Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. «Сокращение числа американских военных баз неизбежно», - заявляет президент Буш. Америка чтит своих павших солдат


Юрий Жигалкин: «Сокращение числа американских военных баз неизбежно», - заявляет президент Буш. Америка чтит своих павших солдат. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».

Сегодня Америка отмечает Мемориал дэй - День памяти по солдатам, погибшим в многочисленных войнах, которые пришлось вести Соединенным Штатам. Но незадолго до праздника во многих военных городках и базах узнали о плохой новости: Пентагон намерен закрыть многие из них ради экономии средств. В пятницу президент Буш в своем выступлении перед выпускниками Военно-морской Академии в Аннаполисе высказался в поддержку этих планов министерства обороны, являющихся частью крупной реформы вооруженных сил.

Владимир Абаринов: Главнокомандующий развернул перед кадетами академии почти научно-фантастическую картину оружия нового поколения. Администрация Буша ассигновала на разработку новых систем вооружений 240 миллиардов долларов. В ближайшие 4 года на эти цели будет потрачено еще больше.

Джордж Буш: Мы поставим на вооружение дистанционно управляемые подводные аппараты, которые будут проникать в места, куда обычные подводные лодки проникнуть не могут. У нас появятся корабли, способные сбивать баллистические ракеты, субмарины, скрытно доставляющие в нужное место силы специального назначения и крылатые ракеты. Мы построим плавучие платформы, с которых будем атаковать противника и не зависеть от наземных баз, расположенных слишком далеко от театра военных действий.

Владимир Абаринов: Параллельно с разработкой новых систем вооружений США, по словам президента, будут совершенствовать и структуру своих Вооруженных сил.

Джордж Буш: Для отражения угроз XXI века мы должны передислоцировать наши вооруженные силы дома и за границей. Сегодня значительная часть наших войск в соответствии с оперативными планами прошлого столетия. Поэтому год назад я объявил о крупнейшей с окончания Второй мировой войны глобальной передислокации наших сил. В ближайшие 10 лет мы перегруппируем войска так, чтобы они были способны быстро реагировать на неожиданные угрозы. Мы разместим силы повышенной боеспособности по всему миру и вернем домой от 60 до 70 тысяч военнослужащих, которые сейчас служат за границей.

Владимир Абаринов: Наиболее болезненный для экономики вопрос - закрытие военных баз на территории страны. Во многих местах они зачастую единственный работодатель. Президент обещал поддержать местное население.

Джордж Буш: Я знаю не понаслышке, насколько сложные проблемы создает закрытие баз для местного населения. Я был губернатором Техаса, когда у нас в штате закрывались базы. Мы сделаем все возможное для того, чтобы помочь местным властям справиться с трудностями, сделать переходный период как можно более мягким, предоставить им экономическую помощь, возможности профессиональной переподготовки и содействие в перепрофилировании баз. Эта помощь будет справедливой. За 20 лет мы сэкономим на сокращении баз 48 миллиардов долларов. В результате мы получим более эффективные вооруженные силы, способные лучше, чем сейчас, защищать американский народ от опасностей нового столетия.

Владимир Абаринов: Планы оборонного ведомства будет этим летом изучать специальная комиссия законодателей. Осенью она представит свои выводы и рекомендации президенту и Конгрессу.

Юрий Жигалкин: Хотя эмоции по поводу уменьшения числа военных баз вызваны перспективой потери рабочих мест в Соединенных Штатах, необходимость экономии средств заставляет Пентагон значительно сократить военное присутствие за рубежом. Эта волна сокращений будет близка по масштабам к сокращениям американских контингентов в Европе в 90-х годах. Интересно, что практически никто в Америке не сомневается в разумности вывода части своих войск из-за океана. Почему? Вопрос бывшему начальнику департамента в Пентагоне сотруднику Лексингтонского института Дэниэлу Гурэ.

Дэниэл Гурэ: Америка радикально сокращает свой контингент в Европе - с двух дивизий до четырех бригад, мы ликвидируем крупную базу в Южной Корее. В результате на территорию США будет выведена примерно половина нынешнего личного состава американских контингентов за рубежом. Все это происходит в соответствии с планом, который поможет решать вопросы поддержания безопасности в разных концах света, где у Соединенных Штатов есть союзные обязательства, меньшими силами и с меньшими расходами. Пентагон предпочитает держать войска на своей территории и в случае необходимости оперативно посылать их в горячие точки.

Юрий Жигалкин: Господин Гурэ, вопрос военных баз за границей довольно актуален и для России. Как вы относитесь к призывам некоторых российских политиков не уходить с баз в так называемом ближнем зарубежье и даже распространиться шире, чтобы утвердить российское влияние?

Дэниэл Гурэ: На мой взгляд, очевидный стратегический интерес России состоит в поддержании стабильности на своих окраинах, прежде всего южных. Я не вижу, например, как этим интересам может отвечать сохранение баз в Калининградской области, в регионе, где России ничто не угрожает. Разговоры о том, что утверждение российского военного присутствия в других странах поднимет ее престиж, на мой взгляд, смешны. В отличие от США, у России нет обязательств по обеспечению безопасности своих союзников, находящихся, скажем, в азиатском регионе, в десяти тысячах километров от территории США.

Юрий Жигалкин: А что бы вы ответили тем, кто считает, что тесное военное сотрудничество США со странами Центральной Азии и Кавказа свидетельствует о том, что Вашингтон ведет некую большую игру с Россией?

