Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Руководство ООН знало о коррупции в своих рядах. Антибушевская фальшивка в эфире CBS. Майкл Мур и Мэл Гибсон - самые популярные режиссеры года


Юрий Жигалкин: Руководство ООН скорее всего знало о коррупции в своих рядах. Как попала в эфир «Си-Би-Эс» антибушевская фальшивка? Майкл Мур и Мэл Гибсон - самые популярные режиссеры года. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».

Руководство ООН было давно осведомлено о том, что некоторые компании незаконно положили в свой карман миллионы долларов в результате того, что представители ООН не контролировали выполнение программы «Нефть в обмен на продовольствие». Такой вывод позволяют сделать документы собственных ООНовских ревизий, обнародованные в понедельник под давлением американских законодателей. Слово - Владимиру Морозову.

Владимир Морозов: Как выясняется, в ООН знали, что в рамках программы «Нефть в обмен на продовольствие» крупные суммы пошли, так сказать, налево. Из разных источников стало известно, что миллионы долларов были уплачены сотрудникам, которых не существовало в природе. Сотни тысяч долларов - строительным инспекторам, которым нечего было инспектировать. Считают, что только Саддам Хусейн положил в свой карман более 20 миллиардов долларов. Как это могло произойти?

После вторжения Саддама Хусейна в Кувейт в 1990 году ООН наложила на Ирак санкции, в частности, запретив ему свободную продажу нефти. Затем ограниченное количество этого сырья разрешили продавать при условии, что вырученные средства пойдут только на приобретение продовольствия и медикаментов. ООН была обязана следить, чтобы Саддам не использовал деньги на пушки вместо масла.

Элизабет Макдональд: Но иракцев лишили этих денег. Средства пошли на строительство дворцов для Саддама Хуссейна. И на обогащение чиновников и посредников. При этом специальная комиссия, созданная ООН для проверки собственной деятельности, оправдывается тем, что у ООН не хватало инспекторов для проверки.

Владимир Морозов: Это говорит сотрудница журнала «Форбс» Элизабет Макдональд, которая занимается скандалом в ООН. И она, и другие наблюдатели, а также некоторые американские законодатели, в частности - председатель постоянного подкомитета комиссии Сената США по расследованиям Норм Колман, сомневаются в том, что комиссия ООН сможет и захочет разобраться в деле.

Элизабет Макдональд: Интересно то, как обнародует сведения комиссия ООН. Эта комиссия и ее глава Пол Волкер как бы стараются сказать публике, что, мол, не ждите особых разоблачений. В то же время Волкер признает, что контракты, заключенные иракским правительством для продажи нефти в обмен на продовольствие, не проверялись вообще, и процесс установления цен не контролировался.

Владимир Морозов: До самого недавнего времени ООН отказывалась раскрыть что-либо касательно программы «Нефть в обмен на продовольствие». Первые сведения неожиданно появились на сайте специальной комиссии. Наблюдатели считают, что такая относительная гласность стала возможна только под давлением общественного мнения. Предварительный отчет комиссии ООН должен появиться в конце января. Отчет станет серьезным, но, видимо, не последним этапом в ходе проверки скандала в ООН. Он, в частности, может дать ответ и на обвинение некоторых сотрудников ООН в том, что в ходе программы «Нефть в обмен на продовольствие» они получали взятки.

Сегодня ООН контролирует гуманитарную помощь жертвам цунами и фактически распоряжается миллиардами долларов.

Юрий Жигалкин: Пренебрежение основными принципами журналистики стало причиной появления на телеканале «Си-Би-Эс» программы, в которой использовались непроверенные документы, выставлявшие в негативном свете службу Джорджа Буша в национальной гвардии во время войны во Вьетнаме. Такие выводы сделала независимая комиссия, расследовавшая редкий в практике американской прессы инцидент. 8 сентября, менее чем за два месяца до президентских выборов, популярная программа «Шестьдесят минут» показывает документы, которые якобы свидетельствуют, что Джордж Буш не выполнял своих обязанностей офицера национальной гвардии. Мало того, его бывший командир документально удостоверял, что на него 30 с лишним лет назад было оказано давление с тем, чтобы он приукрасил достоинства своего подчиненного. Сомнения в подлинности документов были высказаны экспертами буквально вслед за выходом программы в эфир, однако «Си-Би-Эс» продолжала наставить на своей правоте, пока не выяснилось, что источником сомнительного компромата был человек, прежде уличенный в подлоге.

