Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Футбольные фанаты в российских регионах


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимают участие – Петр Киреев, представитель фанатской группы «UFOлоги» футбольного клуба «Урал», Игорь Брагин, руководитель клуба болельщиков «Кузьмичи», и корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.

Олег Вахрушев: В футбольном Чемпионате России межсезонье. Футболисты отдыхают, тренеры ведут селекционную работу, а болельщики с нетерпением ждут начала очередного чемпионата. О футбольном фанатском движении в регионах мы и будем сегодня говорить с гостями в Томске и Екатеринбурге.

Я приветствую в Екатеринбургской студии Радио Свобода представителя фанатского движения «UFOлоги» футбольного клуба «Урал» Петра Киреева.

Здравствуйте, Петр.

Петр Киреев: Доброе утро.

Олег Вахрушев: В разговоре по телефонной линии также участвует моя коллега Мелани Бачина и Игорь Брагин, руководитель клуба болельщиков «Кузьмичи». А нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: как вы относитесь к футбольным фанатам?

Главной новостью футбольного межсезонья для томских болельщиков стала смена главных тренеров команды «Томь». Вместо Анатолия Бышовца, с которым «Томь» весьма успешно закончила дебют в Высшей Лиге, команду возглавит бывший некогда тренером «Томи» Валерий Петраков. Через три недели основной состав команды приступит к подготовке к Чемпионату России. С позиции результата сибиряки в этом году совершили невероятное – финишировав в чемпионате на 10-ом месте. Футбол в Томске в этом сезоне стал настоящей национальной идеей для болельщиков. В Областной Думе всерьез намерены рассмотреть вопрос о сооружении на главном томском стадионе «Труд» памятной стелы в честь команды «Томь». О том, как весь город болеет за футбол, и о том, почему томичи вдруг все стали фэнами, рассказывает моя коллега Мелани Бачина.

Мелани Бачина: Команда «Томь» впервые за много лет играет в Высшей Лиге. Дебютный сезон закончен. Томские футболисты на 10-ом месте в турнирной таблице. Это подарок для всех болельщиков. Футболом в Томске сегодня больны почти все. На матчи ходят чиновники, бизнесмены, политики и их жены, студенты и школьники. Председатель Государственной Думы Томской области Борис Мальцев за сезон пропустил только один матч. Спикер болеет за местную команду не только из чувства патриотизма.

Борис Мальцев: Я оцениваю дебют «Томи» в Высшей Лиге на оценку «отлично». Я считаю, что и тренерский состав, и игроки сумели доказать, что без бразильцев, португальцев, аргентинцев мы можем и умеем играть – играть на уровне Высшей Лиги в такой громадной стране, как Россия. Остаться на 10-ом месте – такая задача и ставилась перед командой и тренерским составом, она выполнена.

Мелани Бачина: Так получилось, что футбол объединил томичей. Сегодня это единственный вид спорта, где томичи достигли успеха. Еще несколько лет назад на матче «Томи» едва собиралась половина стадиона. Сегодня абонементы на будущий сезон почти распроданы, и по цене выше, чем в других регионах. Есть спрос – есть и предложение.

Борис Мальцев: Это не запланированная, а действительно национальная идея Томской области. Потому что сегодня те, кто никогда в жизни не интересовался футболом, стали вдруг интересоваться футболом и активно участвуют в решении тех проблем, которые связаны с футболом. Кроме того, у нас играет 200 команд в зимний футбол сегодня, когда на улице минус 28, а у нас стоят в боевой готовности 200 футбольных команд, которые завтра выйдут на поле. И я должен сказать, нам, сибирякам, которые живут в тяжелых климатических условиях, которые мало видят радости в жизни, футбол – это такая отдушина, которая дает возможность людям более глубоко вздохнуть и испытать какие-то минуты, мгновения счастья, удовольствия и так далее.

Мелани Бачина: У томских властей амбициозные планы. Футбол сегодня – это не только большой спорт, это большая политика. Чтобы собирать дивиденды, нужно вкладывать деньги. Губернатор области уже заявил, что, возможно, бюджет клуба составит 1 миллиард рублей в будущем году. Взамен от футболистов ждут побед.

