Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Будут ли теннисные корты в петербургском парке Авиаторов?


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие член президиума Федерации тенниса Северо-Запада Михаил Злыдников и корреспондент Радио Свобода в Петербурге Татьяна Вольтская.

Татьяна Валович: Вчера, 23 августа, в Институте региональной прессы выступили представители инициативной группы граждан, защищающих парк Авиаторов в Московском районе Петербурга от намеченного в нем строительства теннисных кортов.

Татьяна Вольтская: О строительстве коммерческих кортов в парке Авиаторов заговорили летом 2002 года, тогда была отгорожена площадь около 2 с половиной гектаров вдоль Бассейной улицы и подписан акт о вырубке 364 деревьев и кустарников. Тогда, три года назад, при поддержке общественных организаций, депутатов, партии Зеленых, Гринпис и президента России Владимира Путина, жители района отстояли парк. И вот сейчас городское правительство санкционировало новое строительство в парке - Международной Академии тенниса. Между прочим, президентом Федерации Большого тенниса Петербурга является губернатор города Валентина Матвиенко. Председатель правления Федерации Александр Романов считает, что теннис парку угрожать не может.

Александр Романов: Надо сделать шикарную школу, место, где можно заниматься теннисом круглый год. И как это может все угрожать, никак не могу понять. В этом парке находились аттракционы, чехи приезжали, карусели всякие. Так вот в этой зоне и планируется построить теннисные корты. Второе, инвестор, который будет строить корты, обязательно должен возместить в двукратном размере. То есть если он срубил одно дерево, он посадит два дерева. Скорее всего, у нас угроза может идти от сегодняшней уплотнительной застройки и от тех игровых автоматов, которые сегодня открывают на каждом углу, вот эти места несут угрозу и населению, и паркам, и кому угодно.

Татьяна Вольтская: Александр Романов утверждает, что вместе с кортами не возникнет больших развлекательных центров и других построек. Представитель Общественного комитета по защите парка Авиаторов Людмила Свиридова утверждает обратное.

Людмила Свиридова: Магазины, кафе, рестораны - это все предполагается в этом строительстве. То есть фактически от парка ничего не останется. Мы задали вопрос опять администрации города: ну как же так, нарушаете законы о благоприятной окружающей обстановке, которой мы лишаемся. Мы просто были поражены тем, что правительство города разработало адресную программу. Правительство выделило 40 площадок для развития элитного тенниса, и наш парк первый вошел в эти 40 площадок. Хочется врезаться в наши инфраструктуры для дешевизны проекта. А барыши они будут получать очень большие за счет нашего с вами здоровья.

Татьяна Вольтская: Московский район лидирует в городе по онкологическим, кардиологическим заболеваниям и заболеваниям дыхательных путей. В будущий спортивный комплекс в парке Авиаторов, кроме закрытых кортов, входит административный корпус, тренажерный зал, котельная, контрольно-пропускной пункт, автостоянка и служебная зона.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях член президиума Федерации тенниса Северо-Запада Михаил Злыдников. Я хочу обратить внимание на то, что Михаил Дмитриевич сам непосредственно сейчас к строительству в парке Авиаторов центра не имеет, но имел отношение раньше. Поэтому он ситуацию знает очень хорошо, что там происходит. В 2002 году мы с вами встречались в студии и говорили о том, что вы планировали в парке Авиаторов построить детскую школу, где могли бы ежедневно обучаться 400 детей, причем 200 детей бесплатно из этого же близлежащего Московского района.

Михаил Злыдников: Теперь 40. Вот допрыгались. Жители района так допрыгались.

Татьяна Валович: Об этом мы поговорим попозже. Вот для меня непонятно, я всегда встаю на сторону людей, которые протестуют против уплотнительной застройки...

Михаил Злыдников: Не надо вставать на сторону, особенно таких людей, как Свиридова Людмила Павловна. Я точно знаю, сколько платят этому комитету.

Татьяна Валович: То есть за этим кто-то стоит?

