Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Суд признал виновными двоих фигурантов по делу о терактах в пассажирских самолетах в августе прошлого года


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Вера Володина.

Андрей Шарый: Сегодня суд признал виновным в коммерческом подкупе двоих подсудимых по делу о терактах в самолетах ТУ-134 и ТУ-154 в августе 2004 года. Родственники 90 жертв теракта, погибших при взрывах двух террористок-смертников, намереваются добиться справедливости. Они винят в том, что трагедия стала возможной, в том числе и российские власти. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Вера Володина.

Вера Володина: Генеральная прокуратура продолжает расследование уголовного дела по терактам 24 августа прошлого года, а выделенные из него два дела с обвинениями по статьям "коммерческий подкуп" и "халатность" слушаются в Домодедовский городской суд. 17 мая начнутся слушания по обвинению в халатности милиционера Михаила Артамонова, а 15 апреля суд признал виновными в "коммерческом подкупе" спекулянта авиабилетами Армена Арутюняна и сотрудника авиакампании "Сибирь" Николая Коренкова - оба приговорены к полутора годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Первый продавал билеты предполагаемым террористкам, а второй разрешил регистрацию и посадку. Прокуратура не вменяла им пособничество террористам. Впрочем, адвокаты подсудимых просили суд полностью оправдать своих подзащитных. В частности, защитник Коренкова Вячеслав Фролов настаивал на том, что следствием "не было установлено, действительно ли передавались деньги".

Вячеслав Фролов: Мы считаем, что вина его не доказана, с другой стороны, приговор вынесен на фоне совершенного теракта. Поэтому мы понимаем и суд, и обвинение.

Вера Володина: Ни суд, ни обвинение не понимают родственники погибших в том теракте, поскольку трагедия в этих уголовных делах является лишь фоном. У Тамары Гуровой в тот день в самолете ТУ-134 погиб сын Андрей.

Тамара Гурова: Как можно управлять страной, когда три человека управляют аэропортом "Домодедово". Это значит мвдешник, Арутюнян-спекулянт и Коренков. Три человека, которые допустили взрыв двух самолетов. Где все остальные? Тогда получается, они страной управлять могут? Осудили их на полтора года. Да, возможно, их осудили за то, что тот продал билет. А где руководство, которое куда смотрело? Как вообще допустить такой теракт?

Нам прислали бумагу на все наши жалобы, протесты. Однако, учитывая, что вы можете ознакомиться с допросами сотрудников, видеозаписи посмотреть, наконец-то.

Вера Володина: Первые плоды в ближайший вторник отправится читать записи допросов сотрудников кампании ИСТ-Лайн адвокат потерпевших Денис Колесников. Говорит Тамара Гурова.

Тамара Гурова: Нам трудно было собраться всем, потому что наш народ запуган, не знает своих прав. До сих пор наши люди говорят: "Ой, меня могут уволить с работы, а я подписываю письмо президенту". Боясь это делают. Но мы хотим дойти до какой-то определенной точки. Когда мы скажем, что в нашем государстве ничего нельзя добиться, что делать тогда? Подали в городской, подали в областной, потом в Верховный суды. Что там дальше? В Евросуд подали жалобу по правам человека.

Вера Володина: Не только свои права и память о погибших они защищают. Они - это организация "ТУ-134 - взорванные судьбы". Тамара Гурова считает, что так они выступают против терроризма, а объединялись от равнодушия государства.

Тамара Гурова: О наших самолетах, о наших близких совсем просто не говорили ничего. Мы стали возмущаться, перезваниваться, встречаться. Еще самое основное, что получили уведомление из Генеральной прокуратуры о том, что мы должны выехать в Москву и ознакомиться по уголовному делу по Артамонову. Я прозвонила сама лично в Генпрокуратуру и спросила: "А каким образом мы это можем сделать?" "А это ваши проблемы". "А кто нам оплатит выезд?" "Это тоже ваши проблемы". Я говорю: "Но мы наверняка за один день там не успеем сделать". "Это ваши проблемы". "А как бы решить, чтобы это дело вывезли нам сюда". "Вас 90 человек, а я один".

Вера Володина: Взорванные судьбы хотят понять, почему стало возможным то, что произошло с их родственниками - это для того, чтобы предотвратить такие трагедии впредь, а следствие пока передает в суд тех, кто сам тоже называет себя жертвой. Каких же обстоятельств?

Тамара Гурова: Зачем мы избираем вас? Зачем Государственная Дума придумана? А вы работайте, чтобы не было терактов. Мы содержим все это. Мы не защищены. Попадает человек в такую ситуацию, и ты не нужен государству своему. За день до его гибели, я чувствовала, что что-то случится. Предчувствие было. Я говорила ему: "Я не вижу смысла жизни". И сейчас я его тоже не вижу. Я забываю иногда о том, что у меня есть дочка, которая смотрит мне в глаза и говорит: "Мама, ты на мне крест поставила? Ты жить не можешь без Андрюшки". Я говорю: "Лесенька, но ты же живешь со мной". "А завтра может со мной случиться". "Вот за это я и борюсь, чтобы с тобой завтра это не случилось".

Мы пытаемся что-то сделать. Мы дойдем до какой-то точки, и хотя бы я приду на могилу к сыну и скажу: "Сынок, я больше ничего не могла сделать. Мы живем в такой стране". Остался у него ребенок 3 года у моего сына. И что, его тоже в теракте убить должны? Я считаю, что если бы мы объединялись, доказывали свои права, возможно, не было бы в нашей стране такого хаоса. Теперь я понимаю, где мы живем. До этого я не знала, теперь я уже понимаю это. Потому что уже столкнулась со справедливостью. У кого больше денег, тот и прав.

XS
SM
MD
LG