Борис Мальцев: Я не оцениваю, а я формулирую задачу. Потому что мы одни из участников, которые финансируют, поэтому мы ставим задачи, и не гадаем на кофейной гуще. Мы ставим задачи и перед тренером, которого нанимали на работу, и перед командами мы ставим задачи - чтобы наша команда в будущем составе вошла в шесть-восемь команд... шестое-восьмое место среди команд Высшей Лиги. И еще одна очень важная задача, которая вызвала неудовольствие тренера, самая главная задача – чтобы в городе Томске наша команда никогда не проигрывала.

Мелани Бачина: При всей нынешней любви Томска к футболу единственное, что удивляет, - до сих пор в городе нет ни одного официального клуба фэнов, и за весь прошлый сезон не произошло ни одного столкновения между болельщиками.

Олег Вахрушев: И сейчас Мелани Бачина на связи из Томска. И у нее в гостях руководитель клуба болельщиков... ну, наверное, не клуба, Мелани, поскольку вы сами сказали, что фанатского движения как такового нет, но, тем не менее, руководитель клуба болельщиков «Кузьмичи» Игорь Брагин.

Мелани Бачина: Да, действительно, это не клуб. Но вот клуб как раз Игорем, в частности, сейчас создается. И Игорь является президентом пока не учрежденного клуба, который теперь уже, я так понимаю, будет называть «Лазурный», куда «Кузьмичи», собственно говоря, и войдут. Верно, Игорь? Почему так долго Томск готовился к тому, чтобы официально создать клуб болельщиков, когда весь город болеет за футбол?

Игорь Брагин: Томск, по сравнению с остальными городами, имеющими команды Премьер Лиги, несколько отличается. У нас действительно, как уже было сказано, очень активная поддержка футбола, очень активная поддержка нашей команды. Город действительно болеет футболом. И сложилась у нас такая ситуация, что существование фанатского движения на протяжении последних двух лет только формируется. А «Кузьмичи», когда еще команда играла в первом дивизионе, уже тогда активно участвовали в ее поддержке, и уже тогда пытались каким-то образом объединиться. По принципу красноярского, центрального, скажем так, российского отделения «Кузьмичей» у нас была создана небольшая ячейка. И вот из этой ячейки сейчас уже, когда к нам примкнули уже отнюдь не «Кузьмичи», а просто болельщики футбола, у нас назрела необходимость создавать именно официальный клуб. И вот сейчас уже он учрежден. И мы занимаемся непосредственно его официальной регистрацией.

Мелани Бачина: Но вы заявляете, что «Кузьмичи» - это болельщики, это не фэны. В чем отличие?

Игорь Брагин: Да. На российском уровне, и как это принято, в принципе, «Кузьмичей» считать пассивными болельщиками на стадионе... То есть это та основная масса болельщиков, которые приходят на стадион, прошу прощения, лузгает семечки, принимает запрещенные, скажем так, высокоградусные... сами понимаете, у нас все-таки холодно, какие-то высокоградусные напитки, и просто пассивно поддерживает команду. У нас сложилась такая ситуация, что по сравнению с иными городами наша «Кузьма» - это фактически фанаты. При этом у нас есть небольшая фанатская группировка, которая занимается именно обеспечением суппорта на стадионе – они 90 минут скандируют речовки, поют песни и так далее. И вот мы не в пику этой фанатской организации, а именно для того, чтобы объединить как можно больше «Кузьмичей» под нашими знаменами, и как бы обеспечить на нашем стадионе то, что происходит, скажем, на «Петровском», а это активное «боление» на многих секторах, выезды с командой, активная ее поддержка и, соответственно, какие-то контакты между болельщиками вне футбола.

Мелани Бачина: Но вы не опасаетесь, что вот это активное «боление», оно может перерасти в какие-то столкновения с другими активными болельщиками? «Томь» теперь играет и с «Зенитом», который известен своими, в общем, фэнами достаточно активными и агрессивными порой.

