Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спорт и борьба с допингом


Программу ведет Ольга Писпанен. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - заместитель генерального директора по медицине компании "Аюрведа" Владимир Кузнецов.

Ольга Писпанен: События в мире спорта и борьбы с допингом весьма разнообразны и противоречивы. Эта тема становится все актуальней. Тратятся миллионы долларов на разработку новых стимуляторов и на поимку спортсменов за использование их. Допинговый скандал раскалывает общество и накаляет атмосферу.

В Петербурге прошла пресс-конференция "Спорт без допинга. Новые подходы к проблеме восстановления спортсменов". На ней побывала корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Спортивная медицина нуждается в новых препаратах для поддержания здоровья спортсменов, в таких препаратах, где не содержится веществ, запрещенных к употреблению Всемирной антидопинговой организации. Один из путей решения проблемы - биологически активные добавки, например, те, которые производит компания "Аюрведа Плюс", следуя древнейшей медицинской науке аюрведе. Но и здесь не все просто. Потому что фармацевтические компании и производители пищевых добавок находятся в состоянии жесткой конкурентной войны, в результате которой в списке запрещенных веществ оказываются даже малина и одуванчик. Иногда стоит спортсмену неосторожно обмолвиться о том, что он принимал тот или иной препарат, как его уже заносят в список допингов. Говорит врач национальной сборной команды России по плаванию, мастер спорта международного класса Елена Ломазова.

Елена Ломазова: Допинг - это препараты, которые вредят здоровью. Мы так считаем в России. Видимо, ВАДО считает еще и по-другому, что препараты, которые стимулируют обменные процессы, повышают работоспособность больше, чем в другой стране. На самом деле это, действительно, компетенция Москвы, МОК.

Татьяна Вольтская: Новый подход к спортивной медицине - это не только новый препарат, но и новый врач. Говорит главный врач городского врачебно-физкультурного диспансера Виктория Данилова-Перлей.

Виктория Данилова-Перлей: Настоящий, хороший спортивный врач, который старается познать и узнать как можно больше новых методик, теорий, пройдет всякие государственные сертификационные курсы, где он будет сертифицирован на данную специальность. Потому что в методики, которые применяются в большом спорте, должны быть сертифицированы.

Татьяна Вольтская: И все-таки пока нет единой системы определения допинга (пока в России своя система, а в Америке - своя), все усилия напрасны. Считает директор по науке, производству компании "Кравт" Евгений Воробейчиков.

Евгений Воробейчиков: Любой спортсмен, который находится на соревнованиях в Америке, он тестируется этими методиками. Ему достаточно сказать фразу, что он принимал то-то и то-то, он будет виноват.

Татьяна Вольтская: Видимо, придется ждать пока единая система определения допингов будет выработана.

Ольга Писпанен: Сегодня на эту тему мы беседуем с заместителем генерального директора по медицине компании "Аюрведа" Владимиром Кузнецовым. Вы можете присоединиться к нашей беседе.

Владимир Нахимович, такое ощущение, что чем больше скандалов, связанных с применением допинга спортсменами, чем больше привлечено внимания, тем больше появляется этого допинга. Такое ощущение, как будто бы раньше либо не было, либо его не могли находить, либо просто не обращали внимание на то, что спортсмены его принимают. Почему сегодня такая кампания разрослась?

Владимир Кузнецов: Естественно, спорт высших достижений достиг предельных высот. Естественно, предельные высоты требуют предельных нагрузок. Человек работает уже на пределе своих сил и возможностей. Нужна подпитка. В качестве подпитки фармацевтические компании, да и что греха таить, сами спортсмены и врачи пытаются найти какие-то препараты, которые будут стимулировать жизненные силы организма. Когда-то (я сам в свое время в спорте был) мы использовали естественные средства - апельсины, лимоны. Но с развитием фармацевтической промышленности, естественно, сами фармацевты стали предлагать эти препараты. Не обошлось и без печальных случаев, которые заканчивались трагической смертью спортсменов. Отсюда идет с каждым годом усиление допингового контроля.

Ольга Писпанен: Получается, что сегодня практически все применяют допинг, только кого-то ловят, а кого-то не ловят? Какие-то технологии уже существуют по выявлению применения этих препаратов?

