Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Суд над Саддамом Хуссейном может начаться в ближайшее время. Верховный суд США ставит заслон на пути легализации марихуаны. Фолкнер - любимый пляжный автор этого лета


Юрий Жигалкин: Суд над Саддамом Хуссейном может начаться в ближайшее время. Верховный суд США ставит заслон на пути легализации марихуаны. Фолкнер - любимый пляжный автор этого лета. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке», у микрофона в Нью-Йорке Юрий Жигалкин.

Специальный иракский трибунал завершает подготовку суда над Саддамом Хусейном. Этот процесс начнется в конце лета. Бывшему диктатору угрожает смертная казнь. Американские юристы активно помогают своим иракским коллегам обеспечить солидную правовую базу для этого процесса. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Саддам Хусейн был арестован в декабре 2003 года в ходе специальной операции захвата. Местонахождение бывшего диктатора командованию коалиции указал осведомитель, получивший за свою услугу обещанное вознаграждение - 25 миллионов долларов. Сначала Саддама держали на военной базе близ Багдада, а потом несколько раз перевозили с места на место. Куда - он и сам не знает, но сказал своим адвокатам, что возили его на самолете, перелеты были долгими, и располагались тюрьмы не на территории Ирака. По косвенным признакам эксперты сделали вывод, что Саддама сначала перевели в Катар, а затем, возможно, на британский остров в Индийском океане Диего-Гарсия, где находится большая военная база США.

Поимка Саддама Хусейна остро поставила перед администрацией США вопрос о судебной процедуре, которая должна быть применена к нему и другим видным деятелям его режима. «Предстанут ли наши враги перед правосудием или правосудие предстанет перед ними, но справедливость совершится», - заявил президент Буш на десятый день после терактов 11 сентября, выступая на совместном заседании палат Конгресса. Но кто и как должен судить поверженного диктатора? В конце концов, Саддама передали иракским властям для суда специально трибунала. Международные правозащитные организации соглашались с тем, что судить Саддама, конечно, надо, но сомневались, что иракские юристы способны квалифицированно подготовить процесс, ведь судебная система саддамовского режима была оружием репрессий, у иракских судей и прокуроров просто нет опыта состязательного правосудия. Между тем судопроизводство по военным преступлениям и преступлениям против человечества - дело трудоемкое, предполагающее изучение огромного массива документов, допросы сотен свидетелей, знания международной практики.

В конечном счете, иракцы решили отказаться от идеи полномасштабного процесса по образцу гаагского суда над Слободаном Милошевичем. Вместо этого обвинение сосредоточилось на 12 эпизодах, которые имеют прочную доказательную базу.

Американские эксперты советовали провести сначала суды над членами ближайшего окружения Саддама с тем, чтобы затем ссылаться на их показания в судебном следствии по делу Саддама. Но иракцы сочли за благо не затягивать подготовку суда, который, как считается, окажет отрезвляющее воздействие на вооруженное подполье. Судебные слушания должны начаться через два-три месяца. Показания против Саддама дали его брат Барзан аль-Тикрити и бывший вице-президент Таха Ясин Рамадан. Саддаму Хусейну вменяются применение химического оружия против курдского населения Ирака в 1988 году, оккупация в 1991 году Кувейта и подавление в том же году шиитского восстания. Обвинение намерено требовать смертной казни.

Юрий Жигалкин: Чего можно ждать от суда над Саддамом Хуссейном в Ираке? Сможет ли первый подобного рода суд над бывшим диктатором, проведенный его бывшими жертвами, стать объективным и справедливым? Мой коллега Ян Рунов обсудил эти вопросы с американским экспертом.

Ян Рунов: Прежде всего, как повлияет этот суд на ситуацию внутри Ирака: меньше станет кровопролития или больше?

Вот что думает профессор-политолог из университета Вилланова в Пенсильвании Хафиз Малик.