Комиссия из уважаемых сторонних экспертов, назначенная руководством телекомпании возложила основную вину на продюсера программы, решившую предать гласности потенциально сенсационный эксклюзив, не подвергнув его требуемой экспертизе. Продюсер - а на ее счету, кстати, разоблачения актов насилия в тюрьме «Абу-Грайб» - была в понедельник уволена, а трем руководителям службы новостей «Си-Би-Эс» предложено подать в отставку.

Каков основной урок этого эпизода? Я задал этот вопрос сотруднику правозащитной организации «Фридом Хаус», бывшему редактору нескольких газет Арчу Паддингтону.

Арч Паддингтон: Главное, на мой взгляд, эта история доказывает, что в Соединенных Штатах пресса не может позволить себе безнаказанно поступаться правдой. Ведь «Си-Би-Эс» была схвачена за руку не правительством, а интернетными журналистами, тут же нашедшими экспертов, указавших на сомнительность документов. Подхваченная конкурентами «Си-Би-Эс» история поставила под угрозу реноме телекомпании, ее рейтинги, отношения с рекламодателями. И руководство «Си-Би-Эс» решило пойти на крайний шаг - назначить сторонних экспертов для расследования инцидента, отчитаться начистоту перед своей аудиторией. Эта история должна, на мой взгляд, стать напоминанием всем профессионалам журналистам, что за профессиональную безответственность придется нести расплату.

Юрий Жигалкин: Господин Паддингтон, однако этот эпизод заставляет задать вопрос и более, так сказать, серьезный: можно ли обеспечить объективность прессы, когда большинство американских журналистов не скрывает своей либеральной идеологической ориентации? Один из бывших коллег уволенного продюсера сказал сегодня в интервью «Си-Эн-Эн», что сомнительный сюжет попал в эфир сквозь сито редакционного контроля лишь потому, что руководителям программы хотелось верить в то, что это правда.

Арч Паддингтон: Вы знаете, не открою большого секрета, если скажу, что мы не можем обеспечить стопроцентную объективность прессы. Но, по крайней мере, мы способны - и это доказывает опыт американской прессы - свести к минимуму искажение фактов. В свободном обществе трудно представить сугубо нейтральный орган информации, но по традиции американская пресса позволяет себе выражать свое мнение и отношение к происходящему только на редакционных страницах и в редакционных рубриках, четко разделяя информацию и оценку события. «Си-Би-Эс» переступила эту черту и поплатилась.

Юрий Жигалкин: О том, как могла появиться в эфире телекомпании «Си-Би-Эс» незадолго до выборов антибушевская фальшивка я говорил с Арчем Паддингтоном, сотрудником американской правозащитной организации «Фридом Хаус».

А сейчас коротко - о других новостях дня в Соединенных Штатах.

За что среднестатистический американец любит своего работодателя? Отчасти ответ на этот вопрос дает список 100 лучших компаний-работодателей, опубликованный в понедельник журналом «Форчун». Самой привлекательной для работы оказалась провинциальная сеть гастрономов «Уэгманс», действующая под крайне нехарактерным для Америки девизом: «Главное для нас - интересы работника, интерес покупателя идет следом». Согласно этому девизу сеть платит одну из самых высоких в стране почасовых зарплат, обеспечивает каждому члену многотысячного коллектива почти бесплатную медицинскую страховку, работники получают премии в случае, если компания зарабатывает солидную прибыль. Мало того, сеть гастрономов даже оплачивает высшее образование для тех, кто намерен делать карьеру внутри компании. Однако такая щедрость по отношению к работникам все-таки исключительна. В среднем американцы предпочитают компании, которые выделяют больше средств на пенсионные сберегательные счета, предлагают менее дорогую медицинскую страховку, предоставляют хорошие отпуска (около трех недель в год) и оплачивают детский сад для детей.