Владимир Кузнецов: Контроль за антидопинговыми средствами достиг совершенства. Сейчас практически все вещества, вводимые в организм, определяются очень легко различными биохимическими и другими спектральными методами и так далее. Дело в другом. Нельзя сказать, что все повально принимают допинговые препараты. Есть спортсмены, которые обходятся естественными препаратами, естественными средствами восстановления и реабилитации. Основное в спорте высших достижений - это восстановление. С этим считают, что лучше съесть одну универсальную таблетку быстренько восстановиться, чем вести плановую подготовку в соревновательный, постсоревновательный и восстановительный период.

Ольга Писпанен: У нас есть звонки. Давайте послушаем.

Слушатель: Какие допинги применяются в шахматах?

Владимир Кузнецов: Я думаю, что правильный режим будет основным допингом - чередование сна, отдыха и активной физической нагрузки.

Ольга Писпанен: А стимуляция деятельности головного мозга тоже ведь, наверное, существует?

Владимир Кузнецов: К сожалению, были и такие случаи. Мы знаем, что некоторые шахматисты пытались применять препараты, которые улучшают мозговое кровообращение, чтобы усилить умственную способность. Но это дело каждого. Пока я не знаю ни одного случая, чтобы у шахматистов брали пробу.

Ольга Писпанен: У них просто не берут, а на самом деле они может быть используют?

Владимир Кузнецов: Если стали уже брать у теннисистов и фигуристов.

Ольга Писпанен: Зачем? Я понимаю, что какие-то там виды спорта, которые требуют выносливости, каких-то действительно физических затрат очень сильных, а когда это, например, художественная гимнастика, когда у тебя выступление длится секунды, наоборот, это помешает.

Владимир Кузнецов: Что касается художественной гимнастики. У всех в памяти еще недавний случай с Кабаевой и Чащиной, которые применяли препарат, который в принципе не может являться допингом, то есть тем препаратом, который будет стимулировать физические силы. У них нашли в крови препарат фурасемид. Но я здесь склонен думать, что их обманули фирмы изготовители, которые предложили в качестве стимулирующих средств биологически активную пищевую добавку, а там оказались следы препарата фурасемид. К сожалению, сами спортсмены становятся жертвами. Они не знают, что им предлагают.

Я не буду называть фамилии. Например, одного очень известного спортсмена, который был заряжен на допинг. Я консультировал эту команду в свое время. Он всегда подходил и просил: "Доктор, дай таблетку, гол забью". Мы ему давали плацеба (глюкоза с витамином С), и он действительно забивал голы. Чисто психологическая привычка.

Ольга Писпанен: Получается, что зачастую спортсмены могут и не знать, что им дают какой-то допинг. Поэтому это могут быть врачи, это может быть даже тренер.

Владимир Кузнецов: Вы очень тонко подметили. Самая большая беда, это еще когда начинает тренер вмешиваться в дела врача и давать рекомендации.

Ольга Писпанен: А тренер - царь и бог.

Владимир Кузнецов: Тренер - царь и бог. Но это не есть самый лучший подход, конечно. Богом должен оставаться сам спортсмен и врач.

Ольга Писпанен: Все-таки и врач тоже?

Владимир Кузнецов: Конечно, врач должен контролировать.

Ольга Писпанен: Мы говорим о добросовестных врачах. А ведь бывают же и недобросовестные.

Владимир Кузнецов: К сожалению, бывают.

Ольга Писпанен: И эти врачи заинтересованы в победе своего спортсмена, подсаживая его на некий допинг. Спортсмен может об этом даже и не знать.

Владимир Кузнецов: К сожалению, так бывает тоже.

Ольга Писпанен: Какие-то есть рычаги воздействия на такие ситуации?

Владимир Кузнецов: Хотелось бы, чтобы была плановая подготовка, плановый контроль. Антидопинговый комитет сейчас делает выборочные неплановые проверки. Могут взять спортсмена с любой тренировки, в любом месте Земного шара между соревнованиями и сделать пробы. К каким-то результатам это приводит. Потому что стараются уже следить. Но пошли по другому пути ученые. Они подбирают такую терапию, которая в определенный период она выходит из организма. В таком случае становится тяжело провести контроль.

