Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Президент Буш провел пресс-конференцию в прямом эфире. Глава "Майкрософта" призывает открыть двери США для квалифицированных работников


Юрий Жигалкин: Президент Буш провел в прямом эфире пресс-конференцию. Глава Майкрософта призывает открыть двери США для высококвалифицированных работников. Нью-йоркская премьера неразрешенного в России фильма. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».

В четверг вечером президент Буш провел лишь четвертую за свое президентство пресс-конференцию в Белом Доме. Он выбрал форму прямого общения с журналистами, чтобы изложить свои взгляды по поводу реформы системы социального обеспечения, цен на бензин, а также отношений США с Россией.

Владимир Абаринов: Свое вступительное слово президент посвятил двум наиболее острым темам, волнующим американцев. Одна из них - непрекращающийся рост цен на бензин.

Джордж Буш: Миллионы американских семьей и компаний малого бизнеса терпят убытки из-за высоких цен на бензин. Моя администрация делает все возможное для того, чтобы сделать бензин более доступным. В краткосрочной перспективе мы будем убеждать нефтедобывающие страны максимально увеличить объемы производства. Здесь, внутри страны, мы защищаем потребителя. В Америке завышенных цен на бензин не будет.

Владимир Абаринов: Долгосрочная программа Джорджа Буша состоит в том, чтобы избавиться от излишней зависимости от импорта энергоносителей. С этой целью администрация Буша намерена поощрять развитие альтернативных источников энергии, а также увеличение нефтедобычи внутри страны. Президент просит Конгресс предоставить нефтедобытчикам, работающим на территории США, налоговые льготы, объем которых составит почти два миллиарда долларов в ближайшие 10 лет.

Вторая проблема, к которой обратился президент, - реформа федеральной системы социального страхования по старости. Фонд социального страхования истощается. В ближайшее годы пенсионерами станут бэби-бумеры - поколение, родившееся в период послевоенного демографического взрыва. Президент предлагает частично приватизировать накопления фонда социального страхования с тем, чтобы работник мог их увеличить вкладывая в высокодоходные акции.

Среди вопросов на международные темы был и вопрос об американо-российских отношениях.

Джордж Буш: У меня был долгий разговор с Владимиром в Словакии о демократии, о значении демократии. Как вы помните, на пресс-конференции он сказал, что он твердо поддерживает демократию. Я помню эти его слова. И мы продолжаем работать. Наш государственный секретарь Конди Райс недавно вернулась из Москвы и рассказала мне о своей дискуссии с Владимиров о демократии, о необходимости слушать людей и иметь ответственное правительство. Мы работаем с Россией над вопросом поставки мобильных ракет Сирии. Мы не одобряем эту сделку и ясно заявили об этом.

Юрий Жигалкин: У квалифицированных специалистов, желающих получить визу с разрешением на работу в США, появился влиятельный сторонник. Это никто иной, как самый богатый человек мира, глава компании "Майкрософт" Билл Гейтс. Выступая на конференции в Вашингтоне, он призвал американское правительство отменить ужесточенные в прошлом году ограничения на выдачу виз. Кого может коснуться инициатива Билла Гейтса?

Владимир Дубинский: Билл Гейтс редко приезжает в столицу и, вообще, редко сам занимается лоббированием. Однако он настолько обеспокоен ситуацией с рабочими визами для квалифицированных иностранных специалистов, что счел нужным принять участие в конференции по этому вопросу.

По словам Гейтса, ограничения на визы не только лишают американские фирмы возможности нанять на работу самых одаренных специалистов, но и, как он выразился, противоречат рыночному принципу спроса и предложения.

Билл Гейтс: Рабочие места у нас есть, и это очень высокооплачиваемые должности. Однако из-за ограничений на визы мы просто-напросто не можем нанять нужных нам сотрудников и, если ситуация не измениться, в дальнейшем мы столкнемся с еще большими трудностями.

Владимир Дубинский: Ограничения на визы для квалифицированных специалистов были ужесточены в прошлом году. Сейчас государственный департамент выдает только 65 тысяч таких виз в год, и они расходятся моментально.