Игорь Брагин: В этом году нам довелось познакомиться с выездной бригадой, если так можно выразиться, питерского «Зенита». Сама система «боления» «Кузьмичей» заключается в том, что «Кузьма» - это мирное «боление». Наша задача – встречаться, общаться, перенимать опыт, поддерживать свою команду. Но ни в коем случае мы не ставим себе задачи – какие-то агрессивные действия против болельщиков других команд. Это совершенно не входит ни в наши цели, ни в наши задачи. Этим летом мы осуществили силами «Кузьмичей» выезд в славный город Пермь – это ближайший к нам город, где есть команда Премьер Лиги, и мы просто не могли обойти вниманием этот матч. Мы выехали в Пермь, где создана была по нашей инициативе ячейка «Кузьмичей». Это был замечательный выезд. Мы сыграли с ними товарищеский матч. Мы болели на стадионе, мы активно болели на стадионе. Мы познакомились со многими ребятами, которые поддерживают именно нашу точку зрения, именно наш стиль «боления» за футбол. Это был просто замечательный выезд. И просто эта была настоящая дружеская встреча. И не было никаких даже мыслей о том, что возможны какие-то столкновения.

Олег Вахрушев: Петр, все-таки «Урал» пока еще не в Премьер Лиге, а в первом дивизионе. Тем не менее, задачи, я так понимаю, перед руководством ставятся о том, чтобы «Урал» попал в Премьер Лигу. Вот Игорь только что сказал о том, что идеологически даже, наверное, различается то, как болеют в регионах, в провинциальных городах, от того, как болеют в столицах. Почему так происходит?

Игорь Брагин: Надо сказать, что в столицах фанатские движения имеют просто под собой более серьезные корни. То есть они образовались где-то, наверное, в конце 80-х годов, еще в советском пространстве. А в регионах фанатские движения гораздо позже образовались. И опять же согласно тому, что большинство команд Высшей Лиги составляют именно московские... ну, плюс питерский «Зенит», то, соответственно, как бы и результат. Но у нас в Екатеринбурге, например, так сложилось опять же, что «Уралмаш» оказался в Высшей Лиге еще в начале 90-х годов, то есть сразу, как только распался Союз. Поэтому как бы уже за 10 лет перевалил возраст нашего фанатского движения. Поэтому, в общем-то, и культура «боления», и культура фанатизма, если так можно выразиться, у нас достаточно серьезная. И наших фанатов знают по всей России, фанатов «Уралмаша». В том числе фанаты и болельщики московских клубов и питерского «Зенита» - с ними как бы отношения достаточно...

Олег Вахрушев: Какие вот все-таки отношения? Отношения могут быть просто, наверное... На противоположных трибунах покричали каждый за свою команду, ушли, спокойно сели по поездам и разъехались. Либо все-таки более жесткие что ли отношения?

Петр Киреев: Ну, смотря какие клубы брать опять же. То есть с московскими клубами по Премьер Лиге еще сложилось так, что как-то... ну, тогда не Премьер Лига, а Высшая Лига была, когда «Уралмаш» был там до 1996 года, сложилось как-то так, что отношения более-менее, как минимум, терпимые, скажем так. А с некоторыми мы поддерживаем дружеские отношения. В общем-то, с питерскими фэнами, например, с фэнами питерского «Зенита» у нас замечательные отношения. Они всегда нас встречают, когда мы приезжаем в город, допустим, когда играли с питерским «Динамо». И аналогичная ситуация, когда они к нам приезжают. С болельщиками московских клубов, ну, в общем-то, тоже нормальные отношения. То есть там нет каких-то проблем. Вообще считается, и как бы так сложилось исторически, что пермский «Амкар» и, соответственно, его фанаты – это как бы единственный, в общем-то, клуб в данном случае в Премьер Лиге, получается, как раз на данный момент, с которыми есть, можно сказать, какие-то воинственные отношения. Может быть, даже не между фанатами... Ну, тут сложно сказать. То есть фанатские группировки, они тоже делятся на «хулиганов», «скарферов», на людей, которые занимаются в первую очередь поддержкой команды суппортом, активным рисованием баннеров, шарфами...

Олег Вахрушев: «UFOлоги» - это какая организация?

