Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Кандидат в министры внутренней безопасности отчитывается перед Сенатом. Новый закон защитит права американской прессы. Главный сурок страны предсказывает штормовую погоду


Юрий Жигалкин: Кандидат в министры внутренней безопасности отчитывается перед Сенатом. Новый закон защитит права американской прессы. Главный сурок страны предсказывает штормовую погоду. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».

В Сенате прошли публичные слушания по утверждению Майкла Чертоффа на пост министра внутренней безопасности США. Кандидату пришлось ответить на целый ряд жестких вопросов, касающихся его роли в контртеррористических акциях правительства.

Владимир Абаринов: До назначения на пост министра Майкл Чертофф работал членом федерального окружного апелляционного суда в штате Пенсильвания, а до того, как ушел на это место, возглавлял в министерстве юстиции управление по уголовным делам. Он имел прямое отношение к созданию правовой базы глобальной войны с террором. Законодателей, в частности, интересовало, какова была его роль в юридической экспертизе вопроса о допустимости применения пыток к террористам. Но Майкл Чертофф заявил, что никогда не занимался этой проблемой.

Другая группа вопросов касалась участия кандидата в действиях ФБР и федеральных прокуроров по выявлению и привлечению к ответственности лиц, подозреваемых в терроризме, на территории США. Под впечатлением событий 11 сентября 2001 года Конгресс проголосовал за расширение полномочий правоохранительных органов, однако, по мнению правозащитников, при этом оказались под угрозой гражданские права законопослушных граждан, включая их право на неприкосновенность частной жизни. Майкл Чертофф заверил, что намерен свято соблюдать это право.

Майкл Чертофф: Разумеется, нас беспокоит возможность не вызванного необходимостью вторжения в частную жизнь. Она беспокоит нас даже тогда, когда мы имеет дело с общедоступной информацией. Мы никогда не распространяем ее слишком широко. Существует предложение хранить фрагменты этой информации отдельно друг от друга. Это важный вопрос. За последние две недели я еще раз убедился в том, каким болезненным может быть оглашение информации частного характера. Думаю, защита частной жизни американцев - одна из наших задач, и я хочу заверить, что в этой чувствительной сфере мы будем делать все, что в наших силах, чтобы защитить эту ценность.

Владимир Абаринов: В этом ответе Чертофф имел в виду проверку, которую проходит претендент на высокий государственный пост - он должен согласиться с тем, что агенты ФБР будут просвечивать его личную жизнь насквозь. Именно по этой причине первый назначенец на эту должность, бывший шеф полиции Нью-Йорка Бернард Керик, отозвал свою кандидатуру сам, не объяснив причин. Майкл Чертофф уже трижды проходил процедуру утверждения в Сенате - это гарантирует его от неожиданностей.

Юрий Жигалкин: В среду несколько американских законодателей призвали своих коллег защитить журналистов от необоснованного преследования судебных властей, приняв закон, охраняющий право репортеров не разглашать источник конфиденциальной информации. Дело в том, что в прошлом году больше десятка американских корреспондентов были привлечены к суду, а некоторые из них даже осуждены за отказ раскрыть имена людей представивших им засекреченные сведения. Самый известный эпизод - обнародование имени сотрудницы ЦРУ Валери Плэйм, находившейся на агентурной работе. Авторы законопроекта, озаглавленного «Акт о свободе информационных потоков» намерены запретить властям требовать от журналистов какой-либо информации об их конфиденциальных источниках, разрешив судам прибегать к этой мере лишь в редких исключительных случаях.

Почему потребовался специальный закон для защиты журналистов в стране, где права прессы и без того выглядят почти безграничными? Я задал этот вопрос Полу Макмастерсу, сотруднику Центра защиты первой поправки к Конституции.

Пол Макмастерс: Это не совсем так. Существуют несколько положений, ограничивающих возможности прессы доставлять нам информацию. Самое главное, средства информации не имеют права помещать клеветнические или непристойные материалы, хотя американские суды, как правило, трактуют в таких случаях двусмысленные ситуации в пользу прессы. Но в последнее время проявилась проблема: местные и федеральные власти обращаются в суды, чтобы добиться от репортеров сведений о том, как в их руки попала та или иная засекреченная информация. Это опасная тенденция, если дать ей волю, никто не захочет вступать в конфиденциальный контакт с журналистами и мы потеряем важнейший инструмент контроля за властью. Поэтому-то конгрессмены представили проект федерального закона, который предоставит репортерам защиту от вмешательства в их деятельность федеральной власти.

Юрий Жигалкин: Господин Макмастерс, но ведь и без этого закона многие жалуются на бесцеремонность прессы, на, порой, грубое вмешательство в личную жизнь интересующих ее людей, на то, что она раскрывает государственные секреты, не думая о последствиях. Как быть с этим?

Пол Макмастерс: С такими жалобами трудно не согласиться, но на это можно ответить только одно: а какова альтернатива? Есть случаи, когда пресса обязана быть сверхнапористой, действовать на грани фола. Это цена, которую мы платили и будем продолжать платить за то, чтобы иметь в ее лице, образно говоря, сторожевого пса, следящего за действиями правительства и принуждающего его членов держать ответ за то, что они делают.

