газели", я даже не ожидал... То есть смотрю, он резко по газам и уехал. Доктор говорит: ты знаешь, почему он уехал? Я говорю: почему? А он говорит: вы что, еще и рекламируете эту машину, да она же такая! Я не могу понять. У меня было очень много автомобилей, я впервые сел на этот автомобиль Горьковского автомобильного завода. Машина серийная, только с завода, только небольшой тюнинг каждому, кто хочет, поставили какую-то аппаратуру в автомобиль, все-таки 24 тысячи километров ехать, то есть сам проект-то 12, а ребята ведь потом по домам обратно будут возвращаться.

Татьяна Валович: Значит ли это, что машины, которые предоставил автозавод, потом вам не нужно возвращать, они остаются?

Георгий Лопатин: Да, они остаются у участников. Завод сделал скидку огромную. На автомобиль, который берется инвалидом, с ручным управлением, они сделали 50% скидки. Я считаю, что это довольно приличная скидка. Мы ребят наших учили, как зарабатывать деньги и как найти деньги на этот проект. Остальное они все платят сами.

Слушатель: Это Георгий, Санкт-Петербург. Конечно, это невероятная жестокость, что их лишили единственной возможности нормального передвижения. Но у меня другой еще вопрос: ведется ли учет, сколько по России инвалидов именно опорно-двигательных, вот этого типа инвалидов?

Георгий Лопатин: Ситуация такая, что в принципе эти все цифры есть, и у правительства они есть, и у управления социальной защиты есть. Наша задача проезда по всей трассе определить: а сколько же надо вот таких автомобилей? Почему? Подъемник на автомобиле, который необходим нам, стоит порядка 250 тысяч рублей. Мы когда об этом узнали, поняли, что это больше, чем хорошая "Волга". Фирма, которая ставила, объяснила: извините, это штучное изготовление, если бы это был госзаказ, естественно, и цена бы понизилась сразу в два, а может быть, и больше раз. Но государство на это внимание не обращает, мы для этой цели и едем. Мы для этой цели и хотим сделать, чтобы это был госзаказ, чтобы эти лифты были доступны для приобретения участникам. У нас участник Боев поехал, он говорит: если бы я увидел, что можно было бы такое взять, с подъемником, как бы это было бы здорово! Я только сейчас, говорит, понимаю, что не ту машину взял. А вот если вернуться к испытаниям по драйву, для Горьковского автомобильного завода при той репутации, которую заработал завод до того, как его возглавил генеральный директор Баранцев Алексей Георгиевич, а он получи этот завод в развалинах, и люди говорят, что это не машина, он за два года перевернул весь завод, и теперь практически другой подход.

Слушатель: Сейчас много шумят о том, как плохо инвалидам. Организовывают практически шоу, которое ничего не даст многим инвалидам. Цели этого шоу многообразны, но оно не для того, чтобы улучшить их жизнь. С монетизацией надо было бороться своевременно, выходить на улицы, а не на машинах сейчас проезжать и рекламировать достижения вроде удобства инвалидов в автомобильном транспорте.

Георгий Лопатин: А как вас зовут?

Слушатель: Дмитрий Федорович.

Татьяна Валович: Дмитрий Федорович, я уже предвидела такие вопросы. Очень многие говорят: ну, что это, разовая акция, не лучше ли те деньги, которые были потрачены на организацию, было пустить в конкретное дело, помочь каким-то конкретным людям?

Георгий Лопатин: Конечно, эти все деньги зарабатывали сами инвалиды для того, чтобы проехать. Нам никто не платил. Я еще раз говорю, Федерация инвалидного спорта занимается мастер-классами для ребят-инвалидов для того, чтобы они научились зарабатывать деньги на эти проекты. У федерации за спиной более 65 мероприятий и акций, которые мы провели, крупнейшие спортивные мероприятия - Париж-Москва-Красноярск, о котором сегодня говорил Александр Георгиевич Артюх. Он тоже участвовал в этих проектах. Там был чистый спорт. Вообще, федерации никто не помогает.