Петр Киреев: Вот я непосредственно представляю организацию изначально интернет-болельщиков футбольного клуба «Уралмаш». То есть, может быть, как и у Игоря в Томске, мы образовывались изначально как некое объединение «Кузьмичей» с целью организации какого-то суппорта, ну и, в том числе, конечно, посещение выездных матчей, что, в общем-то, в первую очередь отличает фаната от обычного «Кузьмича». Но в итоге так получилось, что мы сейчас себя, наверное, смело можем назвать фанатами, потому что за два с половиной года существования, ну, почти три года существования нашей организации осуществлена масса выездов, пробиты все самые дальние города – и Владивосток, и Петербург, Москва, Смоленск. То есть вся Россия.

Олег Вахрушев: То есть вступили в активную фазу?

Петр Киреев: В общем-то, да.

Олег Вахрушев: В Екатеринбурге сегодня действуют как минимум семь неофициальных футбольных фанклубов. Всех их объединяет любовь к одному клубу – екатеринбургскому «Уралу», бывшему «Уралмашу». Фанаты следуют за своей командой повсюду - от Челябинска до Новосибирска, и даже до Владивостока - кто на товарных поездах, кто на автобусах. Ну а в планах руководства «Урала» создать свой официальный фанклуб. Тогда решать проблему выездов6 возможно, будет проще. Подробности у екатеринбургского корреспондента Радио Свобода Дарьи Здравомысловой.

Дарья Здравомыслова: Создание официального фанклуба футбольной команды «Урал» пока находится на стадии проекта. Но уже сейчас руководство команды оказывает ощутимую поддержку своим болельщикам. Организовывает автобусы для выездов в другие города, помогает финансово. Пресс-атташе «Урала» Марина Приймак говорит, что сейчас среди фанатов преобладают стихийные движения, так называемые группировки. У каждого своя атрибутика. Создание официального фанклуба позволит им объединиться.

Марина Приймак: Мы будем делать официальную символику. Не просто человек захотел куда-то поехать и поехал, а мы будем организовывать поездки. То есть это уже будет группа единомышленников, прежде всего. Которые будут не вредить, как это иногда бывает, на матчах, а все-таки болеть цивилизованно. Потому что, к сожалению, пока на сегодняшний день не обходится без каких-то происшествий, связанных с поломкой сидений, с зажиганием фаеров и дымовых шашек, что, конечно же, мешает иногда команде и игрокам, и штрафуют клуб за это.

Дарья Здравомыслова: Долгое время болельщики и руководство клуба конфликтовали из-за измененной символики и названия команды. Лидер одной из фанатских организаций Юрген говорит, что до сих пор в своих кричалках они скандируют исключительно «Уралмаш!». Но ситуация может измениться. Все зависит от того, пойдет ли президент клуба Григорий Иванов на некоторые уступки.

Юрген: Мы ведем перспективные разговоры с Григорием Викторовичем Ивановым по поводу возвращения зеленого цвета в форму команды, хотя бы даже номера зеленые или небольшая эмблемочка зеленого цвета. Это еще больше сблизит команду. Мы понимаем, что реалии сейчас таковы, что не вернуть название «Уралмаш». Но хотя бы потешить самолюбие фанатов возвращением зеленого цвета, я думаю, это было бы здорово.

Дарья Здравомыслова: Юрген согласен, что создание официального фанклуба нужно как болельщикам, так и команде. Только вот возглавить его, по его мнению, некому.

Юрген: Это должен быть человек деятельный, который должен быть уважаемым как в среде фанатов, так и руководством клуба. Конкретный пример. Мы поехали в Новосибирск. Что стоит - купить пару вагонов, посадить 150 человек екатеринбургского фанатья и вывести в Новосибирск, устроить отличную поддержку. Лично я обращался к руководству клуба с такой идеей. Но сказали: «Ты лично возьмешь ответственность на себя за отсутствие дебошей в поезде и так далее?». Я сказал: «Нет». А если будет официальный фанклуб, если будет конкретный человек, который отвечает перед Ивановым за деньги, перед фанатами за то, чтобы доехать нормально, такие вещи можно будет спокойно организовывать.

Дарья Здравомыслова: Негласно болельщики делятся на два течения: «перфоманс» и «хулиганизм». Одни поддерживают любимый клуб на стадионе, другие вне его. Но, по словам Марины Приймак, проблемы с правоохранительными органами имеют и те, и другие. Так, например, случился неприятный инцидент в Новосибирске.

