Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Америка отмечает Президентский день. Страсти накануне вручения «Оскаров»


Юрий Жигалкин: Америка отмечает Президентский день. Почему США стали президентской республикой? Страсти накануне вручения «Оскаров». Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».

Сегодня Соединенные Штаты отмечают Президентский день. Накануне праздника моя коллега Рая Вайль вышла с микрофоном на улицы Нью-Йорка.

Рая Вайль: Президентский день - праздник особый, ни к чему не обязывающий, просто еще один выходной день в году, который больше всего славится своими гигантскими распродажами. От матрасов до автомобилей - все в честь Президентского дня стоит намного дешевле, чем обычно. Старики ворчат, что сегодня в Америке осталось немного людей, которые понимают, в чем суть этого праздника...

Роуз: На прошлой неделе, 12 февраля, был день рождения Линкольна (рассказывает пожилая дама по имени Роуз, хозяйка небольшой кондитерской в Гринвич Вилледже). И вот заходит к нам в магазин группа афро-американских девчонок. Я спросила их, знают ли они, что за человек был президент Линкольн, что он для них сделал. Нет, оказывается, они ничего этого не знают. Мне даже обидно стало. Среднюю школу скоро заканчивают, и за все эти годы так ничего и не узнали о Линкольне, о человеке, который освободил их от рабства. Это наша страна, мы должны помнить своих президентов, что каждый из них сделал для страны и для нас.

Рая Вайль: Сама Роуз, у которой два брата погибли во время второй мировой войны, помнит всех президентов, начиная с Рузвельта.

Роуз: Я была еще девчонкой, когда началась война. Но Рузвельта помню хорошо. Рузвельт, как известно, прикован был к креслу. Но я помню его слова о том, как он хочет, чтобы мы все росли здоровыми и сильными, духом и телом. При нем в школах гимнастикой занимались пять раз в неделю. Сегодня такого уже нет.

Рая Вайль: 35-летний афро-американец по имени Ричи считает, что все американские президенты могли сделать для Америки больше, чем они сделали.

Ричи: Мы празднуем наследие наших президентов, в том числе и первого из них, Джорджа Вашингтона. А ведь он был рабовладельцем - и об этом забывать тоже не следует. Все было в американской истории... Мы и сегодня все еще воюем - в Ираке, например, где каждый день погибают наши ребята. Буш говорит, что в долгосрочной перспективе все окупится. Но что мне долгосрочная перспектива, когда у меня, к примеру, сын там погиб? Нет, мне больше по душе мирные президенты, такие, как Трумэн, Джон Кеннеди или Джимми Картер. Вот уж кто был против любой войны. Это был, пожалуй, единственный президент, который не верил, что для того, чтобы прослыть хорошим президентом, надо непременно с кем-то воевать.

Рая Вайль: Несмотря на столь бурные сегодня эмоции по отношению к Бушу и его политике в Ираке, практика показывает, что по прошествии времени, американцы относятся ко всем своим президентам с любовью и уважением, даже к Джимми Картеру, которого так нещадно критиковали во время его правления.

Юрий Жигалкин: Президентский день - давняя традиция Соединенных Штатов. Настолько давняя, что вряд ли кто задумывается, почему страна празднует день президента, а не, например, парламента? Почему отцы-основатели Соединенных Штатов не последовали примеру метрополии и не выбрали для новой республики парламентскую форму правления?

Я задал этот вопрос Стивену Уэйну, профессору Джорджтаунского университета.

Стивен Уэйн: Дело в том, что авторы американской Конституции были людьми глубоко консервативных взглядов. Они не желали, чтобы новая республика стала жертвой настроений улицы, масс и их представителей в Конгрессе. Поэтому они создали систему, где исполнительная и законодательная ветви власти во многом равнозначны, служат противовесом друг другу. При этом они не могут перетянуть на себя одеяло власти, поскольку и у президента и у законодателей есть способы пресечь покушение на свои прерогативы со стороны другой ветви власти. Сейчас, два с лишним века спустя, мы можем увидеть всю грандиозность замысла основателей страны: разделив власть между президентом, парламентом и судом, они заложили американский успех, навеки обеспечив политические свободы для всех, включая меньшинства.