Сергей Гутников: Я тоже хочу встрять немножечко в эту проблему, потому что я тоже в этой теме достаточно давно и с инвалидным спортом, и с людьми с ограниченными возможностями уже 15 лет в Санкт-Петербурге. На два последних вопроса я бы так хотел сказать: конечно, сам закон 122-й поднял один из самых, может быть, главных вопросов о том, что действительно на сегодняшний день в России не было конкретного учета, сколько же у нас инвалидов и какой нозологии они имеются. Статистика говорит о том, что у нас скрывались даже цифры, потому что в комитете Министерства здравоохранения - одна цифра, в комитете по труду - другая цифра. Что касается нашего комитета по труду и социальной защите населения, у нас 1560 человек стояло на очереди на автомобиль с ручным приводом. Этой очереди лишились. Не знаю, получат или не получат эти люди. А после 2004 года уже ни один человек в принципе не получит такой автомобиль, который получал он от государства. Поэтому возможность у человека сейчас единственная - заработать деньги и приобрести автомобиль. Какой автомобиль? Это уже его право. Это первое. Для отмены 122-го закона все выходили, мы в Санкт-Петербурге собирали сотни две совещаний как минимум для того, чтобы противодействовать отмене этого закона, но теперь этот закон уже действует. И наша задача все-таки этой акцией еще раз показать, насколько государство должно уделять внимание и как оно должно решать проблему в целом инвалидного не только спорта, а жизни инвалидов.

Татьяна Валович: Чтобы они были интегрированы, востребованы.

Сергей Гутников: Востребованы, с одной стороны, а с другой стороны, вы посмотрите какая ситуация. Проехав от Санкт-Петербурга до Владивостока, люди на сегодняшний день многое поймут. Гостиничный комплекс может принять человека с ограниченными возможностями? Дорожная сеть приспособлена для транспорта с ручным приводом? Околодорожная сеть может ли быть пригодной для того, чтобы человек остановился где-то и чувствовал себя человеком? Вот эта задача главная. Поэтому я думаю, что после этого пробега и депутаты Государственной Думы, и исполнительные органы во всех субъектах федерации поймут, и эта акция будет доказывать, что эту проблему нужно решать сейчас.

Татьяна Валович: Итогом этой акции что будет? Вы отдадите куда-то материалы, которые будут собраны, насколько у нас дороги не подготовлены, гостиничный комплекс, еще что-то... Будет ли какой-то доклад, отчет?

Сергей Гутников: Мы с Георгием как раз говорили вчера очень долго. Сколько нам нужно автомобилей с ручным приводом, что нужно делать, можно ли этой акцией поднять проблему на государственном уровне, чтобы решить. Будет ли специальное решение по приобретению 200-300 таких автомобилей, чтобы передать инвалидам.

Георгий Лопатин: Сергей Владимирович, подождите. Мне никто не задавал вопрос о конечном результате этого проекта. Единственная пока была задача по этим проектам определить: а сколько нужно автомобилей с такими подъемниками для этих территорий, где мы пройдем? После этого, естественно, пройдет анализ. Если вы посмотрите в регламенте, там выступление Александра Клюкина, депутата Госдумы, который нам везде помогает. С ним эта работа будет вестись дальше.

Татьяна Валович: То есть все-таки какие-то итоговые цифры будут представлены?

Георгий Лопатин: Естественно. Наша задача сделать так, чтобы это был госзаказ на изготовление автомобилей, а не каждая организация искала деньги, потому что очень дорогие автомобили, а чтобы это был госзаказ для изготовления этих автомобилей для регионов.

Татьяна Валович: Георгий Никифорович, скажите, пожалуйста, какое количество людей объединяет Федерация инвалидов Сибири и какими видами спорта в основном занимается?