Ольга Писпанен: Что было сейчас на Олимпиаде с греческими спортсменами?

Владимир Кузнецов: Да.

Ольга Писпанен: По всей видимости, там была как раз такая ситуация.

Владимир Кузнецов: Да.

Ольга Писпанен: Это опять получается подстегивание фармацевтического рынка к тому, чтобы как можно более ухищренно придумывать способы и ввода допинга и вывода его скорейшего.

Владимир Кузнецов: Современный спорт стал бизнесом.

Ольга Писпанен: А раньше он не был бизнесом?

Владимир Кузнецов: Не был. Я был в спорте, мы никогда денег не получали.

Ольга Писпанен: Это было в Советском Союзе.

Владимир Кузнецов: Да, в Советском Союзе.

Ольга Писпанен: Заграничные спортсмены получали?

Владимир Кузнецов: Заграничные спортсмены получали, но тогда не было такого антидопингового контроля.

Ольга Писпанен: Может быть и тогда были какие-то препараты, на которые просто не обращали внимания.

Владимир Кузнецов: Конечно, но ведь допинг допингу рознь. Допинг, который может стимулировать естественные силы организма, а это надо. Если вы просто переработали на своем садовом участке, вы же стараетесь как-то восстановиться, принимаете какие-то средства.

Ольга Писпанен: Да, но я не выступаю за Родину.

Владимир Кузнецов: Совершенно правильно. А здесь тоже, выступая за Родину, человек должен восстановиться после физических нагрузок. В свое время, когда появился витамин В15 (пангамовая кислота). Я впервые рекомендовал спортсмену в условиях Олимпийских Игр в условиях кислородного голодания. Те, кто пошел по этой методике (мы давали с профилактической целью), они приехали и говорили, что как будто на курорте отдохнули. Они два раза в день делали тренировки и прекрасно себя чувствовали.

Ольга Писпанен: Владимир Нахимович, я общалась со спортсменами. Очень многие из них говорят о том, что именно забота о своем здоровье и работоспособность заставляют их иногда или зачастую принимать запрещенные препараты, стимулирующие деятельность. Сегодня они говорят, что практически невозможно находиться в той высокой по накалу страстей и физическому напряжению планке, в которой находятся спортсмены, без допинга.

Владимир Кузнецов: Они правильно говорят, что невозможно находиться все время на вершине физических и моральных нагрузок. Это правильно. Но здесь как раз и встает проблема своевременного восстановления организма. Это уже чисто задача врача и тренера - уметь восстанавливать спортсмена в определенные периоды. Для этого не всегда могут быть только лекарственные препараты. Как раз наша наука, в которую я пришел, будучи клиническим человеком, обратился к самой древней науке, которая позволяет спортсмену восстанавливать без всякого вреда организм. Самое главное - наблюдать отдаленный результат. Когда спортсмен заканчивает выступать, он остается здоровым и нормальным человеком.

Ольга Писпанен: Неужели это возможно?

Владимир Кузнецов: Да, это возможно.

Ольга Писпанен: Все знают, насколько спортсмены искалечены на всю оставшуюся жизнь.

Владимир Кузнецов: Очень приятно было, что, открыв молодежный журнал, увидел интервью Ирины Чащиной, которая в 22 года пришла сама к аюрведе.

Ольга Писпанен: Что это такое? Она у всех на слуху, но что это такое мало кто знает.

Владимир Кузнецов: Приятно слышать, что она на слуху. В свое время она была непроизносимая нашими чиновниками от здравоохранения.

Аюрведа - это самая древняя наука на Земле. Ей свыше 5 тысяч лет. В переводе с санскрита переводится как "наука жизни". Знание жизни - это и духовное, и материальное, и физическое воплощение тех идеалов, к которым всегда стремится человек. Правда, современный человек стремится к универсальной таблетке. Аюрведа - это целый комплекс дисциплин медицинских. Сама аюрведа произошла, как ни странно, от скальпеля. Она не противопоставляет себя современной медицине. А вот основная задача нашей компании как раз и заключается в интегрировании традиционных методов лечения в практику современной медицины.