Хафиз Малик: На мой взгляд, это вызовет еще большее кровопролитие. Давайте взглянем на общую картину в Ираке: мятежников практически нет в иракском Курдистане, очень мало их и в районах плотного проживания иракских шиитов. Единственный район, в котором активность мятежников не снижается - это центральный Ирак, так называемый суннитский треугольник. Суть в том, что Саддам Хусейн, к лучшему или к худшему для суннитов, сделал их опорой своего режима, ядром партии "Баас", правившей страной несколько десятилетий. Суд над человеком, при котором сунниты обладали привилегированным положением, никак не успокоит тех, кто мечтает вернуть страну к старому. Наоборот. Что бы ни случилось с Саддамом Хуссейном, каким бы ни был приговор, это лишь подольет масла в огонь в этом районе. Кроме того, будут говорить, что суд находится под американским влиянием.

Ян Рунов: Верите ли вы, что суд на Саддамом Хуссейном может быть справедливым, объективным, с соблюдением всех демократических норм правосудия?

Хафиз Малик: Думаю, нормы правосудия будут соблюдены. Это, пожалуй, единственное, в чем мы можем быть уверены. Потому что Соединенные Штаты сделают все для этого. Другой вопрос, удастся ли найти в Ираке объективных судей. Ведь они будут либо курдами, либо шиитами, либо суннитами. Проблема к тому же в том, что мы имеем дело с диктаторами типа Пиночета, Милошевича, Саддама Хусейна, то есть с людьми, которые возглавляли государство долгое время, и к концу своего правления стали непопулярными и в своей стране, и за рубежом. Как правило, они с годами становятся столь недальновидными и немудрыми: либо ввязываются в войну с соседними странами, либо ведут войну с собственным населением. В результате у таких диктаторов репутация становится все хуже и внутри страны, и за ее пределами. И получается, что они сами отрезают себе путь к объективному суду над ними. Поэтому что бы судьи ни делали, их объективность все равно будет поставлена под сомнение.

Ян Рунов: Таково мнение Хафиза Малика, профессора-политолога из университета Вилланова.

Юрий Жигалкин: Коротко о новостях дня и о том, как американское телевидение прививает массам интерес к Толстому и Достоевскому.

В понедельник мэр Нью-Йорка и его заместитель объявили о том, что они крайне удовлетворены предварительным вердиктом Международного Олимпийского Комитета, который оценил нью-йоркскую заявку на проведение Олимпиады 2012 года, как качественную. Не упомянув своих более успешных конкурентов, Париж и Лондон, чьи презентации были названы Комитетом высококачественными, глава организационного комитета Нью-Йорка, заместитель мэра Дэн Доктороф заявил во время пресс-конференции, что единственным слабым местом города является отсутствие на Манхэттене стадиона, главной спортивной арены Олимпиады. Идея постройки стадиона стоимостью 2 миллиарда долларов была выдвинута около двух лет назад футбольной командой «Нью-Йорк Джетс» и горячо поддержана мэром и губернатором штата. Однако противники, включая владельцев близлежащего «Мэдисон Сквер Гарден», начали кампанию против строительства стадиона на одном из самых дорогих в мире участков земли, против финансирования ее за счет города, говоря, что лучше там выстроить жилье. И их кампания, возможно, поставит крест на олимпийских надеждах Нью-Йорка. В понедельник глава штатной легислатуры отказался дать необходимое добро на выделение земли для строительства стадиона.

Верховный суд США нанес удар по надеждам на легализацию использования марихуаны в медицинских целях, посчитав, что федеральное правительство может преследовать людей за обладание и распространение марихуаны, несмотря на законы, принятые в последние годы в десяти штатах. Эти законы позволяют врачам прописывать марихуану как болеутоляющее средство. 10 штатов разрешают своим жителям, страдающим тяжелыми заболеваниями, выращивать наркосодержащее растение для индивидуального потребления по предписаниям врачей. Но судьи посчитали, что опасность злоупотребления этим продуктом перевешивает другие соображения. Однако, как говорят прокуроры этих нескольких либеральных штатов, они не намерены преследовать больных людей, употребляющих марихуану в соответствии с местными законами до тех пор, пока эти законы продолжают действовать.