Юрий Жигалкин: Господин Уэйн, в президентский день уместно вспомнить, что американская президентская система обеспечила небывалую стабильность власти: ни одного переворота или незаконно пришедшего в Белый Дом президента за 200 с лишним лет. Но интересно, что можно сказать о недостатках американского государственного устройства?

Стивен Уэйн: То, что большинству приходится зачастую уступать меньшинству. Даже когда интерес большинства общества и страны кажется очевидным, ему приходится пускаться в длительную процедуру поиска компромисса с меньшинством, а порой и отступаться от желаемого, если судебная власть выносит вердикт о неконституционности такого желания. Интересно, что самый серьезный кризис в жизни страны - гражданская война - стал результатом нежелания большинства - северных штатов - учесть жизненный интерес южных штатов, а он состоял в сохранении рабства. Президент Линкольн подписал декрет об освобождении рабов - и вскоре началась кровопролитная война. Но урок был учтен, и с течением времени у нас сложилась двухпартийная система, которая позволила сгладить это первородное противоречие, заложенное в Конституции.

Юрий Жигалкин: Профессор, в Президентский день нельзя не задать вопроса о том, кого бы вы назвали великим президентом, хотя, судя по всему, было бы уместнее отмечать день президентской системы?

Стивен Уэйн: Это точное замечание. В основании американской конституционной системы лежит идея отсутствия доминирующей государственной силы. Любой президент скован ограничениями. У них появляется возможность показать себя и стяжать славу выдающегося лидера лишь в минуты кризиса. Поэтому большинство историков, скажем, относят в разряд великих Линкольна, который предотвратил раскол страны, Франклина Рузвельта за его лидерство в годы депрессии и второй мировой войны. Кое-кто, я думаю, причислит к их числу и Роналда Рейгана, который вывел страну из затяжного экономического спада и одержал победу в «холодной войне». Вообще, большинство президентов были достойными талантливыми людьми, спокойные времена не позволили им проявить величие.

Юрий Жигалкин: Таковы праздничные мысли профессора Джорджтануского университета Стивена Уэйна.

Шесть дней остается до важного события недели - церемонии вручения «Оскаров». Ожидания, предсказания и даже слухи мы обсудим в этой части рубрики «Сегодня в Америке» с кинорежиссером Славой Цукерманом.

Слава, эта замечательная музыка из фильма «Файндинг Неверленд» («Волшебная страна») будет претендовать на приз Киноакадемии, а вот фильмы-претенденты, как жалуются некоторые критики, не претендуют на звание выдающихся. И зрители не спешат их увидеть, эти фильмы делают минимальные сборы. Как вы считаете, в чем тут дело?

Слава Цукерман: Я соглашусь, пожалуй, с тем, что особенно выдающихся фильмов, представленных на «Оскар», в этом году не было. Было несколько очень приятных фильмов. Конечно же, говорят про фильм «Авиатор», и «Авиатор» наверняка, я думаю, получит «Оскара». Это очень хороший фильм, сделанный очень хорошим режиссером Скорсезе, но, положа руку на сердце, никто не скажет, что это лучший фильм, сделанный Скорсезе, например, или станет его сравнивать с самыми успешными фильмами прошлых лет. Это очень хороший фильм, и для этого года он, наверное, лучший.

Или фильм «На обочине» - это очень хороший фильм, замечательный фильм, и, пожалуй, среди интеллигентных фильмов самый успешный фильм этого года. Но сказать, что это выдающийся, революционный фильм, будет неправильно. Это просто очень хороший фильм.

Юрий Жигалкин: Стоит ли удивляться, что самая большая новость последних дней - эпатирующее заявление ведущего церемонии комика Криса Рока? Он заявил, что смотрят голливудскую церемонию в основном представители сексуальных меньшинств потому, что она, по его словам, превратилась в демонстрацию мод. А организаторы награждения действительно обеспокоены падением интереса к главному голливудскому событию года. Почему?