Марина Приймак: В этом городе пока в диковинку, видимо, та форма фанатизма, которая существует в современном футболе. Когда вот эти крики, фаера, то есть создание вот такой атмосферы шоу. Там ее не поняли, и был инцидент, когда местная милиция начала ребят арестовывать буквально. И тут пришлось вмешаться даже президенту клуба, который был тогда на матче. Сумели забрать ребят из лап новосибирских милиционеров.

Дарья Здравомыслова: Юрген говорит, что любое внимание со стороны команды фанатам всегда приятно. Особенно на выездах в других городах.

Юрген: В Челябинск 215 человек приехали из Екатеринбурга. И в конце матча, мы привыкли, команда подходит и нам аплодирует – приятно очень. Но когда подошел сам Иванов с тренером и аплодировал сектору... Причем это было не так, чтобы отмазаться, а это все было сделано красиво. Мы были просто вне себя от восторга. Вот ради такого на самом деле стоит ездить за командой.

Дарья Здравомыслова: Болельщики же, в свою очередь, гарантируют порядок на стадионе. Уже сейчас между лидерами фанатских движений заключено соглашение. Согласно ему, никто не ломает сиденья, а обо всей пиротехнике службу безопасности клуба предупреждают заранее. Таким образом, хулиганство отходит на второй план. Главным становится красочное шоу на трибунах.

Олег Вахрушев: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Доброе утро. Это говорит Тимур из Петербурга. Я сам музыкант, и очень далек от футбола. Но я помню, всякий раз, когда люди возвращаются с «зенитовских» матчей – творится что-то ужасное совершенно. То есть раньше выбивали стекла в метро, задирали пассажиров в метро. Просто я, как правило, поздно возвращаюсь с работы домой. И это был совершеннейший ужас. И вот то, что я сейчас услышал, что фанаты собираются сами следить за порядком, я считаю, что это было замечательно. Только я в это не верю. Потому что вот эта власть толпы, когда они друг друга заводят, по-моему, с этим очень трудно бороться.

Олег Вахрушев: Понята ваша мысль, Тимур. Петр, пожалуйста. Действительно, есть проблема. Из-за того, что люди боятся, что с ними, либо с их детьми, что-то случится на стадионе, либо сразу же на выходе из него, люди просто перестают ходить на футбол, а это обидно.

Петр Киреев: Я понимаю, о чем говорил радиослушатель. Надо сказать, что здесь провести некое сравнение Питера и Екатеринбурга достаточно сложно. Потому что все прекрасно, в принципе, знают, что питерский «Зенит» и стадион «Петровский», когда там происходят домашние матчи... ну, вот если убрать в сторону вот эти отрицательные моменты, которые возникают, это как бы красиво, как минимум, и обалденное шоу, если так можно выразиться. То есть поет весь стадион. И как бы количество фанатов и, может быть, болельщиков, близких к фанатизму, оно очень большое. И, соответственно, налицо опять же наличие... ну, как бы имеется несколько группировок у того же «Зенита» фанатских, и, соответственно, хулиганствующие тоже. И здесь, наверное, никуда не деться. То есть невозможно отфильтровать как-то людей что ли или как-то их перевоспитать. Те инциденты, которые происходили в метро, я думаю, они были с участием каких-то представителей хулиганствующих группировок питерских, которые, допустим, у нас тоже есть, но все-таки у них численность меньше, чем все остальные. И задача, в общем-то, ну, вот как мы себе это видим, все-таки каким-то образом за счет авторитета или каких-то еще средств, за счет договоренностей между лидерами группировок стараться свести к минимуму вот такие выпады, в том числе связанные и с поломками кресел, о чем говорила Марина Приймак. Ну, насчет фаер-шоу, я не знаю, в принципе, сейчас это достаточно официально, по-моему, разрешено во многих городах. И поэтому здесь ничего страшного нет. Если их не кидают на поле, ничего страшного, в общем-то, нет. В том же Питере была акция в этом году, когда слово «Питер» было выложено буквально из зажженных фаеров. Это было очень красиво. Все было официально, была договоренность с клубом, были люди, ответственные за это. Зажгли и погасили - в ведерки положили. И никаких проблем нет.