Михаил Злыдников: За этим кто-то стоит. Не кто-то, а я знаю, кто. Добрый день, уважаемый мой бывший приятель! Я знаю, кто платит этому комитету, откуда они возникают, вот эти люди. Там всегда Свиридова, она главная. Все это платится, этот комитет платится, вот эти выступления. Только по одной причине. Есть цифра, названная определенным человеком для того, чтобы не было вот этих возмущений народных. Если та фирма, которая собирается там строить, это не проплачивает, начинаются народные возмущения.

Татьяна Валович: То есть так называемый в народе "откат"? То есть кому-то надо заплатить?

Михаил Злыдников: Да.

Татьяна Валович: Простите, ведь территория городская.

Михаил Злыдников: Давайте с самого начала. Мы были в 2002 году, мы делали детский теннисный центр. После того, как нас выкинули из парка Авиаторов, мы два года ничего не делали, мы потеряли достаточно большое количество денег. Сейчас мы уже строим на Типанова-Космонавтов, там жители нас поддержали в отличие от данного региона. Мы встречались с жителями, с руководителями этих кооперативов, нас там жители на 100% поддержали. Ни одного, как говорят, "черного" шара. Слушатель: Георгий, Санкт-Петербург. Мне кажется, в таких вопросах нужно стремиться к определению объективного критерия. А он состоит в том, что важнее и нужнее для города и для жителей.

Михаил Злыдников: Давайте я вам отвечу сразу. Парк Авиаторов сегодня представляет абсолютно запущенное место. Я встречался раз восемь с жителями на соседней улице. Могу вам сказать, когда я встречался с ними один на один, 20 человек, 40 человек, мы ходили практически по квартирам, разговаривали. Я говорю: вам строим культурный центр, ваши дети будут заниматься, мы берем на себя обязательства - в месяц 200 человек будет заниматься бесплатно. Вранье полностью то, что говорит этот комитет, вранье абсолютное, потому что там нет 365 деревьев, если посчитать, может быть, во всем парке. Весь парк 39 гектаров. Я не знаю вот эту Академию тенниса, у меня к ней сложное отношение, кто сейчас туда лезет. Я знаю про них тоже достаточное количество. Я не думаю, что они что-то построят.

Татьяна Валович: Однако там мелькали имена Тарпищева и Лены Савченко.

Михаил Злыдников: Сейчас я вам объясню. Давайте про деревья. Это все ложь, которую говорят вот эти дамы. Я знаю, что это все вранье. Потому что любой проект, который вы делаете, вы согласуете с нашим комитетом, это господин Вихрь. Ты обязан пересадить эти деревья и еще заплатить компенсацию. Практически ни одно дерево не уничтожено. И в тот раз мы потеряли где-то 400 тысяч рублей, потому что мы заплатили фирме "Возрождение", которая заказала специальные машины для пересадки этих деревьев в том же самом парке. Понимаете, вранье, журналисты бегут на "жареное", никто не пытается разобраться. В нашем случае разговор шел вообще о 18 деревьях. Цифру 365 я слышу уже третий год. Врут люди, потому что им за это платят, платят определенные люди, которые не получили своего "отката". Они тогда проплачивают бабушкам несчастным нашим, которые выходят на улицы, цепляются. И на аргумент, который я им говорил: ну, почему не хотите, чтобы ваши дети занимались спортом, здесь же будет кафе для них, тренажерный зал, это для вас, господа, которые живут на Бассейной улице… Знаете какой был ответ, который меня больше всего потрясал? Их было два. Первый ответ был: нам негде гулять с нашими собачками. Мы им построили специальные дорожки, они до сих пор есть. А второй ответ: а потому что не хочем. Именно не хочем. Вот совок. Смотришь, эти бешеные глаза. Я знаю, сколько каждому заплатили за этот пикет. Мы с большой радостью ушли с Бассейной улицы. К сожалению, мы, точнее вы, граждане, потеряли. У нас там было 18 кортов, на Типанова у нас, к сожалению, - 8, маленький участок. Детей будет наших бесплатно заниматься в два раза меньше. Мы говорили, что мы 200 человек в месяц можем принимать. Сейчас мы будем принимать всего 40 человек. Чего они хотят? Все равно построим этот теннисный центр, детскую школу, где будут заниматься все равно дети. А эти выступления, проплаченные коллективом, который живет на Бассейной улице, в этом микрорайоне, определенного депутата нашего городского, в итоге они допрыгаются, что придет ОМОН и стройка какая-либо будет. Например, прекрасное место для нового стадиона. Лучше места, чем парк Авиаторов, для строительства не найти.