Ольга Писпанен: Это все равно лекарственные препараты?

Владимир Кузнецов: Не только лекарственные. Это природные средства, зарегистрированные в России как пищевые добавки. Причем делаются они из высококачественного растительного сырья. А сырье это растет в Гималаях. Я был в Индии, был на этой плантации, был на производстве. Это всемирно известная фармацевтическая компания, что тоже немало важно, фирма "Дабур". Они стандартизированы по высшему знаку качества.

Ольга Писпанен: Владимир Нахимович, вот эти пищевые добавки не запрещены Антидопинговым комитетом?

Владимир Кузнецов: Они зарегистрированы российским законодательством.

Ольга Писпанен: Пока можно, да?

Владимир Кузнецов: Пока можно, но здесь тоже надо сказать о том, что когда пищевые добавки стали занимать достойное место в практике современной медицины, началась война между фармацевтическими компаниями и производителями пищевых добавок. Потому что пищевые добавки дешевле намного. Они совершенно безвредны. Мы с полной ответственностью заявляем о том, что они совершенно нетоксичны. Многочисленные клинические испытания это подтвердили. Делалась токсикология на наличие вредоносного действия. Они не подтвердили это. Естественно, составляется какая-то конкуренция.

Ольга Писпанен: Это регенерирующий эффект, восстанавливающий или это поддерживающий, стимулирующий?

Владимир Кузнецов: Я бы даже сказал больше - омолаживающий эффект. Потому что люди, которые грамотно применяют эти препараты с целью восстановления, с целью профилактики или в комплексном лечении под надзором и контролем врача (это обязательно), конечно, они чувствуют себя великолепно.

Ольга Писпанен: Я понимаю, что это не только относится к спортсменам, занимающимся большим спортом.

Владимир Кузнецов: Да.

Ольга Писпанен: Любой человек может озаботиться омолаживанием своего организма и обратиться к вам, да?

Владимир Кузнецов: Чтобы расставить целенаправленно все точки над всеми i, скажу так. 2 февраля в этом году учрежден Институт аюрведической медицины при Медицинской академии имени Мечникова. Это государственное учреждение, где будут готовить аюрведических врачей. Это научный, учебный и клинический центр. Мы очень много уделяем внимания образовательным программам. Мы проводим курсы повышения квалификации врачей. С 15 октября начинается первый сертификационный курс для врачей, где врачи получают сертификат "врач восстановительной терапии".

Ольга Писпанен: У нас есть звонки. Давайте послушаем их.

Слушатель: Я бы сравнил деятельность наших специалистов по допинговым с деятельностью небезызвестного доктора Менгеля. В Германии очень много посадили этих докторов, которые занимались этими вопросами. А мы помимо того, что культурная столица, еще и допинговая столица. Я почему так резко говорю, потому что у меня племянницу сделали инвалидом. Я не буду называть имена. Но посмотрите, многие легкоатлетки даже ходить не могут.

Ольга Писпанен: Из-за применения допинга?

Слушатель: Конечно. Они вам расскажут, если вы с ними войдете в контакт. Детям, особенно девочек, чем только не пичкали. Все это страшная вещь. Почему не сажают этих людей, которые этим делом занимались?

Владимир Кузнецов: Я должен согласиться с этим. Конечно, это имеет место. Я сам был страшно поражен, когда, закончив выступать, пришел работать и увидел, что имеет место, когда в детских спортивных школах детям дают под видом витаминов различные таблетки. Могу сказать одним словом, нет административного ресурса, нет четкого положения - как готовить и как контролировать здоровье спортсменов.

Ольга Писпанен: А если ввести уголовное наказание за использование, за принуждение принятия допинга? Уличили спортсмена на допинге - отвечай. Понятно, что спортсмен мог не знать. Врач должен быть ответственен, он дает таблетки. Ни одна таблетка не поступает к спортсмену без санкции врача.