Олег Вахрушев: А действительно у вас был разговор с руководством клуба «Урал» о том, что «давайте, ребята, поспокойнее...»?

Петр Киреев: Да, конечно. Но опять же мы не можем... Скажем так, перед началом этого сезона лидеры фанатских группировок собрались и договорились о том, что «пусть лучше мы где-то себя немножко ограничим, но при этом мы будем иметь возможность спокойно поддерживать команду, во всяком случае, на домашнем стадионе». В том числе была договоренность о зажжении фаеров, но опять же до первого инцидента. Ну, невозможно все равно всех удержать, когда очень большой сектор стоит, то есть найдутся какие-нибудь малолетние, так сказать, бездумные экстрималы, которые сломают кресло или еще что-нибудь учинят. Вот выбежали на поле какие-то три товарища невменяемые, и из-за этого потом начались проблемы опять же с правоохранительными органами.

Олег Вахрушев: Понятно. Все равно, наверное, существует такая опасность, что, может быть, не сейчас, но чуть позже, тем не менее, найдутся несколько людей, которые захотят стать именно хулиганствующей группировкой футбольных фанатов, возможно такое, никто этого не исключает. И вот мне хочется спросить у Игоря, как вы намереваетесь этому противостоять?

Игорь Брагин: Я полагаю, что противостоять подобным организациям не так-то просто. В противном случае, правоохранительные органы, имеющие многовековой опыт борьбы с подобными явлениями, уже давно смогли бы погасить все это. Всегда найдется человек, который захочет самоутвердить себя не только в качестве какого-то положительного героя, но и в качестве героя отрицательного. Причем всегда будут поводы для того, чтобы именно вот такие явления прогрессировали и существовали. Тому виной, наверное... достаточно, скажем так, искры, чтобы возгорелось пламя. Наши ребята, которые позиционируют себя как фанаты, и сейчас уже тоже неофициальная фанатская группировка «Фантом», выезжали с командой «Томь» на первый матч нашего последнего сезона в первом дивизионе против питерского «Динамо». И после этого матча трое наших фанатов, приехавших туда, имели столкновение с местной фанатской группировкой, которая гнала их буквально до самого паровоза. И ребята буквально подбитыми запрыгивали в последний вагон. И до сих пор говорят слова благодарности той проводнице, которая их туда запустила.

Мелани Бачина: Игорь, тем не менее, вы говорите, что все эти вещи, так или иначе, они организованы. Вот те же фанатские движения, когда они идут, бьют стекла, дразнят прохожих и так далее, а бывают и стычки, все равно, так или иначе, эти вещи можно контролировать.

Игорь Брагин: Да, конечно, Мелани, все это организуется. Не бывает того, чтобы стихийно толпа в какой-то момент направила свои действия в какое-то криминальное и противоправное русло. Всегда должен быть человек или группа людей, которые этой толпой управляют. И вот именно те указания, которые будут исходить от этой организованной, скажем так, верхушки, именно вот эти указания и будет толпа исполнять. Ведь толпу можно направить и в мирное русло, а можно направить на разрушение.

Мелани Бачина: А здесь важны отношения с командой и с дирекцией клуба? Скажем, был скандал у томской команды, когда... У нас сегодня команда «Томь» и болельщики существуют параллельно, нет взаимосвязи вообще никакой. Я думаю, настроение болельщиков зависит от того, пойдут они дальше что-то громить или пойдут счастливые праздновать куда-нибудь.