Татьяна Валович: Но парк авиаторов не очень-то большой.

Михаил Злыдников: Идеальный, 39 гектаров, идеальное место. Это я вам так просто говорю, прекрасное место. Так допрыгаются же этими выступлениями. Потому что одно дело корты, которые работают летом, которые работают зимой, тихо, спокойно, дети занимаются спортом. Если по-честному разбираться независимой комиссией, парк не представляет собой... Там нет захоронения, о котором врут, во время блокады, ничего подобного, это парк Победы. Там вранье на вранье. Когда гора вранья, что-то остается, говорят: о-о, не хочем, чтобы там было. Им негде гулять с собачками.

Слушатель: Я вам звоню как раз с Бассейной улицы. Господин Злыдников обвиняет всех, что врут. Мне, например, никто не заплатил ни за что. Я был бы очень рад, если мне хоть что-то заплатили.

Михаил Злыдников: А вы сходите. Значит, Людмила Павловна берет себе ваши деньги.

Слушатель: Что значит мои?

Татьяна Валович: Скажите, пожалуйста, вы действительно против того, чтобы в парке Авиаторов на одной седьмой части, как по документам, которые передо мною лежат, были построены теннисные корты?

Слушатель: Если для этого нужно срубить деревья, то я против, потому что нам нужна зелень и свежий воздух, а не пыль, грязь.

Михаил Злыдников: Ваше имя-отчество можно узнать?

Слушатель: Олег Львович.

Михаил Злыдников: Олег Львович, давайте так, у нас запрещена рубка деревьев. Если я срубил дерево на своей стройке, по-моему, около пяти деревьев я должен посадить аналогичного диаметра по закону. Нет срубки, это вранье. Поймите, я никакого отношения сейчас к парку Авиаторов не имею. Тем не менее я хочу вас успокоить, я абсолютно убежден, что эта академия ничего не построит, я просто знаю их финансовое состояние. Распоряжение-то они получили, я знаю, что у них большие проблемы со строительством. Тем не менее нужно быть достаточно объективными. Никто ничего вырубать не будет. Если деревья уничтожаются, это не может быть, их пересаживают или сажают точно такого же возраста, точно такого же диаметра. Это закон.

Татьяна Валович: Посмотрите, это значит, что человек просто не осведомлен. Потому что того господина, который позвонил, просто вводят в заблуждение вот эти женщины, я их знаю все в лицо, они мне плевали в лицо, они били меня плакатом по голове, когда они оцепляли улицу во главе со своим лидером.

Татьяна Валович: Но есть же все документы. По-моему, в досуговом центре, бывший ДК Ильича, в Московском районе были выставлены документы. В частности, я могу Олегу Львовичу зачитать. Тут говорится: рекомендована площадь озеленения сохранить и управлению Северо-Западного округа по техническому и экологическому надзору в соответствии с законом об охране зеленых насаждений предусмотреть компенсационные посадки ценных пород деревьев и кустарников в парке Авиаторов. Это уже заложено.

Михаил Злыдников: Это заложено. На Типанова вообще ни одного дерева нет, ни одного. Нам счет выставили где-то порядка 100 тысяч долларов, мы должны посадить новые деревья и сделать еще газоны и дорожки. То есть город становится лучше от того, что кто-то что-то построит, потому что такие сумасшедшие обременения. У нас в этом месте, где мы строим, к счастью, нет никаких деревьев, там нет этого вопроса, там пустырь был. Тем не менее нас заставляют посадить деревья, благоустроить территорию вокруг, которой никто никогда в жизни не занимался. Я еще раз повторяю, что напрасно волнуется общественность. Насколько я знаю, у этой академии большие проблемы, у них просто нет средств на строительство.

