Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Защита персональных данных в американском здравоохранении


Программу ведет Надежда Перцева. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Ваксберг.

Надежда Перцева: Обязаны ли больницы предоставлять судебным властям данные о своих пациентах, если существует подозрение, что сами врачи совершили преступление? Этот вопрос рассматривается в штате Канзас, где главный прокурор объявил, что начинает бороться с нелегальными абортами, и потребовал медицинское досье пациенток. По мнению правозащитников, его действия нарушают права граждан на конфиденциальные разговоры с врачом.

Татьяна Ваксберг: Конверт ничем не отличался от множества других, оказавшихся в почтовом ящике. Вскрыв письмо, директор больницы обнаружил в нем судебный ордер. Власти требовали досье пациенток, которым сделали аборты. Пять минут спустя директор уже разговаривал с адвокатом, ему посоветовали документы не передавать, а ордер обжаловать. День спустя об этом писали все газеты, а правозащитники объявили, что власти в Канзасе нарушают право граждан на конфиденциальные разговоры с врачом. Врачи разъяснили ситуацию как нельзя подробно. Когда женщина появляется в кабинете гинеколога, она еще до всякого обследования сначала проходит интервью и отвечает на вопросы самого интимного характера: какие половые связи имеет, какими контрацептивами пользуется, какие лекарства принимает в принципе. Врач также обязан выяснить у пациентки, ее характер и психологический профиль и непременно поинтересоваться, обращалась ли она в полицию или в суд по вопросам, затрагивающим ее сексуальную жизнь. Вся эта информация остается неделимой частью истории болезни, предоставить ее суду - означало бы нарушить право на личную жизнь.

В ответ последовало объяснение другого характера. Оказалось, что ордер потребовал главный прокурор штата и сослался он на местное законодательство. Согласно Уголовному кодексу штата, беременная девушка младше 15-ти автоматически считается изнасилованной, а изнасилование карается тюрьмой. Поэтому прокурор Филипп Клайн обратил внимание на клинику, подозревая, что там делают аборты малолетним и не сообщают об этом в полицию. Таким образом, врачи превращаются в соучастников. На этом основании суд штата и выдал ордер.

Конфликт между правозащитниками и прокурором рассматривается в контексте нового наступления консерваторов на право женщин на аборты. Множество штатов Америки за последние два года приняли законы, запрещающие девушкам до 18-ти делать аборты без письменного согласия родителей. Когда в Канзасе был принят закон, трактующий, как изнасилование, беременность малолетних, это вызвало жесткую реакцию ряда правозащитных организаций. По их мнению, нежеланную беременность в раннем возрасте следует объяснить не изнасилованием, а отсутствием доступной информации о таких рисках. Тем более что в канзаской больнице, хотя и делались аборты малолетним, ни одна из девушек не сочла нужным обратиться в полицию или хотя бы пожаловаться врачу на партнера. С этой трактовкой не согласен Консервативный институт женщин в защиту Америки. Эксперт организации Майкл Боумен объясняет, что малолетние не в состоянии оценить риски такого рода и что необходимость получения родительского согласия на аборт может предупредить нежеланные половые связи в раннем возрасте.

Майкл Боумен: Родительское согласие на аборт в состоянии спасти жизнь, это - вне всякого сомнения. На это указывает и статистика, и исследования, которые мы проводили. Аборт сам по себе уничтожает жизнь. Если пока аборты нельзя запретить, то нам надо стараться их хотя бы ограничить. В будущем будет меньше абортов среди малолетних, если дети будут знать, что потребуется все рассказать родителям. И они вообще задумаются перед тем, как начать половую жизнь.

Татьяна Ваксберг: По мнению канзасского прокурора Филиппа Клайна, когда речь идет об абортах, необходимо учитывать множество преступлений и закононарушений, о которых в состоянии узнать только врач. Просто люди привыкли доверять врачу, а посторонним стесняются рассказывать о проблемах интимного характера. Поэтому, по его мнению, получение медицинских досье является необходимым условием для расследования. Клайн также сообщил, что иногда сами врачи нарушают закон, а потом ссылаются на право на конфиденциальную информацию и отказываются вступать в разговор с властями. Прокурор подозревает, что в больнице, кроме всего прочего, делали запрещенные законом аборты после 22-й недели беременности. Согласно закону, такие аборты разрешены только в том случае, если существует доказанная опасность для жизни пациентки. Но поскольку риски для жизни так же определяются врачом, прокурор предполагает, что закон нетрудно нарушить.

На этом больница и построила аргументы для апелляции. В ней говорится, что прокурор потребовал медицинские досье лишь для того, чтобы проверить свои предположения, на что он не имеет права, и ему следует располагать доказательствами. А поскольку таковых у него нет, он нашел разрешенный законом аргумент, сказал, что расследует изнасилование малолетних.

XS
SM
MD
LG