Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Безнадежно больная женщина умирает на глазах у всей страны. Сможет ли робот оперировать на поле боя? Майкл Джексон терпит процессуальное поражение в суде


Юрий Жигалкин: Безнадежно больная женщина умирает на глазах у всей страны, американцы сочувствуют и спорят. Сможет ли робот оперировать на поле боя? Майкл Джексон терпит серьезное процессуальное поражение в суде. Таковы темы рубрики "Сегодня в Америке". У микрофона Юрий Жигалкин.

Уже больше 10 дней назад Терри Шайво, чей мозг почти не функционирует, была отключена от системы искусственного кормления. Это было сделано по указанию ее мужа, заявившего о том, что она сама предпочла бы такой исход. Врачи давали ей не более двух недель жизни после отключения систем жизнеобеспечения. Но чем ближе развязка в драме Терри Шайво, тем напряженнее становится борьба между сторонниками прав на жизнь и сторонниками права на смерть. Слово Яну Рунову.

Ян Рунов: Муж Терри Майкл Шайво все подготовил к тому, что, по мнению родителей женщины и всей семьи Шиндлер, станет еще одним страшным ударом. Вопреки религиозной католической традиции, он решил кремировать тело жены, когда она умрет, а пепел похоронить на его семейном кладбищенском участке. На все это Майкл получил одобрение суда. Пошел 11-й день жизни Терри Шайво без воды и пищи. Врачи говорили, что максимально она может прожить в таком состоянии две недели, значит, жить ей осталось, может быть, дня 2-3. Ее отец Боб Шиндлер говорит, что его дочь продолжает бороться за свою жизнь.

Боб Шиндлер: Я до смерти боюсь заходить туда и видеть ее, боюсь, что она уже... Но у нее оказалась невероятная воля к жизни.

Ян Рунов: Тем временем сторонники права на жизнь, от Флориды до Вашингтона, продолжают требовать отмены решения суда. Участники демонстрации протеста считают, что суд в деле Терри Шайво действует тираническими методами и что федеральное правительство обязано найти соответствующую закону возможность вмешаться и восстановить систему искусственного питания Терри. Проповедник из коалиции христианской защиты Патрик Мэхони от имени демонстрантов настаивает на том, чтобы губернатор Флориды Джеб Буш, лидер республиканского большинства в Конгрессе Том Дилей, спикер Конгресса Деннис Хастерт и, наконец, сам президент Соединенных Штатов Джордж Буш сделали последние усилия для спасения Терри Шайво.

Патрик Мэхони: Если бы Конгресс пожелал услышать саму Терри Шайво, которая могла бы отвечать за себя, то никакой судья не мог бы помешать этому. Мы будем оказывать давление на наших политических лидеров, особенно на спикера Хастерта и конгрессмена Дилея.

Ян Рунов: Но лидер республиканского большинства в палате представителей Том Дилей, который назвал решение Майкла Шайво варварским, как стало известно, сам в 1988 году отключил своего впавшего в подобное состояние отца от жизнеобеспечивающего аппарата. Губернатор Джеб Буш, брат президента, лишь разводит руками.

Джеб Буш: Я сделал все, что мог, все, что позволяет закон. Это разрывающая душу ситуация.

Ян Рунов: Губернатор Джеб Буш сказал, что не может пойти против решения суда. Президент Джордж Буш тоже дал понять, что все законные методы помочь несчастной женщине исчерпаны.

В понедельник сторонники права Терри Шайво на жизнь устроили демонстрацию возле Белого дома. Напротив приюта для тяжело больных, в котором находится Терри Шайво, были арестованы 5 демонстрантов, скандировавших "Дайте Терри воды!" Небольшая группа демонстрантов подошла к дому Майкла Шайво, чтобы бросить на лужайку умирающие, вянущие розы.

Юрий Жигалкин: Символический акт людей, пытающихся спасти жизнь безнадежно больной Терри Шайво, не находит поддержки среди американцев. По крайней мере, судя по опросам общественного мнения. Впрочем, моя коллега Рая Вайль провела свой мини-опрос на улицах Нью-Йорка.

Рая, что показал ваш опрос?

Рая Вайль: Мнения, Юра, как всегда, разделились. Но большинство моих собеседников, как, например, 60-летний Том Колинг, у которого трое взрослых сыновей, считает, что этот вопрос, как и дискуссия, связанная с абортами, изначально не должен был рассматриваться в суде.

Том Колинг: Причем тут суд? Я считаю, что это семейное дело и решать его могут только члены семьи. Если родители Терри хотят, чтобы она продолжала вести такую растительную жизнь и готовы заботиться о ней, может, стоило им дать такую возможность. Другое дело, на какие средства. На их собственные, естественно, это ведь их дочь. Проблему я тут вижу в другом. Даже завещание, в котором Терри, допустим, указала бы, что в подобном состоянии предпочитает смерть искусственной жизни, ничего не меняет. Закон дает право на определение ее судьбы ее мужу. Правильно ли это, я не знаю. Может, ее родители также должны иметь права слова в таких вопросах жизни и смерти. Быть может, эти законы нуждаются в изменении.

Рая Вайль: Фотограф-натуралист Боб Уин тоже на стороне родителей Терри. Боб сейчас среди тех, кто выступает за то, чтобы Терри немедленно вновь подключили к питательным аппаратам, хотя ему не нравится, что в это вмешались все инстанции, от церквей до политиков и самого президента.