Что может стать этим летим самым популярным пляжным чтением для американцев? Естественно, детективы займут свое почетное место, но если верить опыту прошлого лета, когда был зафиксирован массовый интерес к Толстому, объектом пляжного внимания в этом году может стать Фолкнер. За разъяснениями о том, как американцы дошли до такой жизни я обратился к моему коллеге и литературному критику Александру Генису.

Александр Генис: Во всем виновата Опра. Эту афро-американскую звезду, как Наполеона, все зовут только одним именем. Ведущая безмерно популярного шоу, королева дневного телевидения, она царит в эфире, подчиняя своему обаянию огромную аудиторию лояльных поклонников. Я как раз на днях был в Чикаго, где мне с благоговением показывали на дом Опры. Это уже реликвия…

Так вот, используя свой огромный авторитет, Опра решила сделать своих зрителей читателями. Для этого она начала приглашать на шоу писателей, которые тут же становились знаменитыми. Среди авторов, понятно, началась жестокая борьба за место под черным солнцем Опры. Устав от интриг, она приняла радикальное решение - читать только классиков. Специально к летнему сезону Опра выбирает такую толстую и трудную книгу, что ее должно хватить до сентября. В прошлом году таким романом стал «Анна Каренина». В одночасье тиражи Толстого взлетели до неба. Я помню, как дико выглядела «Анна Каренина», занявшая первую строчку в списке бестселлеров. Теперь такая судьба ждет сразу три шедевра Фолкнера: это - романы «Когда настал мой смертный час», «Шум и ярость» и «Свет в августе».

Юрий Жигалкин: Действительно, Александр, самые трудные у Фолкнера.

Александр Генис: Опра не ищет легких путей, в том числе и для себя. Эти книги, как в прошлом году «Анну Каренину», она впервые читает вместе со своими зрителями.

Юрий Жигалкин: Что это значит - «читать вместе»?

Александр Генис: О, это - целый ритуал, выросший на традиции воскресной школы. Только теперь участников собирает не церковь, а интернет. Члены «Читательского клуба Опры» получают расписание - урок на неделю. Прочитанное обсуждается на форумах под руководством Опры. Тут же действует литературоведческая «скорая помощь» - лекции профессоров, биография писателя, анекдоты из его жизни, а главное - дельные советы, как лучше читать и понимать классика.

Юрий Жигалкин: Приведите пример.

Александр Генис: Пожалуйста. Фолкнер сознательно запутывал повествование, поэтому, как советует один умный профессор, внимательному читателю следует на бумаге разложить сюжет в фабулу, то есть, восстановить события в их линейной последовательности. Но это еще что! Когда читали «Анну Каренину», Опра специально наняла русского актера, записавшего имена героев, чтобы читатели могли себе представить, как звучат по-русски эти чудовищные на американский слух имена. По-моему, трогательная забота.

Юрий Жигалкин: Выходит, что телевизор не только монстр, отбирающий читателя у книги?

Александр Генис: Дело в том, что, став монополистом развлечений, экран - и малый, и большой - учится делиться, возвращая книге часть своей аудитории.

Мне страшно понравилось, что после того, как в популярном фильме «Четыре свадьбы и одни похороны» прозвучали стихи Одена (помните «Часы останови, забудь про телефон…»), «Избранное» Одена немедленно разошлось в Америке с завидным тиражом в 40 тысяч экземпляров.

Юрий Жигалкин: Интересно, что это не первая попытка приближения работ «трудного» писателя к массам. В 30-х годах сам Фолкнер попробовал себя в роли сценариста, написав сценарии к шести фильмам. Этот эпизод его жизни отмечен песней знаменитого кантри-музыканта Тони Рассела.

XS
SM
MD
LG