Татьяна Валович: Михаил Дмитриевич, давайте все-таки поговорим о том, как воплощается ваша давнишняя-давнишняя мечта. Вот вы говорили о том, что пришлось вам уйти из парка Авиаторов. И все-таки вы начали строить центр на Типанова.

Михаил Злыдников: Уже у нормальных людей, у нормальных депутатов.

Татьяна Валович: Это тоже Московский район. Насколько в усеченном виде?

Михаил Злыдников: Гораздо меньше.

Татьяна Валович: Сколько сможет заниматься там ребят?

Михаил Злыдников: Опять же все в два раза меньше. У нас было 18 квадратов, здесь - 8, к сожалению. Здесь не будет открытых кортов, просто из-за территориально маленького кусочка. Жители сами просили губернатора отменить уплотнительную застройку жилого дома и построить спорткомплекс. Вот нас туда и перевели. И жители нормальные, нормальные люди с ясными глазами, которые все понимают, мы с ними обсуждали часа, наверное, два в ДК все вопросы.

Татьяна Валович: Это будет только детский центр?

Михаил Злыдников: Уже, может быть, и нет. Потому что прошло три года. Мы «попали» на очень большие деньги. Наверное, будем пускать взрослых. У нас там была история, связанная с контрактами с американскими тренерами, о которых я не хочу в эфире говорить. Но у нас была очень хорошая история придумана. К сожалению, по прошествии трех лет, а построим мы, наверное, только к декабрю 2005 года, я не думаю, что больше половины наших планов тех, 2001-2002 годов, осуществится. Потому что строим мы уже как бы по инерции, из принципа.

Татьяна Валович: Будет ли это чисто коммерческий проект?

Михаил Злыдников: Нет, все-таки будем стараться... У нас же так и называется - Детский теннисный центр. Мы все-таки хотим собрать талантливых детей и хороших тренеров.

Слушатель: Это 6-й квартал Московского района. У нас страшно грязная экологическая зона, просто в связи с тем, что это бывшая промышленная свалка. У нас тоже собираются вырубать непонятно почему тополя. Уже вырубили на Витебском проспекте. У нас собираются строить тоже теннисный корт, как я сейчас узнала. Я совершенно не против того, чтобы строили любые спортивные сооружения для детей, это гораздо лучше, чем дети будут сидеть и пить пиво, и ничем не заниматься. Если эти корты будут детям давать бесплатно...

Михаил Злыдников: Да, один корт у нас будет отведен для детей бесплатно для данного района.

Слушатель: Если у нас будет в 6-м квартале построен корт, а не дома уплотнительные, я - за.

Михаил Злыдников: Спасибо огромное! Вот видите разницу между людьми, воспаленными деньгами, которым проплачивают, это улица Басейная, которые ничего не хотят слушать, резоны, и нормальными людьми, которые живут именно... 6-й квартал - это как раз мы. Мы встречались, пришло много людей, мы объясняли: поймите, мы специально сделаем, чтобы у нас был небольшой, но тренажерный зал, куда за какие-то копейки можно ходить заниматься. Ничего у вас в микрорайоне нет, чтобы могли ходить молодые люди. Также для девочек фитнесс, опять же строим зал. Вы поймите, нам это не надо для теннисного центра, это в принципе может быть, но не обязательно. Но мы строим это специально для жителей района. Грубо говоря, поверьте, можно выгоднее вложить деньги, но мы там так уже потеряли, что решили, что все-таки эту историю завершим.

Татьяна Валович: Раз вы действительно потеряли, то должно быть какое-то коммерческое оправдание проекта?

Михаил Злыдников: Ничего мы не собираемся такого строить, ни казино, все, как было, и тренажерный зал, и фитнесс-центр, правда, меньших размеров, то есть меньше людей сможет проходить из-за того, что маленькая территория по сравнению с парком Авиаторов: 2,4 гектара, а здесь меньше одного нам выделили. Но, слава богу, хоть дадут построить. Люди здесь нормальные. Тем более деревья мы им еще сажаем.