Юрий Жигалкин: Иными словами, пресса более, так сказать, равна в глазах закона, чем другие его субъекты?

Пол Макмастерс: Наверно, так можно сказать. Если новый закон будет принят, то репортеры в большей мере будут защищены от преследования прокуратурой, чем средний американец, но не будем забывать, что на прессу возложена обязанность доводить до внимания страны жизненно важную информацию о действиях властей.

Юрий Жигалкин: Теперь кратко о любопытных новостях дня в Соединенных Штатах и о длительном прогнозе погоды из уст самого необычного синоптика.

Предприимчивый житель Южной Дакоты был вынужден пойти на создание совершенно нового типа развлекательного заведения для того, чтобы заработать деньги на продаже фруктовых соков. Когда местные власти отказали Бобу Ригеру в лицензии на продажу алкоголя в обычном баре, он решил открыть бар по продаже соков, а в качестве приманки добавить к меню стриптиз. Когда 74% жителей округа проголосовали за введение положения о запрете коммерческой демонстрации обнаженного тела, хозяин бара открыл при нем кинозал, поскольку новая инструкция не запрещала обнажаться в кинотеатрах, спортивных залах и школах живописи. Сейчас внимание на несгибаемого предпринимателя обратили штатные законодатели, намеренные подготовить закон, обязывающий стриптизерш минимально прикрывать интимные части тела. Ответ предпринимателя пока неизвестен. Кто знает, быть может, сумев объединить стриптиз и соковый бар, он сохранит свой прибыльный бизнес в другой законной интерпретации.

В среду был обнародован опросник, на который отвечали будущие присяжные на суде над Майклом Джексоном, обвиняемым в совращении малолетнего. Двенадцать присяжных и их дублеров будут отобраны из 250 человек, чьи имена выбрал компьютер. Перед адвокатами Джексона и обвинением стоит задача - выбрать из двухсот пятидесяти тех, кто, на их взгляд, будет наиболее объективен в своих суждениях. В вопросник включены вопросы о том, не перенес кандидат в присяжные рак, не обвинялись ли они сами в сексуальных домогательствах, не были ли они объектом домогательств, не повлияют ли на их суждения религиозные убеждения, нет ли у них сложившегося мнения о виновности подсудимого. Как говорят эксперты, отбор присяжных, скорее всего, затянется надолго, поскольку от состава суда, в том числе, этнического, от каждого присяжного может зависеть судьба поп-идола.

Каждый год второго февраля тысячи людей собираются в небольшом городке Панскатони в Пенсильвании, чтобы узнать предсказания главного метеоролога Америки. Это знаменитый сурок по имени Фил, которого в этот день пробуждают от зимней спячки. Согласно традиции, если зверек увидит свою тень, то зима продлится еще шесть недель, а если нет, то наступит ранняя весна. На каком языке Фил доносит свои предсказания не известно, но его слова были обнародованы в торжественной обстановке.

Владимир Дубинский: Несмотря на морозную погоду рано утром на главной площади этого крошечного городка в Пенсильвании собралась огромная толпа. Подогреваемые кофе и музыкой, люди ждали своего любимца. Их взоры были обращены на установленный на трибуне дубовый пень, внутри которого предсказатель погоды мирно досыпал последние минуты своей зимней спячки. Когда стрелки часов приближались к семи тридцати утра, терпение собравшихся достигло предела и они начали скандировать: "Фил! Фил! Фил!"

Ровно в семь тридцать пушистый зверек появился из своей норки и под наблюдением руководителей комитета по проведению Дня Сурка сделал свое предсказание: "Я сижу на солнышке и мне очень радостно. Но к сожалению, я вижу свою тень". А если это так, то нам предстоит еще шесть недель зимы.

Толпа была явно разочарована предсказанием сурка, но организаторы призвали собравшихся не злиться на Фила: это не его вина, он всего лишь курьер, он всего лишь сообщает новость.

Тем, кто ждал от Фила вестей о ранней весне, расстраиваться не следует. Предсказания погоды с помощью сурка в Пенсильвании ведутся более ста лет, и в большинстве случаев зверек ошибался. Согласно статистике, Фил был прав только в 30% случаев. Более того, в этом году главный конкурент Фила, сурок Джимми, которого разбудили от спячки в штате Висконсин, тени своей не увидел и предсказал, что зима скоро кончится. Кстати, Джимми был прав и в прошлом году.

Традиция предсказывать погоду с помощью сурка зародилась в средневековой Европе, а в Америку этот обычай привезли в середине 19-го века иммигранты из Германии, многие из которых поселились в Пенсильвании. В наши дни День Сурка отмечается 2 февраля во многих американских городах, а также в Канаде, где предсказаниями погоды занимается сурок-альбинос Уилли. Правда, жители Панскантони считают, что подлинным предсказателем погоды можно считать только пенсильванского Фила и что все остальные сурки - это лишь жалкое подражание. В качестве одного из аргументов они приводят тот факт, что именно о Филе в 93-м году был снят голливудский фильм «День Сурка».

XS
SM
MD
LG