Слава Цукерман: Заявление это сделано в шутливой форме. Это, вообще, длинное интервью Криса Рока, напечатанное в журнале «Интертеймент Уикли», и когда слышишь отдельные выдержки из этого интервью, они действительно шокируют. Когда ты читаешь все интервью, видишь, что комик отвечает на все вопросы шуткой, поэтому нет никакой возможности сказать, где он действительно имеет в виду то, что он говорит, а где он говорит это ради шутки. Например, в этом же интервью он заявляет, что сам никогда в жизни не видел церемонию «Оскара» по телевидению, поскольку кто же станет, действительно, эту глупость смотреть.

Юрий Жигалкин: Слава, человеку, избранному вести «Оскар», можно позволить даже такие шутки. Ведь конферанс во время вручения призов считается исключительно почетным предложением, не так ли?

Слава Цукерман: С самых ранних времен «Оскара» сложилась традиция, что ведущий - это самый знаменитый в эти времена комик. Американские комики, выступающие на сцене, очень часто импровизируют и могут сказать неожиданные вещи. И эти импровизации и делает комика наиболее знаменитым. Вот Крис Рок - это комик, секс и мат в выступлениях которого занимают очень значительную роль, это шокирующий комик. Поэтому выбор его на роль ведущего - крайне спорная вещь. Вот в этом интервью, которое мы уже упоминали, он говорит, что его много лет уговаривали, но он всегда отказывался, а тут, наконец, его почему-то уговорили. Когда ему в этом же интервью задали вопрос, пойдет ли он на вечеринку после «Оскара», где все участвуют, он сказал: «Конечно, не пойду. Что я, с ума сошел? Обязательно окажутся там люди, которых я оскорбил во время церемонии, могут еще и морду набить».

Юрий Жигалкин: Слава, насколько я припоминаю, в предыдущих церемониях, что на моей памяти, в основном доставалось президенту Бушу. Что может произойти в этом году, кому достанется?

Слава Цукерман: Ну, почему президенту Бушу? Президенту Бушу, конечно, иногда и доставалось, но доставалось и участникам, получавшим награды. Все ведущие церемонии всегда стараются фактически по поводу каждого номинанта что-то сострить. Иногда это добрый юмор, иногда он оказывается более злым. Так что тут можно ожидать всего, чего угодно.

Юрий Жигалкин: И это не единственный сюрприз. Только что громкий шум негодования вызвало сообщение продюсеров шоу о том, что они намерены урезать звездную минуту многих лауреатов, выдавая им награды прямо в зале, на местах, лишив их триумфального прохода на сцену.

Слава Цукерман: Вот это объявление, естественно, было понято всеми так, что люди шикарные, знаменитые актеры будут на сцене, а участники технических категорий будут получать более бедным образом, и они, естественно, возмутились. Продюсеры стали вызывать этих протестующих по одному и разговаривать с ними наедине, рассказывая детали того, что они придумали. Они пытались объяснить, что никто не будет дискриминирован, и сделано это, наоборот, для того чтобы к номинантам привлечь больше внимания, дать им больше времени для разговора, просто они хотят сделать церемонию интереснее. И, как они утверждают, те, кому объясняли, согласились, что это не оскорбление, а наоборот, более интересная церемония, и обещали никому не рассказывать, в чем суть дела, чтобы сохранить сюрприз для нас, когда мы, наконец, увидим эту церемонию.

Юрий Жигалкин: Слава, мы много говорили о неожиданностях, но есть факт, о котором можно сказать твердо. Исследователь из университета Торонто только что статистически доказал, что получение «Оскара» увеличивает на два года продолжительность жизни режиссера, а повторное лауреатство удлиняет ее на четыре года.

Слава Цукерман: Я думаю, что объяснение у этого есть, и объяснение довольно-таки грустное. Жизнь режиссера и актера - напряженная жизнь, особенно режиссера. Считается, что если режиссер один фильм провалил, второй фильм провалил, потом он не получит никакой работы. Поэтому режиссер все время живет, чем старше, тем больше живет в страхе не сделать успешный фильм. И получив «Оскара», он как бы получает страховку того, что следующую картину ему дадут, ему не надо бояться. И вот эта страховка, несомненно, делает жизнь спокойнее и радостнее, продлевает ее.

Юрий Жигалкин: Говорил кинорежиссер Слава Цукерман. В завершение рубрики «Сегодня в Америке» претендент на «Оскара» - песня «Верь» из фильма «Полярный экспресс».

XS
SM
MD
LG