Татьяна Валович: Вместо тополей.

Михаил Злыдников: А это к нам не имеет никакого отношения.

Слушатель: Это Москва, Западный округ. Фамилия моя Пикалова Татьяна. Мы имели печальный опыт общения с Московским теннисным клубом, который пытался прямо на Воробьевых горах в саду МГУ, захватив 0,4 гектара, развернуть огромный проект со строительством и подземной стоянки.

Михаил Злыдников: Но это же Москва, это мафия, что вы!

Слушатель: Какая мафия?! Во главе стояло правительство Москвы, было его постановление. Мы дошли до Верховного суда. Нигде озеленение в Москве...

Михаил Злыдников: Неправда. Я недавно был в Белокаменной, у вас открыли теннисную школу в Белокаменной, я видел, они тоже посадили около сотни деревьев, тем более это все в парке находится. В Москве жестче, чем у нас. Знаете, сколько стоит в Москве пересадка дерева? Миллион рублей. Одного дерева. У тебя сто деревьев - ты на 100 миллионов рублей «попал». Это московский закон. У нас учитывают по диаметру и прочему. В Москве, конечно, всякое бывает, как и у нас. Но если люди разумные, им можно показать план благоустройства, утвержденный, с тем, какие деревья изымаются, а какие вместо них сажаются, и сколько ты должен сделать дорожек, детскую площадку, вот мы сейчас будем делать детскую площадку, который там нет. Вы знаете, какие там обременения! Объездные пути для машин. Мы все это строим, чтобы жителям было лучше.

Татьяна Валович: То есть все это за свои деньги, которые вкладываете в эту территорию?

Михаил Злыдников: Да. К сожалению, тут палка тоже о двух концах. Понятно, что в связи с этими обременениями стоимость игры детей будет дороже. Это же деньги из кармана, мы не можем позволить себе эти деньги не окупить.

Татьяна Валович: А вот эту территорию, которую выделил город, это на безвозмездной основе земля или как?

Михаил Злыдников: Мы в той же программе, что и парк Авиаторов, наш квартал. Что значит бесплатно?

Татьяна Валович: То есть это аренда тоже?

Михаил Злыдников: А как же? Естественно. Еще платишь вперед. Почему мы тогда попала в парке Авиаторов? За год заплатили вперед фактически, и нам же никто ничего не вернул.

Татьяна Валович: На какой период вам выдали?

Михаил Злыдников: Сейчас мы оформили на три года, но так как мы в программе развития тенниса нашего уважаемого губернатора, там срок до 10 лет. То есть, как минимум, 10 лет нам гарантировано, но это надо еще одно делать распоряжение, но уже правительства города. Этим мы сейчас занимаемся.

Татьяна Валович: Не получится так, что, вот, сменится губернатор, сменятся приоритеты, как у нас часто бывает...

Михаил Злыдников: Фантастически, изумительно непредсказуема страна. Все может быть.

Татьяна Валович: То есть можно опять ожидать чего угодно. В этом смысле нужны какие-то законы на более длинные сроки аренды или, может быть, с правом выкупа земли? Сейчас же у нас действует Земельный кодекс, землю можно покупать. Или это не оправдано с экономической точки зрения?

Михаил Злыдников: Да какой выкуп?! Тут дай бог это построить, потому что цены изменились с 2002 года. У нас свой бизнес-план. Я еще раз говорю, мы хотели одно делать, сегодня совершенно другое. Мы говорили, что будет стоимость, я сейчас примерно помню, где-то 350-400 рублей час игры, это самое дешевое, потому что мы считали, что недорого. Сегодня меньше 500-600 рублей в час и говорить не о чем. Никто из жителей не считает. Половина идет, потому что их обманывают разговорами о казино, о трубах дымящихся, о вырубленных деревьях. Никто даже не подошел проект посмотреть. Они бегут, встают в очереди и кричат: не хочем! Я эту фразу запомнил. А другие пытаются разобраться в этой всей истории: а что же это принесет? Дети опять же "попали": станет обучение немного дороже. Бесплатных детей станет явно меньше просто в три раза, кортов меньше. Мы давали тогда два корта, сейчас один. Это совершенно другая история. И будут такие задержки - это все будет дороже. Все это будет неудобно.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, сколько одновременно, в каждый данный момент детей может заниматься теннисом в созданном вами комплексе?