Георгий Лопатин: Сейчас мне трудно это сказать, это нужно в секретариате федерации посмотреть, где-то более 300 человек, разных инвалидов. Кстати, не обязательно Сибири, у нас члены федерации и москвичи, и питерцы есть, которые участвовали в наших мероприятиях, приезжали к нам туда. Мы изобрели новый вид спорта, это механизированный инвалидный биатлон. На сегодняшний день федерация обладает техническим потенциалом, которого в России нет. Я думаю, даже в Европе, наверное, нет такого.

Татьяна Валович: То есть вы сами ведете разработки?

Георгий Лопатин: Нет, мы отрабатываем честно рекламу и зарабатываем на этом деньги. У нас порядка 18 единиц снегоходов, американские вездеходы, у нас есть лодки, у нас есть автомобили, то есть у нас есть своя территория, у нас есть своя база. Аналогов этого нет ни у кого, сколько я везде езжу.

Татьяна Валович: Что нужно сделать, чтобы распространить ваш опыт?

Георгий Лопатин: Самое главное, здесь должно быть желание руководства, любого мэра, любого руководителя какого-то предприятия. Скажем, Горьковский автомобильный завод, Баранцев Алексей Георгиевич, в свое время он алюминиевый завод поднял у нас, потом поднял Братский алюминиевый завод, поднял Горьковский автомобильный завод. И мы с ним на протяжении этих всех лет общаемся. Он говорит: мы знаем, кому деньги выделяем, знаем, что точно эти деньги дойдут до тех, кому надо. Естественно, это плод нашего долгого знакомства, он верит в то, что мы делаем. Если мэр любого города захочет изменить у себя эту программу и обратить на это внимание, я уверен на 99%, что это можно элементарно решить.

Татьяна Валович: Нужно желание.

Георгий Лопатин: Да, нужно желание руководства. Если мы говорим о безбарьерной архитектуре, на сегодняшний день меня эта тема очень волнует. Вот эти трудности, которые мы, инвалиды на колясках, вообще, люди с ограниченными возможностями передвижения, испытываем сегодня, иначе, как унизительными, я не называю. В России это очень ужасно все. Иногда, когда приезжаешь из-за рубежа, не хочется возвращаться не из-за того, что я не патриот своей страны, а из-за того, что опять вспоминаешь, что тебе придется кого-то просить что-то принести, куда-то подъехать, коляску убрать и еще что-нибудь.

Татьяна Валович: И это несмотря на то, что последние, наверное, уже 10 лет достаточно много говорится об этой проблеме, в Петербурге в том числе.

Георгий Лопатин: Говорить можно многое.

Сергей Гутников: Самая серьезная на сегодняшний день проблема. У нас были разработаны 5 лет назад меры по доступной среде для инвалидов, были выделены 67 миллионов. Говорили, программу составили, адреса составили, так и осталось на бумаге. Все это было.

Татьяна Валович: Нет желания в Петербурге?

Сергей Гутников: Нет политической воли у руководства города. И когда был губернатор Владимир Анатольевич Яковлев, мы тему эту поднимали, и поднимаем до сих пор. Была адресная программа, она осталась на бумаге. Все то, что сделала Федерация инвалидного спорта в Санкт-Петербурге - все за счет собственных средств, за счет спонсоров. Те спортивные сооружения, которые мы используем, мы более или менее их приспосабливаем. Все остальное для постоянной деятельности, для тренировочных занятий остается только на бумаге. Это очень важно.

Слушатель: Ваш постоянный слушатель Георгий, Санкт-Петербург. Уважаемые гости студии, в советский период мало делали таких шумных пробегов и акций, но инвалиды в большинстве своем жили в тысячу раз лучше. Эта акция ваша, которую вы сейчас организовываете, она им совершенно не нужна, большинству инвалидов, это нужно только для элиты. Оказывается, у нас есть элита еще инвалидов, как и во всех других структурах.

Георгий Лопатин: Георгий, а вы сами-то инвалид?

Татьяна Валович: Вероятно, у нас уже отключился слушатель.