Игорь Брагин: Ну, тогда нужно снова отойти от фанатов в нашем понимании. То есть мы говорим сейчас о «Кузьмичах» в данной ситуации. И тот скандал (если его можно назвать скандалом), когда наш первый выезд в Пермь был не оценен командой, когда команда после окончания футбольного матча ни коим образом не выделила нас из общей массы пермских болельщиков, а спокойно направилась в раздевалку, и на следующем же домашнем матче... Причем результат матча в Перми нас устраивал, команду устраивал – мы сыграли 0:0, и были все довольны. Но почему-то команда не обратила на нас, болельщиков, проделавших путь в 1,5 тысячи километров, никакого внимания. И когда у нас в Томске, проигрывая к финальному свистку 2:1 Ростову, футболисты Ростова бросились к своим фанатам на сектор, дарили им футболки и обнимались, то есть нас это очень сильно задело. И у нас вышел небольшой конфликт с руководством. Капитан команды вышел на общение с болельщиками. И с этого момента, как мне кажется, руководство нашего клуба начало понимать, что с болельщиками, в частности, с фанатами и с «Кузьмичами» необходимо работать. И в этом направлении мы сейчас движемся. И планируем, что вместе с ростом нашего уровня «боления» и нашего менталитета будет все-таки меняться и менталитет руководства, и отношение руководства с болельщиками будет строиться уже на более цивилизованных началах. И тогда, действительно, когда болельщик будет заинтересован в мнении клуба и правоохранительных органов, руководство, скажем, движения болельщиков, тогда все это... Правильно говорил мой коллега в Екатеринбурге, все это может исходить только от двух-трех неразумных ребят, которые просто хотят выделиться и самоутвердиться.

Мелани Бачина: Но все равно это не будет массовым явлением.

Игорь Брагин: А основная масса, разумеется, будет под контролем, иначе зачем тогда руководитель, если он не может управлять этим движением.

Олег Вахрушев: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Наталья Витальевна, мне 81 год. Я являюсь ярым болельщиком нашей команды. У меня есть графики их игр. И была ужасно возмущена тем, когда Радимов из «Зенита» сказал: «Да что это за команда – «Томь»?..». Так вот пусть он со своей Булановой соберется и поплачет, что его прогнозы не осуществились. А мы рады за команду. И я очень рада, что ваша радиостанция (я всегда ее слушаю) нашла возможность поговорить о «Томи».

Олег Вахрушев: Наталья Витальевна, видимо, болельщик «Томи», насколько я понял. Игорь, пожалуйста, буквально несколько слов по поводу реплики Натальи Витальевны.

Игорь Брагин: Наталья Витальевна, спасибо, что вы так активно поддерживаете нашу команду.

Мелани Бачина: Возьмете в клуб?

Игорь Брагин: Возьмем обязательно. Просто, действительно, это еще одно подтверждение тому, что в Томске футбол – это не просто социальное явление, а это эпидемия настоящая.

Мелани Бачина: Это массовое социальное явление.

Игорь Брагин: Да, это глобальное социальное явление, я бы даже сказал. А что касается «Зенита», ну, с «Зенитом» у нас, к сожалению, не сложились отношения, и во многом именно из-за отношения представителей команды, того же самого Радимова, нелицеприятные высказывания в наш адрес. Но мы рады будем «Зениту» в следующем сезоне. Мы их ждем. Мы их снова обыграем. И с удовольствием проводим домой.

Олег Вахрушев: Спасибо. Петр, скажите, в том случае, если «Урал» попадает в Премьер Лигу, на ваш взгляд, будет такое же увлечение футболом в Екатеринбурге, как сейчас это происходит в Томске?

Петр Киреев: Хотелось бы надеяться, скажем так. Опять же мне сложно представить, что сейчас происходит в Томске, в полной мере, так сказать. Но судя по тому, что 80-летняя женщина звонит в студию по этим вопросам, это говорит о том, что там все глобально. Я думаю, что будет большой всплеск – это однозначно. Ну, примером тому может послужить 2003 год, когда «Уралмаш» вышел из Второй Лиги в первый дивизион. И на центральном стадионе собиралась невиданная уже много лет аудитория – по 20 с лишним тысяч человек. Но тут есть опять же, конечно, вопрос со стадионом. То есть пока мы будем играть на «Уралмаше», а это достаточно удаленный от центра города стадион, и не очень удобно добираться людям. То есть какие-то проблемы есть. Но, тем не менее, если выйдем в Высшую Лигу, естественно, будет всплеск очень большой.

Олег Вахрушев: И центральный стадион очень быстро достроят, я так полагаю.

Петр Киреев: Да, я тоже на это надеюсь.

Олег Вахрушев: Благодарю всех за участие в программе.

XS
SM
MD
LG