Михаил Злыдников: Совершенно просто считается. Вопрос несколько некорректный. Если это начальное обучение, то на корте может находиться 6, даже 8 детишек. Если мы берем, что у нас 8 кортов, давайте умножим, получается около 60 человек в течение часа. Если же это индивидуальное обучение, которое, естественно, стоит дороже, то на корте находится один человек, может быть, еще один спарринг-партнер. Ну, максимум, 60 человек, это если все корты отданы под начинающих. В час.

Татьяна Валович: И какой процент будет, скажем, бесплатно?

Михаил Злыдников: Мы говорим - один корт из восьми мы отдадим. Мы договорились с муниципальным советом. Мне так понравились муниципальные советы, в частности, Гагаринский, там такой господин Кофтун, вот где место человеку, в правительстве города или в заксобрании, умный реально, он председатель этого муниципального образования. Мы договорились, что они составят список, мы не будем иметь к этому отношение, определят тех, кто не может заплатить, детишек, начиная где-то с 6 до 15 лет, они сделают нам списки, они будут этим заниматься, чтобы к нам не было вопросов и претензий, они знают тех, кто живет, кому надо помогать, чтобы туда вошли те, кто не может заплатить за игру. Один корт будет целиком отдан этим ребятишкам.

Слушатель: Хотелось бы вас призвать все-таки на радио не употреблять такую терминологию, как "попал", «проплачиваем» и тому подобное.

Михаил Злыдников: Извините.

Татьяна Валович: Мы их в кавычках употребляем.

Слушатель: Тогда на радио "Шансон", пожалуйста.

Михаил Злыдников: Спасибо.

Слушатель: И вопрос такой. Так чем же все-таки эта история реально кончится, как вы считаете?

Татьяна Валович: Так, наверное, надо будет прийти и посмотреть.

Михаил Злыдников: Давайте, через два года задайте этот вопрос. Вы имеете в виду в парке Авиаторов или у нас? У нас, я надеюсь, построимся. А что будет в парке Авиаторов, я не знаю и знать, в общем-то, не хочу теперь. Стараюсь объезжать этот район, который год жизни у меня забрал, честно говоря, нервов, борьбы с населением.

Татьяна Валович: Михаил Дмитриевич, а как вообще вы оцениваете по сравнению с тремя годами ранее развитие теннисного, именно детского спорта в Петербурге? Есть ли какие-то подвижки?

Михаил Злыдников: Трудно судить. У меня ребенок сейчас закончил, 11 лет занимался теннисом, влюбился и сломал ракетки об колено. Поэтому я последний год не очень хорошо знаю. Про новых звезд я особо ничего не слышал. У Лены Комаровой появился мальчик. Вы знаете, у нас беда одна: в городе, к сожалению, очень большое увлечение VIP-турнирами, где тусуются звезды эстрады или начальники, где играют и профессионалы и начальники. У нас очень мало организуется турниров, 4 или 5, только для детей, в отличие от Москвы, где таких десятки. У нас очень плохо с тренерами в городе, 3-4 человека я знаю, кто может вывести детей хотя бы в десятку страны.

Татьяна Валович: А как вы планируете привлекать в свой центр тренеров?

Михаил Злыдников: Не скажу.

Татьяна Валович: Коммерческая тайна?

Михаил Злыдников: Нет, не коммерческая, просто наша тайна, к коммерции никакого не имеет отношения.

Татьяна Валович: Но планы есть по привлечению?

Михаил Злыдников: Да, и московских тренеров, в первую очередь, не наших.

Татьяна Валович: Почему в Петербурге такая проблема?

Михаил Злыдников: А потому что у нас хорошие тренеры все устроены, и довольно нормально, а мы, как грибы, на пустом месте вырастаем. Переманивать - не думаю, что это будет корректно, хотя, думаю, трем тренерам предложу у себя работать. А в основном будем искать, наверное, в Москве, а может, за рубежом.