Георгий Лопатин: Зря, потому что когда мне говорят об этом люди, если он сам инвалид и если он жил раньше лучше, значит, я его назову элитой, а то что мы живем, особенно сибиряки, уральцы... Пускай проедет и посмотрим, как там люди живут. Один из проектов, который мы делаем, автомобиль полноприводный с лебедкой, с боковым подъемником, с ручным управлением, как раз для тех ребят, которые живут в регионах. Мы изначально акцент не делали ни на эту сторону старта, ни Питер, ни Москву не удивишь этими подъемниками, мы удивляем их там, мы туда приезжаем, у людей глаза открываются: как? Вот посмотрите, инвалид в городе худо-бедно может общаться. Он позвонил своим друзьям, приехал даже в кафе куда-то поговорил или на какое-нибудь мероприятие спортивное. А ребята, которые в деревнях живут на колясках, там дорог нет, там ничего нет. Какая значимость его? Он видит только одно пьянство вокруг. Он бы и хотел оттуда вылезти. Мы вчера подняли вопрос, у нас не получилось сделать молоковоз с ручным управлением, постоянный партнер наш, который нам помогает, компания "Милка", она такая российского значения, в самый последний момент у нас что-то не срослось и они не закупили автомобиль, который мы должны были сделать с ручным управлением. У нас есть ребята, которые в регионах, в деревнях живут, очень хорошие ребята, активисты, что-то продвигают. Мы хотели им послать. Мы говорим: вам какая разница, что будет инвалид вам возить молоко? То есть была программа показать именно такие вещи.

Сергей Гутников: Георгий, что говорить о деревне, в Санкт-Петербурге 2 года назад были приобретены два автобуса с опускающимися аппарелями для нужд инвалидных организаций. Два на весь город Санкт-Петербург! Были закуплены за большие деньги, это город закупил в Германии. И подъемник этот сломался. И сейчас эти два автобуса не работающие. И автомобилей типа "Соболь", как мы сейчас смотрели, с подъемником, с опускающимися автоматическими аппарелями для того, чтобы колясочник заехал и поднялся, нет в городе. Для того чтобы увезти больного инвалида в больницу, нужно обязательно три человека: спустить его с какого-то дома, где нет тоже специального подхода, посадить в автобус, если он приспособленный. У нас вчера были руководители всех общественных организаций инвалидных. Мы смотрели: да, на сегодняшний день подъемник пока дорог, но это то, что на сегодняшний день нужно. И для государства, и для нашего города, и, конечно, для всех тех людей, которые могут пользоваться вот этим автобусом. И мы как раз с Валентиной Ивановной на последнем совещании говорили о создании социального такси для инвалидов, что в принципе сделал Юрий Михайлович Лужков. По звонку любой инвалид может заказать в службе социального такси себе машину, машина приезжает и его в любое место - в театр, на спортивное, зрелищное мероприятие, в больницу, поликлинику - это социальное такси доставит. У нас подобных машин нет.

Георгий Лопатин: Хотя Горьковский завод это выпускает. Я был испытателем два года тому назад. Как раз такси для инвалидов.

Сергей Гутников: И эта акция как раз на это и рассчитана. Я что-то не понял, о какой-то элите сказано было, ничего не понял абсолютно.

Георгий Лопатин: В старые добрые времена якобы инвалиды жили лучше.

Сергей Гутников: Да в старые добрые времена, 15 лет назад, извините, для того, чтобы инвалид участвовал в мероприятии, мне нужно было два года распоряжения обкома партии ждать, которое разрешало участие инвалиду в мероприятии. Не было у нас этой проблемы.

Слушатель: Взрослые люди, я прекрасно понимаю ситуацию и то доброе дело, которое вы делаете, технический прогресс вы, так сказать, продвигаете, все, молодцы. Но вот у вас же есть образование, неужели вы не понимаете, что вы находитесь в ситуации, когда сказали, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Это первое. Ну и главное, неужели вы не прочитаете работы, которые говорят, что главное - это вопрос власти, вот чем надо заниматься, и тогда все, что вы делаете, делало бы государство.