Решение об ограничении виз мотивировалось в первую очередь соображениями безопасности. Администрация президента Буша и Конгресс считают, что это поможет пресечь промышленный шпионаж и проникновение на территорию США потенциальных террористов. Более того, с точки зрения правительства, ограничения на визы позволят сохранить рабочие места для американских специалистов. Как заявил на встрече с Биллом Гейтсом заместитель министра торговли США Фил Бонд, уровень безработицы среди инженеров-компьютерщиков в Америке выше уровня безработицы в целом.

Глава "Майкрософт" не согласен с такой оценкой. По его словам, любой человек с хорошим техническим образованием может найти работу в США. "Более того, - сказал Билл Гейтс, - если Соединенные Штаты хотят сохранить лидерство в области высоких технологий, необходимо, чтобы в стране работали самые талантливые специалисты".

По мнению Гейтса, необходимо также отменить введенные после терактов 11 сентября 2001 года ограничения на студенческие визы. "В результате этих ограничений, – сказал он, - американским фирмам приходится открывать зарубежные центры по подготовке специалистов".

Билл Гейтс: У нас есть такие центры в Индии и Китае, и это позволяет нам выбирать самых талантливых молодых специалистов, но, пройдя курсы подготовки, они либо вообще не приезжают в Соединенные Штаты, либо приезжают сюда только на короткий срок и затем возвращаются к себе на родину.

Владимир Дубинский: Трудно сказать насколько успешными окажутся лоббистские усилия Билла Гейтса. Как заявил принимавший участие в конференции влиятельный конгрессмен из Калифорнии Дэвид Драйер, он понимает точку зрения главы «Майкрософт», но считает, что обеспечение безопасности должно оставаться самой приоритетной задачей правительства.

Юрий Жигалкин: Теперь коротко о новостях дня и о нью-йоркской премьере российского фильма, пока не разрешенного к показу в России.

Федеральная комиссия экспертов пришла к выводу, что радиационные последствия испытаний атомной бомбы в невадской пустыне в пятидесятых годах были гораздо более масштабными, чем считалось ранее. Комиссия рекомендует правительству принять к рассмотрению иски жителей любого штата, считающих, что ядерные испытания стали причиной их раковых заболеваний. Испытания атомного оружия в Неваде проходили с сорок пятого по семьдесят первый год. К концу семидесятых годов, когда их пагубные для здоровья последствия стали очевидными федеральные власти учредили компенсационный фонд, из которого выплачивались суммы в размере от пятидесяти до ста тысяч долларов людям работавшим на полигонах и жителям соседних районов. Официально 19 видов раковых заболеваний были увязаны с испытаниями в Неваде. До сих пор около одиннадцати тысяч человек получили компенсации. Но последние исследования доказывают, по словам экспертов, что радиация расходилась неравномерно. Так что жители Нью-Йорка могли получить большую ее порцию, чем те, кто жил поблизости от полигона. Однако расширение числа потенциальных жертв атомных испытаний потребует принятия специального закона.

«Он щедр до безумия, он отличный отец, он любит детей, он ставит интересы окружающих выше своих собственных», - такие слова в адрес Майкла Джексона во время процесса над ним в четверг услышали присяжные от бывшей жены Джексона Деборы Роу, матери его двух детей. Дебора Роу была свидетелем обвинения, пытающегося создать на суде образ Джексона-монстра, пристающего к малолетним мальчикам и заметающего следы. Прокурор надеялся, что бывшая жена уличит Джексона в том, что ее вынудили принять участие в съемке видеофильма, восхваляющего человеческие качества певца, и заставили лгать перед камерой. Однако присяжные услышали от свидетельницы лишь добрые слова об отце своих двух детей, сожаления по поводу того, что у них развалились отношения и обвинения в адрес окружения Майкла Джексона, которое, по словам Роу, манипулирует им и бесстыдно наживается на его проблемах.