Слушатель: Я ленинградец Сергей. Я знаю, что на Типанова не было пустыря, там был газон.

Михаил Злыдников: Ха-ха.

Слушатель: То есть архитекторы так поставили этот кинотеатр, "Планета", кажется, он называется, чтобы он был виден со всех сторон проезжающему транспорту, чтобы люди могли любоваться. И вот еще. Там ведь во дворе в кварталах стоят пятиэтажки и детские садики есть, которые полупустые, скорее всего.

Михаил Злыдников: Вы говорите о другом районе.

Слушатель: Что будет сделано после того, как построят этот теннисный корт? Сразу же снесут эти пятиэтажки, снесут один из детских садиков и будут инвестиции собирать у людей под элитное жилье, и будут писать, что рядом находится прекрасный спортивный комплекс. Пусть ленинградцы об этом задумаются. Пора уже красные флажки рисовать на домах.

Татьяна Валович: Вот такой интересный ход мысли появляется у наших слушателей.

Михаил Злыдников: Ну, это уже клиника, это уже не на радио, это уже в больницу.

Татьяна Валович: Давайте не будем оскорблять наших слушателей.

Михаил Злыдников: Я совершенно не оскорбляю, надо лечить таких.

Татьяна Валович: Но это строительные компании другие могут использовать вашу марку.

Михаил Злыдников: Поймите еще раз, это двор тысячеквартирного дома, там нет пятиэтажек, там девяти- или двенадцатиэтажка. Если вы знаете, это огромный дом на Типанова-Космонавтов, это его двор, там нет пятиэтажек и детского садика, потому что это двор дома огромного.

Татьяна Валович: Вы как раз там и разместились?

Михаил Злыдников: Во дворе, да. Буквой "Г" этот двор, и мы во дворе.

Татьяна Валович: И совсем ваш центр не будет заслонять кинотеатр?

Михаил Злыдников: Он во дворе дома.

Татьяна Валович: Ну вот, опять, люди не знают, что происходит.

Михаил Злыдников: Не надо звонить и говорить глупости.

Татьяна Валович: Можно где-то посмотреть, что будет, есть ли схема, план?

Михаил Злыдников: Наверное с полгода провисел, и обсуждение было там же.

Татьяна Валович: Но это надо прийти, потратить время. А вот так, чтобы мимо шли этого участка...

Михаил Злыдников: Нет, мимо не идти. Еще раз повторяю, это во дворе дома. Мы ничего не заслоняем. Это нам стены дома заслоняют, мы же снести его не можем.

Татьяна Валович: Но что вы порекомендуете тем слушателям, которые, может быть, так и не поняли...

Михаил Злыдников: Да там буквально через несколько дней будет щит во дворе дома с информацией. Поверьте мне, все жители знают, но мы решили еще сделать щит. Ни о каких детских садиках, ни о пятиэтажках, которые собираются сносить ради несчастных восьми кортов, речи не идет. Я просто хочу, чтобы граждане задумались. Нормальная академия тенниса - это от 36 до 54 кортов. Тогда там вырастают суперзвезды, которые приносят славу стране.

Татьяна Валович: Как сейчас, между прочим, первая ракетка мира Мария Шарапова.

Михаил Злыдников: Секунду, никакого отношения наша Россия не имеет к воспитанию этой девочки.

Татьяна Валович: К сожалению.

Михаил Злыдников: Почему к сожалению? Тут Америка. У нас свои есть - Дементьева, Мыскина. Просто Шарапова выросла в Америке. Гордиться страшно за родину не надо, надо все время думать: девочку воспитали полностью, сделали в Америке, все-таки с 9 лет ее отправили в академию Ника Боллетьери.

Татьяна Валович: Хочется надеяться только, что у нас, в России вырастут такие звезды.

Михаил Злыдников: Для этого надо создавать условия. Надо, чтобы была государственная программа, строить огромное количество кортов. Из тысячи вырастает единица. Должна, наверное, заниматься тысяча, чтобы вырос один человек.

XS
SM
MD
LG