50-летний фермер из Пенсильвании Кен Винер тоже сочувствует родителям Терри.

Кен Винер: Я веру в природу. Не надо вмешиваться в естественные процессы. Пусть люди живут, сколько им отпущено, и умирают, когда пришел срок. Когда моему отцу искусственно продлевали жизнь на протяжении четырех месяцев, я принес врачам все соответствующие бумаги, потому что я знал, чего хотел мой отец, он хотел умереть. Он говорил, что прожил долгую и богатую жизнь, но пришло его время, и он не хотел, чтобы его жизнь искусственно продлевали.

Когда на ферме мне приходиться убивать своей курей или ягнят, мне это тоже не в радость. Лишить жизни живое существо всегда трудно, но это часть жизни. Поэтому мы должны признать, что мы все равно или поздно умрем, и невозможно поддерживать каждую жизнь искусственно до бесконечности.

Юрий Жигалкин: Коротко о новостях дня и о том, как военная академия готовит будущих офицеров к службе в Ираке.

В понедельник Пентагон выделил 12 миллионов долларов на работы по созданию полностью роботизированной мобильной операционной, где без присутствия хирургов вблизи передовой, под вражеским огнем, можно будет производить операции любой сложности. Суть идеи - выдвинуть госпиталь на поле боя, чтобы без промедления оказать помощь раненому солдату. Выглядящая фантастической, идея имеет убедительный прецедент. В 300 клиниках в разных странах используется робот-хирург Да Винчи, разработанный в лабораториях Пентагона в 80-х годах и позволяющий хирургам проводить операции на расстоянии от пациента с помощью видеокамеры, передающей трехмерное изображение, и роботизированных рук, которыми манипулирует хирург. Но приспособить Да Винчи к действиям в боевых условиях, как говорят специалисты, сложно. Роботу-хирургу, например, требуются медсестры и техники, обслуживающие его и устанавливающие в механических руках необходимые инструменты. Перевод робота на самообеспечение, предсказывают эксперты, может занять около 10 лет.

В понедельник Майкл Джексон и его защитники потерпели серьезное процессуальное поражение, которое может привести к затягиванию суда над Джексоном, обвиняемом в совращении малолетнего мальчика, на несколько месяцев. И самое важное - может представить певца в крайне невыгодном свете в глазах присяжных. В ответ на просьбу обвинения судья согласился в понедельник заслушать показания свидетелей, утверждавших, что Джексон прежде имел виды или пытался совратить пятерых мальчиков, от двоих из них он якобы откупился. Среди этой пятерки известный актер Маккалей Калкин. В юном возрасте он часто бывал в доме Джексона и сейчас он заявляет, что певец никогда не приставал к нему. Однако прокуратура намерена представить суду людей, в том числе родственников двух мальчиков, которые, по их словам, были очевидцами сексуальных преступлений поп-звезды.

20 марта исполнилось два года с начала иракской кампании. В самой знаменитой американской военной академии "Вестпойнт" курсанты уже анализируют ее уроки и даже готовятся к службе в Ираке. Рассказывает Владимир Морозов.

Владимир Морозов: Сегодня даже обычный телезритель часто видит репортаж из горячих точек в режиме реального времени. Куда ближе к войне находятся курсанты военной академии. Рассказывает преподаватель "Вестпойнта" полковник Джордж Форсайт.

Джордж Форсайт: Современные технологии позволяют нам как бы приблизить курсантов к полю боя. Будущие командиры участвуют в совещаниях с офицерами, которые сейчас находятся в Ираке. Это совершенно новый подход. Я был курсантом "Вестпойнта" во время вьетнамской войны, для нас она была где-то очень далеко, а мы тут.

Владимир Морозов: Недавние выпускники и просто солдаты, раненные в Ираке, приезжают в академию и встречаются с курсантами. Одна такая встреча произошла заочно на экране огромного монитора, установленного в подвальном помещении факультета психологии. На экране подполковник Терри Селас, это боевой командир, и в прямом репортаже ему позволяется критиковать альма-матер.

Терри Селас: О чем мы не говорили на наших занятиях, так это о том, как должен вести себя командир, когда в его подразделении кто-то убит.

Владимир Морозов: Недавно у него убили четверых солдат. Один из новобранцев сел на землю рядом с погибшим и зарыдал как ребенок. "В этом нет ничего стыдного", - говорит полковник. "Да у меня у самого были слезы на глазах, - признается он и добавляет. - Конечно, надо думать, как поддержать боевой дух солдат. Но в такой ситуации никогда не бойтесь раскрыть перед солдатами, что вы тоже живой человек, а не чурбан".

Немало внимания уделяют психологическим нюансам и в Центре по борьбе с терроризмом, которым руководит преподаватель академии майор Риц Сойер.

"Через несколько месяцев нам предстоит встретиться лицом к лицу с иракцами и на месте решать, террорист это или нет, - говорит курсантка Алисен Ньюмен. - Надо решать, что делать, чтобы автоматически не отнести этого человека в число террористов".

Некоторые из нынешних старшекурсников военной академии "Вестпойнт" могут оказаться в Ираке уже этой осенью.

XS
SM
MD
LG