Сергей Гутников: Мы и занимаемся, мы двигаем как раз людей от государства, чтобы этими проблемами занимались. И эта акция как раз для этого и предназначена: поднять проблему еще раз, заострить ее. И мы приглашаем как раз всех руководителей. Я, как президент федерации, абсолютно всех пригласил, Валентина Ивановна поддержала, Сергей Борисович, вице-губернатор дал распоряжение для того, чтобы эту проблему...

Татьяна Валович: Главное, чтобы это потом не ушло куда-то.

Сергей Гутников: Был глава питерской администрации Делюкин Алексей Семенович на пресс-конференции. Мы проблему хотим поднимать на государственном уровне. И человек, чиновник должен видеть эту проблему и изнутри ее понимать.

Татьяна Валович: Сергей Владимирович, в Петербурге сколько мест, где спортом могут заниматься инвалиды?

Сергей Гутников: В принципе если говорить о спортивных сооружениях, понимаете, есть вещи, которые должны быть понятны. Для того чтобы человек занимался спортом постоянно, нужны постоянные учебно-тренировочные сборы и секционные занятия, это одно мероприятия, и, конечно, спортивные соревнования. На сегодняшний день, если говорить очень печально о Санкт-Петербурге, все спортивные объекты, я имею в виду дворец спорта "Юбилейный", я имею в виду стадион «Петровский», я имею в виду новый Ледовый дворец, где мы проводили мероприятия, собирали по 12 тысяч людей с ограниченными возможностями, не приспособлены. Здесь как раз мы сталкиваемся, с одной стороны, с проблемой неподготовленности персонала, а с другой стороны, неприспособленности как раз этих спортивных сооружений для проведения мероприятий. Мы проводили мероприятие, открытие футбола и плавания, Чемпионат России в "Октябрьском". Конечно уникальный, единственный, как в Москве зал "Россия", но поднять инвалида, допустим, на балкон, это же проблема. Хотя прекрасный зал, нужно снять там какие-то первые места сидений, чтобы инвалид подъехал. То есть это проблема на сегодняшний день. Конечно, ее нужно решать на государственном уровне, конечно, за те деньги, которые существуют в общественных организациях, эту проблему не решить, нужно привлечь средства. Еще раз говорю, мы 5 лет назад поднимали вопрос перед губернатором, перед правительством, чтобы были все нормативные акты, законодательная база для того, чтобы любое сооружение, я не имею в виду спортивные объекты, любое спортивное, творческое, культурное, жилое сооружение, магазины были приспособлены для въезда на коляске инвалидов. Чтобы были нормальные двери. Если еще в подъезды можно зайти, то в гостинице в туалете 60 сантиметров проем, ни одна гостиница в Санкт-Петербурге не приспособлена. Мы делаем специальные деревянные пандусы, мы нанимаем при проведении мероприятий военных для того, чтобы они поднимали ребят на первый, второй и так далее этажи. Вот в этом отношении, конечно, проблемы очень большие. Как эту проблему сдвинуть в Санкт-Петербурге с мертвой точки, мы на сегодняшний день не знаем, потому что много совещаний, много разговоров на разных советах.

Георгий Лопатин: Задаем вопрос по спортивным сооружениям, а для того, чтобы инвалиду туда прийти, ему сначала нужно из дома выйти. Так вот изначально нужно идти от этого, потому что даже если мы ему сделаем спортивные сооружения, где он может участвовать в соревнованиях, доступную ему среду там сделать, он из дома не выйдет. Он бы и рад туда прийти, а как ему добраться туда?

Сергей Гутников: Один маленький факт расскажу из нашей истории. Мария Иванова у нас легкоатлетка, чемпионка мира по легкой атлетике. Да, она как раз на коляске инвалид. Жила на восьмом этаже. В течение месяца отключался несколько раз лифт и ее на восьмой этаж (вдумайтесь!) поднимали, чтобы выходить на тренировки. Мы написали Валентине Ивановне письмо, разрешили, чтобы ей дали квартиру. Мы два года занимались проблемой не ее дом приспособить для того, чтобы на коляске поднималась, а переселить ее с 8 этажа на первый этаж. Решили этот единственный, честно сказать, вопрос, когда мы помогли нашей спортсменке поменять квартиру.