Американские автомобильные компании делают ставку на технологии, сберегающие топливо и предохраняющие окружающую среду. На открывшемся в понедельник Детройтском автомобильном шоу американская большая тройка производителей автомобилей показывает и в основном говорит о так называемых гибридных моделях. «Форд» гордо демонстрирует внедорожник «Форд-Искэйп» - то, что сейчас называют электро-бензиновым автомобилем. Он назван лучшей машиной года в категории легких грузовиков. А Генри Форд, праправнук основателя кампании, провозгласил новое кредо Форда - создание автомобилей, которые, по его словам, социально, экологически и экономически приемлемы для покупателя. «Форд» в ближайшие три года намерен приступить к массовому производству гибридов, безотходных дизельных автомобилей и водородных двигателей внутреннего сгорания. Американские автокомпании надеются, что внимание к экономичности и чистоте двигателей позволит им отразить наступление на американский рынок японских фирм, которые захватили уже больше 26 процентов самого прибыльного в мире рынка автомобилей.

Документальный фильм Майкла Мура «9/11 по Фаренгейту» и работа Мела Гибсона «Страсти Христовы» стали лауреатами одной из самых популярных американских премий «People's choice» («Народный выбор»). Эти фильмы оказались по мнению американцев самыми популярными экранными работами года. Мнение, явно противоречащее мнению большинства критиков. Об этом феномене я беседую с моим коллегой и критиком Александром Генисом.

Александр, как вы считаете, о чем говорит победа двух столь непохожих лауреатов?

Александр Генис: Прежде всего о том, что американские президентские выборы не окончились в ноября прошлого года - как им было положено. Они продолжаются на другой территории. Каждый из двух фильмов-победителей стал знаменем в политической борьбе. Разделенная на два лагеря Америка все еще выясняет отношения: за Мела Гибсона голосуют победители республиканцы, за Майкла Мура - проигравшие, демократы.

Самое интересное, что поляризация страны сказалась и в этом, вроде бы безобидном конкурсе. Дело в том, что голоса разделились поровну. Я ни за что не поверю, что кто-то одобрил оба фильма. Тут уж точно - или-или. Более того, думаю, что подавляющее большинство избирателей (в данном случае это слово точно отражает ситуацию) смотрели только один из двух этих фильмов.

Юрий Жилалкин: А вы?

Александр Генис: Я-то, увы, смотрел оба. Поэтому и берусь обратить внимание не только на сходство, но и на различия. Молва и журнальная полемика превратили эти картины в идеологические знаки, условные, как цвета флагов. Из-за этой нелепости два очень разных явления кажутся зеркальными копиями друг друга. Но в сущности между ними нет ничего общего.

Майкл Мур снял откровенный пропагандистский ролик, удручающего, на мой взгляд, качества. Картина лишена даже прагматического смысла, потому что, грубо навязывая свои взгляды зрителям, режиссер раздражает даже тех, кто их разделяет. Сужу по опыту. С фильмом "Страсти Христовы" все сложнее, ибо мотивы Мела Гибсона носили более глубокий - духовный, а не политический - характер. Это - миссионерский акт, картина для церкви, снятая как бы по обету. Но сделана она не для зрителей, а для союзников-адептов.

Юрий Жигалкин: Но все это не помешало фильмам добиться сенсационного успеха у зрителей.

Александр Генис: Не вижу противоречия, газета всегда будет популярнее серьезного романа. Но кому нужна вчерашняя газета? Не думаю, что через несколько лет зрители вспомнят эти бесспорно самые шумные фильмы прошедшего года. Не принеся ничего нового в искусство кино, они останутся знаком времени, характерным свидетельством бурного начала XXI столетия, когда политика застила глаза даже членам жюри Каннского фестиваля, вручившего Муру «Золотую пальму». Что касается «Страстей», то, как сплетничает пресса, в Голливуде фильм Гибсона никто и не смотрел.

Впрочем, скоро мы сможем проверить мои рассуждения. «People's choice» - «Народный приз» - сугубо демократическая награда. Судьями тут мог быть каждый, у кого было время, желание и доступ к Интернету. Подождем, что скажут профессионалы-академики. Готов биться об заклад, что ни та, ни другая картина не получит главного «Оскара».

XS
SM
MD
LG