Дэниэл Гурэ: Я думаю, что большую игру в этом регионе ведет лишь одна Россия. Вашингтон не рассматривает Москву в качестве соперника. США попросту заинтересованы в стабильности региона, где производится значительная часть мировых энергоносителей. Нас беспокоят терроризм, ядерные планы Ирана, растущая военная мощь Китая. Это тревожный регион. Сотрудничество с центрально-азиатскими странами обращено на нейтрализацию этих опасностей. Россия не является источником опасности или соперником с точки зрения Соединенных Штатов. Мы не играем в игру, в которую, я думаю, пытаются играть русские.

Юрий Жигалкин: Об идеях, стоящих за планами сокращения и передислокации американских военных баз говорил военный аналитик Дэниэл Гурэ.

В этой части рубрики «Сегодня в Америке» - Мемориал Дэй (День памяти), американцы чтят память о своих павших солдатах.

«В этот день мы пришли не оплакивать своих погибших, мы пришли воздать им хвалу!» - провозгласил больше ста лет назад генерал и ученый Фрэнсис Уолкер. Сегодня в 138-ой раз страна вспоминает всех, кто погиб во всех войнах, которые вели Соединенные Штаты, - от войны за независимость до иракской войны.

Мой коллега Аллан Давыдов ведет репортаж с вьетнамского мемориала в Вашингтоне.

Аллан Давыдов: На подступах к мемориалу мужчина в кожаной куртке раздает буклеты Коалиции ветеранов вьетнамской войны.

Майк Браунер: Майк Браунер, из Йорка, штат Пенсильвания. Я служил в корпусе морской пехоты во Вьетнаме с 1967 по 1968 годы.

Аллан Давыдов: Чем вам запомнился Вьетнам?

Майк Браунер: Ничего там не было хорошего. Я терял друзей. Лагерь наш кишел крысами, еда неважная, постоянно ждешь тревоги, вода протухшая - ни напиться, ни умыться. Думаю, что в таких же лагерях живут наши ребята, которые служат сейчас в Ираке.

Аллан Давыдов: А чем, по-вашему, их служба отличается от Вьетнама?

Майк Браунер: Во Вьетнам многих послали принудительно. Тогда не было выбора: либо идешь в армию - либо тебя сажают в тюрьму. А сегодняшняя молодежь служит добровольно. К тому же ребята более образованные, разбираются в электронике. Но тревожно мне за них, всё кажется, что их обучают наспех, и снаряжения не хватает. Похоже, Пентагон на них экономит. Бронежилет надел - и ладно.

Аллан Давыдов: У Вьетнамского мемориала женщина приложила белый листок и карандашом тщательно переводит на бумагу одну из высеченных фамилий - Томми Арнолд. Саму женщину зовут Пэтти Гувер. Она - из городка Ланкастер, штат Пенсильвания.

Пэтти, это ваш муж, брат, или еще кто-то?

Пэтти Гувер: Это лучший друг моего мужа. Извините, что плачу. Они были одноклассники. Сразу после школы того парня призвали в морскую пехоту. Он прислал моему будущему мужу письмо, с такими словами: "К черту войну, очень хочу встретиться с тобой и вспомнить беззаботные школьные дни". Муж затянул с ответом. А тут звонят родители друга и сообщают, что он убит.

Аллан Давыдов: Как он погиб?

Пэтти Гувер: Выводил однополчан в безопасное место - и наткнулся на мину-растяжку. Знаете, он жил через дорогу от моего дома. Когда к другим соседям возвращались их сыновья с войны, к его родителям не возвратился никто. Вскоре они переехали, и о них больше никто не слышал. Забавный парень был этот Томми. Все его обожали. Любил с друзьями попить пивка и поиграть в баскетбол. Для нас с мужем они до сих пор как живой.

Аллан Давыдов: Тут же, возле мемориала, аккуратными рядами припаркованы мотоциклы - те самые, на которых в эти дни разъезжают немолодые, но бодрые мужчины со всеми своими ветеранскими регалиями.

Джо Эллис: Меня зовут Джо Эллис (представляется крепко сбитый бородач). Я из города Логан, штат Нью Мексико, Но я не ветеран.

Аллан Давыдов: Но вид у вас - как у стопроцентного ветерана. Зачем вы надели на себя все эти атрибуты: эмблемы, нашивки?

Джо Эллис: Один из моих лучших друзей погиб во Вьетнаме. И я приехал к этой мемориальной стене в память о нем. Хочу чтобы политики знали, что нам надо наконец найти всю информацию о военнопленных и пропавших без вести во время боевых действий. Я твердо верю, что это возможно.

Аллан Давыдов: А ваши земляки поддерживают вас?

Джо Эллис: В нашем городке живет всего 500 человек. И буквально каждая семья подписывается под коллективным воззванием, которое они посылают со мной, чтобы вывесить его на подступах к Вьетнамскому мемориалу. Мы призываем правительство сделать все возможное, чтобы отыскать новые сведения о военнопленных и пропавших без вести, а также чтобы молодежь наша лучше знала о войнах, в которых стране пришлось участвовать.

Аллан Давыдов: Ваш «Харлей-Дэвидсон» выглядит потрясающе. Это что - тоже важный атрибут вашей миссии?

Джо Эллис: Сама поездка на мотоцикле - это дело второе, это всего лишь способ доехать сюда. Хотя вы правы, именно наши мотоциклы делают нас узнаваемыми в глазах соотечественников. Хорошо, что в этом году на День поминовения нет дождя. А в прошлые годы - надо было видеть, как в ливень люди в одних футболках приветствовали нас по всему маршруту следования. А ты сидишь в седле и знаешь, что везешь послание в Вашингтон.

Юрий Жигалкин: Репортаж с вьетнамского мемориала вел Аллан Давыдов.

XS
SM
MD
LG