Владимир Кузнецов: Сейчас совместными усилиями с Медицинской академией имени Павлова, с Медицинской академией имени Мечникова, с городским врачебно-физкультурным диспансером, со спорткомитетом мы как раз разрабатываем такую программу, чтобы городской врачебно-физкультурный диспансер взял под свой контроль все эти функции. Диспансеризация проводится. Но когда ты вышел за дверь, что делается на поле, не всегда возможно усмотреть. И не только тренер виноват. Очень часто сами спортсмены из уст в уста передают, что ни ели, что они пили.

Ольга Писпанен: Спортсмен может и без разрешения врача принимать какие-то лекарства?

Владимир Кузнецов: Очень часто это делается. В первую очередь, сами спортсмены это делают, к сожалению.

Ольга Писпанен: Владимир Нахимович, возможно ли вообще в принципе изгнать допинг из спорта?

Владимир Кузнецов: В самом слове "допинг" страшного ничего нет. Допингом ведь может быть и слово. Вовремя сказанное ободряющее слово - это тоже допинг, который может в одну секунду перевернуть настроение. Мы знаем массу примеров этого. Для того чтобы грамотно допинговать или восстанавливать, я бы рекомендовал всем вести аюрведический образ жизни. Потому что, в первую очередь, это духовная наука. Чтобы мы не говорили, все равно все идет от культуры человека. Если человек культурен во всем своем многообразии, знает себя, то не будет таких казусов. Он будет знать, что принимать, когда принимать.

Ольга Писпанен: У нас есть звонки. Слушаем вас.

Слушатель: Меня зовут Анна Владимировна. Я на протяжении своей жизни очень много лет посвятила философии Индии. Недавно видела фильм, как американцы приглашают врачей из Индии. В вашем центре будут ли работать индийские врачи? Возможно ли на каких-то других основаниях, не связанных со спортом, на платной основе приходить и заниматься в группах аюрведы? Считаете ли вы, что в условиях Санкт-Петербурга возможно излечение бронхиальной астмы, так как считают это индусы в центре Патна возле Дели?

Владимир Кузнецов: Мне очень приятно, что на все вопросы я могу дать утвердительные ответы. Позвоните к нам в центр. Мы с вами встретимся и поговорим. Да, действительно, к нам можно обратиться. Мы сегодня заняты тем, что строим большую клинику на базе больницы Академии Наук. Нами учрежден, как я уже сказал, государственный институт аюрведической медицины. У нас работает по межправительственному договору между Россией и Индией целая группа врачей. К нам приезжала принцесса Шахназ, которую принимали на высшем уровне. Все средства массовой информации информировали об этом визите. В настоящее время целая группа индийских врачей приезжает для преподавательской и консультативной деятельности.

Ольга Писпанен: Получается, что с помощью этой методики можно вылечить практически любое заболевание?

Владимир Кузнецов: Я бы не сказал вылечить. Это идиллия. Различные случаи бывают в жизни. Но то, что аюрведа помогает во многом, просто нет смысла. Есть различные случаи, мы готовы эти случаи рассматривать.

Ольга Писпанен: Вы беретесь за такие случаи, о которых рассказал наш слушатель, что так скажем задопинговали девочку? Вы можете восстановить утраченное здоровье?

Владимир Кузнецов: В первую очередь мы беремся побеседовать, а дальше, уже при наличии соответствующих медицинских документов и показаний, мы готовы проконсультировать, показать и оказать всяческую помощь.

Ольга Писпанен: В принципе это обычное медицинское учреждение, которое работает по методике аюрведы?

Владимир Кузнецов: У нас есть некоторая сложность. Мы сейчас идем по графе "восстановительная медицина". Мы только пытаемся пробить, чтобы аюрведическая медицина была признана как термин, лицензируемым видом. Сейчас мы прикрываемся или восстановительной медициной, монотерапией, натуротерапией и так далее.

Ольга Писпанен: Ваше мнение с этической стороны, когда все допинговые скандалы заканчиваются тем, что отнимают медали. Нужно ли это делать?

Владимир Кузнецов: Медали отнимать нельзя. Потому что все равно любая фармацевтическая помощь - это мини-помощь, основное делают спортсмен и тренер. Медаль должна оставаться. Дисквалификация может присутствовать за нарушение, но медаль - это труд спортсмена.

XS
SM
MD
LG