На Трайбекском кинофестивале в Нью-Йорке произошло событие, отмеченное ведущими газетами. Это премьера российского фильма, не выпускаемого на большой экран в самой России. Впрочем, российская картина «4», снятая дебютантом Ильей Хржановским по сценарию Владимира Сорокина сумела выделиться на этом смотре авангардного кино не только благодаря ее судьбе.

На нью-йоркской премьере фильма побывал мой коллега Александр Генис.

Александр, критик «Нью-Йорк таймс» написал, что «никогда не видел фильма, который так близко приближался бы к настоящему кошмарному сновидению». По-вашему, это - комплимент?

Александр Генис: Скорее - недоразумение, которое тщетно пытался развеять сам режиссер. В переполненном зале, стоя под градом вопросов, не только молодой, но еще и очень моложавый Илья Хржановский отбивался от обвинений в русофобии.

Юрий Жигалкин: Справедливых обвинений?

Александр Генис: Не в этом дело. Картину повело в непредвиденную и для сценариста, о чем он сам сказал, и, по-моему, для режиссера сторону. А жаль, ибо начиналось все хорошо.

Долгая вступительная сцена готовит нас к триллеру. Этакий русский «Х-Файл». За стойкой ночного бара один из героев фильма утверждает: «Россия - родина клонов». Оказывается, эксперименты «дублирования» людей в СССР начал еще до войны бежавший из Германии ученый-генетик. Мы, конечно, сразу узнаем важную для позднего Сорокина тему - общая для фашизма и коммунизма индустрия по созданию штампованных личностей.

Но дальше фильм переносит нас в глухую деревню, где собираются три (привет Чехову) клонированные сестры. Четвертая умерла, подавившись жеваным хлебом, из которого местные старухи делают ангельские лица для бутафорских кукол на продажу. Дойдя до этой многообещающей точки фильм тормозит и разваливается. Режиссер, найдя выигрышную фактуру, никак не может остановиться. А следовало бы.

Юрий Жигалкин: …Потому что именно в этой части картины скопились все провокационные сцены, вплоть до стриптиза пьяных старух?

Александр Генис: Нет, потому, что вторая часть картина скучная и монотонная. Сам по себе пир зажаривших кабана бабок - сильная сцена, умышленно цитирующая Босха. Этот вызвавший нарекания эпизод с пьяными старухами мог бы стать кульминацией фильма, не будь он разбавлен бесконечной чередой похожих сцен.

Юрий Жигалкин: Программная брошюра фестиваля утверждает, что прокату фильма в России мешают «непристойные сцены». От автора требуют вырезать 40 минут…

Александр Генис: Что, вынужден сказать, пошло бы фильму на пользу. Но дело не только в этом. Илья Хржановский действительно сказал мне, что намеченная еще на февраль российская премьера картины каждый месяц переносится. Одна из причин - скандальное имя Сорокина в титрах.

Юрий Жигалкин: Это ведь уже третий фильм по его сценарию?

Александр Генис: Да, и все три картины (лучшая из них - «Копейка»), по-моему, не смогли найти ключа к сорокинской эстетике. Рано или поздно режиссеры приходят к реалистическому кино. Между тем, Сорокин пишет притчи для условных жанров, вроде моралите, кукольных спектаклей или комиксов. Его нужно снимать в предельно условной, разводящей жизнь и искусство, манере американца Тарантино или японца Такеши Китано. Вот тогда бы и не было упреков в русофобии.

Юрий Жигалкин: Ну а как фильм принимала фильм американская публика?

Александр Генис: Взыскательно. На таком фестивале собираются самые ревнивые зрители. Может, потому никто не ушел с середины, как это бывало в Нью-Йорке даже на фильмах Германа, чтобы задать режиссеру немало обидных вопросов: о чем все-таки фильм? Есть ли в нем урок? И, наконец: неужели в России и правда так плохо?

Пожалуй, общее впечатление выразил один из организаторов фестиваля, представлявший картину аудитории. «Не обещаю, - сказал он, - что вам понравится фильм, но обещаю, что вы его не скоро забудете».

XS
SM
MD
LG