Татьяна Валович: А сколько таких еще?!

Сергей Гутников: Но это один факт из жизни обыкновенного нашего спортсмена.

Георгий Лопатин: Это не обыкновенный спортсмен.

Сергей Гутников: А инвалиды на коляске, которые может быть, не являются известными спортсменами, сколько таких случаев. Мы их просто-напросто не знаем. Поэтому, конечно, быт не приспособлен. И как раз этот пробел должен еще раз поднять эту проблему.

Георгий Лопатин: У нас федерация все-таки обладает потенциалом очень большим. Мы имеем свою реабилитационную инвалидную базу в 200 километрах севернее Красноярска, где как раз со стороны человек, который приходит на эту базу, он говорит: а что здесь такое? Он не замечает... Я ему говорю: ты заходишь в дом, ты где идешь - по лестнице? Он этого не помнит. Я ему говорю: ты заметил, что везде все сделано без порогов, без всего. Мы эту базу строили специально для людей на колясках. Когда мы проводим турнир по механизированному биатлону, у нас конкурс 12 человек на место, и только в Красноярском крае, ну, и ребята, которых я знаю, постоянно приезжают их Москвы, из Питера. Мы боимся даже дать информацию об этом в интернете и везде, потому что сейчас-то 12 человек конкурс, а база не рассчитана. Кстати, мы ее содержим на свои деньги, сами же, мы не имеем права заниматься коммерческой деятельностью. Здесь несколько вопросов было об элите. Мы сами эти деньги заработали. Мы сами эти деньги тратим туда, куда Совет Федерации постановил. Мы стараемся доказывать, что мы такие же нормальные люди, только не мешайте. У нашей федерации статус, юрисдикция краевая, в основном мы проводим краевые, либо российского значения мероприятия, иногда международные, более 65 мероприятий за спиной. А в самом городе, в котором мы живем, я понимаю, что никому это не надо, ни мэру, ни администрации. Когда я в свое время был депутатом и ушел оттуда, я просто демонстративно ушел, потому что я понимал, что там бесполезно что-либо доказывать. Если пришла группа, которую поддерживал сам мэр, как может директор школы голосовать против решения мэра? Его завтра же уволят оттуда. Он человек подневольный. Я много размышлял - почему так делается? А потом я понял. У меня такой двор был, где я живу, такие активные женщины, бабушки приходили ко мне в 11, в 12 часов ночи. Я живу один, поэтому как-то спокойно все это воспринимаю. Они говорили: что же вы сегодня приняли на городском совете? Я говорю: я голосовал «против». Они говорят: а нас не волнует, городской совет принял.

Татьяна Валович: Значит, отвечай за всех.

Георгий Лопатин: Я понял одну простую формулу: для того, чтобы чего-то добиться, нужно быть либо приближенным к императору, к мэру, либо нужно быть скандалистом, который постоянно устраивает скандалы. Я - ни тот, ни другой. Я считаю себя нормальным человеком. Если я пришел туда, я думаю, что помогу своими знаниями, умениями. Да, я просчитал концепцию решения этих всех проблем. Но никому это не надо, оказывается.

Татьяна Валович: Самый главный вывод нашей сегодняшней программы - это то, чтобы наконец-то сдвинулась эта проблема с людьми, которые имеют какие-то ограниченные возможности, чтобы она вышла на государственный уровень. Мне очень хочется, чтобы автопробег, который вы совершаете, дошел до Владивостока. Долбите, давайте данные, чтобы реально сдвинуть...

Сергей Гутников: Долбите, долбите, как перфоратор.

Татьяна Валович: А другого слова в России и не придумаешь. Спасибо вам большое!

XS
SM
MD
LG