Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Американский Конгресс пытается расширить исследования в области стволовых клеток. Что произошло с главой «Аль-Каиды» в Ираке? Пьеса российских авторов на Бродвее


Юрий Жигалкин: Американский Конгресс пытается расширить исследования в области стволовых клеток. Что произошло с главой «Аль-Каиды» в Ираке? Пьеса российских авторов на Бродвее. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке», у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.

Американские конгрессмены одобрили во вторник законопроект, который позволит расширить федеральное финансирование исследований в области стволовых клеток. Таким решением члены Палаты представителей бросили прямой вызов президенту Бушу, который пригрозил наложить вето на закон, поощряющий, по его мнению, опасные эксперименты с человеческими эмбрионами. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: К началу дискуссии в Палате представителей Белый Дом приурочил специальное мероприятие: президент встретился с семьями, чьи дети родились из эмбрионов, пожертвованных донорами.

Джордж Буш: Сегодня Палата представителей обсуждает законопроект, нарушающий норму, которую я установил 4 года назад. Этот закон пересекает критически важную этическую границу и создает новые стимулы для разрушения человеческих жизней. Пересечение этой границы будет величайшей ошибкой.

Владимир Абаринов: Исполнительный приказ, о котором говорит президент, установил строгие ограничения на финансирование исследований стволовых клеток из федерального бюджета. Оппоненты этого решения говорят, что исследования помогут в лечении самых тяжелых заболеваний, таких как болезнь Альцхаймера, сахарный диабет и рак. Но президент считает такую постановку вопроса безнравственной.

Джордж Буш: Дети, присутствующие здесь сегодня, напоминают нам, что лишних эмбрионов не бывает. Каждый эмбрион уникален и генетически завершен, как всякое человеческое существо. Каждый из нас начинал жизнь именно так. Эта жизнь - не сырье, а дар. И я благодарю каждую семью, находящуюся здесь, за то, что они приняли этот дар и подарили этим детям свою любовь.

Владимир Абаринов: Один из авторов законопроекта, Диана Деджетт, объяснила законодателям, что ученые пользуются эмбрионами, которые все равно погибнут.

Диана Деджетт: Большинство американцев поддерживает эти исследования. Что предлагает наш законопроект? После искусственного оплодотворения остается некоторое количество эмбрионов. Супруги должны принять одно из двух решений: хотят ли они пожертвовать эти эмбрионы для другой бесплодной пары или сохранить их для себя? Если они не хотят ни того, ни другого - хотят ли они просто выбросить оставшиеся эмбрионы или пожертвовать их науке.

Владимир Абаринов: Но эти аргументы не убеждают противников законопроекта. Конгрессмен Майк Фергюсон.

Майк Фергюсон: Это человек, и это живое существо. Оно, возможно, непохоже на вас или на меня, но было время, когда мы выглядели точно так же, как этот эмбрион. Мы обсуждаем сегодня медицинские исследования, в ходе которых крохотный представитель рода человеческого должен погибнуть. Тем более, недопустимо финансировать эти аморальные исследования за счет налогоплательщиков.

Владимир Абаринов: По последним подсчетам, сторонникам законопроекта не удается собрать две три голосов - квалифицированное большинство, необходимое для преодоления президентского вето.

Юрий Жигалкин: Что может стоять за сообщением о ранении лидера иракской террористической сети аль-Заркауи и призывах молиться о его здоровье, помещенном во вторник на интернетном сайте от имени иракского филиала "Аль-Каиды"? Официальные американские представители сообщили о том, что им ничего не известно о состоянии главы иракской "Аль-Каиды", за поимку которого назначена награда в 25 миллионов долларов. Но в последние месяцы появились данные, свидетельствующие о том, что петля вокруг аль-Заркауи начала затягиваться. В феврале, он, якобы, едва ушел из засады, были захвачены его двое помощников и найден компьютер с важной информацией. В конце апреля американские коммандос по наводке местного жителя попытались захватить его больнице в городе Рамади, ему вновь удалось скрыться. Что в таком контексте может стоять за сообщением о ранении аль-Заркауи? Я задал этот вопрос бывшему высокопоставленному сотруднику Пентагона Эли Краковски.

Эли Краковски: Если мы позволим себе чистые предположения, то, прежде всего, возникает вопрос: быть может, аль-Заркауи не ранен, быть может, он убит? Мне, честно говоря, трудно найти иное объяснение акции террористической организации, объявляющей о том, что ее лидер ранен, и призывающей молиться о его выздоровлении. Ведь тем самым иракская "Аль-Каида" лишает своего лидера символического ореола, подрывает свой имидж несокрушимости. В прошлом в подобных ситуациях многие организации предваряли таким прологом извещение о смерти своего лидера, взять хотя бы северный альянс в Афганистане, который поначалу скрывал факт гибели Ахмеда Шах Массуда, говоря, что он пережил покушение. Смысл таких акций понятен: обстоятельства гибели лидера могут либо спровоцировать пораженческие настроения, либо превратить его в символ. Неспешная гибель аль-Заркауи от ран может помочь "Аль-Каиде" предотвратить шок среди его последователей.

Юрий Жигалкин: Насколько, как вы считаете, можно верить сообщениям о том, что американские силы в Ираке затягивают петлю на шее "Аль-Каиды" в Ираке? Всплеск террористической активности там, казалось бы, указывает на обратное?

Эли Краковски: Я лично рассматриваю волну атак, как признак отчаяния террористической организации. В последние месяцы американские войска, в самом деле, достигли серьезного прогресса, отчасти это объясняется тем, что они смогли плотно перекрыть границу с Сирией, прервав поступление подкреплений боевикам. Все еще остается довольно крупная проблема инфильтрации сторонников аль-Заркауи с территории Ирана. Если бы ее удалось нейтрализовать прогресс бы был более очевиден.

Юрий Жигалкин: Таково мнение бывшего высокопоставленного сотрудника Пентагона Эли Краковски. Некоторые его коллеги выдвигают, правда, версию о том, что сообщение о ранении аль-Заркауи может быть фальшивкой. Ее цель - притупить бдительность американских войск и нанести неожиданный сильный удар. Коротко - о неглавных новостях дня и о премьере пьесы российских авторов на Бродвее.

Приемным детям, удочеренным или усыновленным иностранцами, живется лучше, чем детям, попавшим к приемным родителям в своей собственной стране. Такой и некоторые другие удивительные выводы, попирающие существующие стереотипы, содержатся среди результатов исследования голландских ученых, проанализировавших полувековую статистику, собранную в европейских странах, Соединенных Штатах, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и Израиле. Их выводы опубликованы в среду в «Журнале Американской медицинской ассоциации». Главный вопрос для исследователей был поставлен потенциальными приемными родителями: правда ли, что дети, усыновленные за границей более подвержены психическим проблемам, чем дети, рожденные в своей стране? Ответ - да, но эти проблемы, как правило, незначительные. Например, среди приемных детей-иностранцев на 20 процентов больше случаев нервных срывов, они чаще проявляют беспокойство. Ученые объясняют это не новыми условиями их жизни, а обстоятельствами их прошлой жизни, часто нищенским уровнем существования в бедных странах и тем, что к усыновлению часто предлагаются дети из разбитых семей. Это подтверждает и то, что, попав, в новые условия они развиваются лучше детей, оказавшихся в приемных семьях в их собственных странах. А с течением времени, как пишут исследователи, приемные дети догоняют в развитии ровесников в приемной стране.

Американские компьютерные хакеры прибегли к новому тревожному виду пиратства. Они сумели электронно замкнуть несколько компьютеров в одной из калифорнийских корпораций, а на этих машинах хранились важные документы, и потребовали по 200 долларов выкупа за раскодирование каждого компьютера. За расследование дела взялось ФБР, посчитавшее этот эпизод первым признаком надвигающейся серьезной угрозы. Программисты сумели разблокировать компьютеры, но предупредили, что следующие атаки могут быть более изощренными, а индивидуальные пользователи пока перед ними беззащитны. Как говорят специалисты, интернетное вымогательство становится все более распространенным электронным преступлением, но до сих пор компьютерные пираты предпочитали коммерческие сайты, они шантажировали их владельцев угрозами вывести эти сайты из строя.

В Нью-Йорке состоялась премьера спектакля, поставленного по пьесе братьев Пресняковых, «Терроризм», в театре «Клурман». Об этом примечательном событии в культурной жизни нашего города мы беседуем с моим коллегой Александром Генисом.

Александр, чем вас, заинтересовала эта постановка?

Александр Генис: Тем, что она состоялась. Даже в таком театральном городе, как Нью-Йорк, русскую драму, если это, конечно, не Чехов, ставят исключительно редко. Таково уж «удушающее», если угодно, очарование Чехова, что пьесам всех остальных российских авторов не остается места на американской сцене. Ну вот, например, что мне вспоминается за четверть века: в 70-е на Бродвее шел «Самоубийца» Эрдмана, в 80-е - поставили пьесу Горина, в 90-е - шла очень удачная инсценировка поэмы «Москва-Петушки». Это, конечно, не исчерпывающий перечень, но он дает представление о русском репертуаре Америки.

Юрий Жигалкин: Чем же американцев заинтересовала именно эта пьеса?

Александр Генис: Думаю, прежде всего, названием. Нью-Йорк, как и Москва, где эта пьеса была впервые поставлена три года назад во МХАТе, город, настрадавшийся от террора. Можно представить, что режиссеру спектакля Уиллу Фрирсу показалось важным сопоставить опыт, сравнить реакции, выразить солидарность - и встряхнуть публику.

Юрий Жигалкин: Театру это удалось?

Александр Генис: Лишь отчасти. Проблема в самой природе той новой драматургии, лидерами которой справедливо считаются братья Владимир и Олег Пресняковы. Как и многие их коллеги, они работают с утрированным просторечием, приблатненным сленгом, площадным говором. Этот языковой натурализм, который часто попадает в пьесу напрямую с улицы, накладывается на глубоко символическую ситуацию. В «Терроризме», скажем, рассказываются пять автономных, но соединенных сюжетом в кольцо историй. Каждая из них иллюстрирует главный тезис пьесы: мы все повязаны круговой порукой насилия, мы сами порождаем тот террор, от которого страдаем. Сочетание откровенной дидактики с еще более откровенной грубостью создает определенное, весьма сильное впечатление. Театр Пресняковых - это как Метерлинк в зоне…

Юрий Жигалкин: Однако, в переводе такая игра контрастов, видимо, пропадает…

Александр Генис: Конечно, она теряется. Американский зритель лишен возможности оценить внутренний комизм и соответствие формы и содержания. Поэтому театр вынужден прибегать к сильным средствам все того же натурализма - в спектакле хватает и голых тел, и любовных актов. Но ради этого не стоило мучаться с переводом. Впрочем, это беда всей новой русской культуры. Она так укоренена в породившей ее действительности, что с огромным трудом переносится на чужую почву. То-то американцы и предпочитают Чехова: он всем свой.

Юрий Жигалкин: Русская музыка, в отличие от современной русской пьесы, судя по всему, легко переносится на американскую почву. «Русский рэг» - эту классическую композицию записал известный кантри музыкант Сэм Буш.

XS
SM
MD
LG