Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Миссисипи: приговор через 40 лет


Специально для сайта

Алексей Цветков

На взгляд извне, главным событием прошлой недели в США было разбирательство по поводу войны в Ираке, где обстоятельства складываются не вполне в пользу Вашингтона, а также резкое падение рейтингов президента. Но на американских телеэкранах Ираку составила конкуренцию трансляция из зала суда в небольшом городке Филадельфия в штате Миссисипи, где разыгрался заключительный акт трагедии 40-летней давности: правосудие все-таки настигло участника и организатора одного из самых нашумевших расистских убийств столетия.

На глазах миллионов телезрителей судья приговорил Эдгара Рэя Киллена, 80-летнего владельца лесопилки и активиста «Ку-Клукс-Клана», к 60 годам заключения за убийство, совершенное летом 1964 года. Это было далеко не рядовое убийство: в те годы оно всколыхнуло всю Америку, а в 1988 году легло в основу сюжета художественного фильма «Миссисипи в огне». Почему же правосудие свершилось лишь 41 год спустя?

Лето 1964 года вошло в американскую историю как «Лето свободы». Сотни прогрессивно настроенных людей, преимущественно молодежи в период студенческих каникул, съехались в южный штат Миссисипи для осуществления массовой кампании регистрации избирателей среди негритянского населения. Регистрация – необходимое условие для участия в выборах в США ввиду отсутствия обязательного удостоверения личности и прописки, и, как правило, это – лишь небольшая формальность, не требующая особых хлопот и времени.

Но в южных штатах в период сегрегации дело обстояло иначе. Хотя после Гражданской войны была принята 15-я поправка к конституции, согласно которой темнокожее население получило полные избирательные права, расистское белое большинство быстро подавило довольно бурную поначалу избирательную активность вчерашних рабов. Дело в том, что правила регистрации устанавливает каждый штат для себя, и в таких штатах как Миссисипи создавались искусственные барьеры: подушный налог или ценз грамотности. В результате по данным 1962 в Миссисипи было зарегистрировано лишь 6,7 процента негритянского населения.

Добровольцы, жители Миссисипи и те, кто приехал сюда в «Лето свободы», ставили перед собой цель активизировать регистрацию тех, кого таким образом лишили гарантированных конституцией избирательных прав. В числе этих добровольцев были Джеймс Эрл Чейни, Эндрю Гудман и Майкл Швермер. Чейни был темнокожий местный уроженец, а Гудман и Швермер – приезжие из Нью-Йорка, причем Швермер снискал себе особую ненависть «Ку-Клукс-Клана» организацией бойкотов торговых заведений, которые отказывались нанимать темнокожих.

Эти трое прибыли в Филадельфию 21 июня, чтобы разобраться в обстоятельствах поджога местной негритянской церкви. Как выяснилось впоследствии, поджог был осуществлен группой расистов, которые как раз разыскивали Швермера. После этого они были арестованы помощником местного шерифа, членом «Ку-Клукс-Клана», за превышение скорости, и пока они находились в полицейском участке, помощник шерифа связался с Эдгаром Рэем Килленом, который немедленно организовал последующую расправу, а сам принял меры к обеспечению собственного алиби.

После того, как арестованные были отпущены, члены «клана» организовали за ними погоню, и им удалось столкнуть машину добровольцев с шоссе. Всех троих избили, а затем пристрелили и закопали трупы в заранее вырытой траншее в земляной дамбе. Тела погибших были найдены лишь через шесть недель.

Эта расправа не была единичным случаем в том месте и в то время, но именно она всколыхнула всю страну. По мнению многих, причиной такой бурной реакции был тот факт, что из троих жертв двое были белые, и это обстоятельство даже посеяло некоторую расовую рознь между тогдашними активистами. Как бы то ни было, убийство Чейни, Гудмана и Швермера стало символом борьбы с сегрегацией и в скором времени привело к принятию в Конгрессе Акта о правах избирателей, который положил конец попыткам расистов воспрепятствовать участию расовых меньшинств в выборах.

Обстоятельства убийства и состав подозреваемых в скором времени стали широко известны. Для того, чтобы понять, почему процесс возмездия и воздаяния растянулся на четыре десятилетия, надо принять во внимание особенности федерального устройства США, а также специфику англо-саксонского обычного права, на котором по сей день во многом основано уголовное судопроизводство в стране и которое значительно отличается от кодифицированного («наполеоновского») права большинства европейских стран. Можно попутно отметить, что именно в обычном праве коренятся такие институты как суд присяжных и презумпция невиновности.

Дело об убийстве, в соответствии с конституцией США, находилось в юрисдикции штата, который в ту пору никак не выказывал намерения преследовать виновных. Что же касается федеральных органов юстиции, то они в то время вообще не имели тогда статута об убийстве. В конечном счете именно федеральная полиция, ФБР, арестовала Киллена и его сообщников, но лишь по обвинению в сговоре с целью убийства. На суде, состоявшемся в 1967 году, некоторые из участников сговора были приговорены к сравнительно небольшим срокам заключения, но Эдгара Рэя Киллена в числе осужденных не оказалось: ему помог юридический курьез – одна из членов жюри присяжных заявила, что не может осудить христианского проповедника. По правилам американского судопроизводства решение о вине или невиновности должно быть единогласным – в противном случае суд считается несостоявшимся.

Таким образом, главный организатор убийства остался безнаказанным еще на 41 год. Чувство исторической несправедливости оказалось сильнее всего именно в самой Филадельфии, где сформировалась коалиция из граждан всех возрастов и рас, желающих реабилитировать город, который был представлен в весьма неблаговидном свете в фильме «Миссисипи в огне». Этой коалиции удалось убедить окружного прокурора округа Нешоба Марка Данкена вновь открыть дело – на этот раз процесс проходил в штатной системе судопроизводства, а не в федеральной.

Киллену было предъявлено обвинение в убийстве первой степени – в системе обычного права это самая тяжкая категория. Однако, по прошествии стольких лет со времени происшествия, собрать необходимые улики было чрезвычайно трудно, тем более, что многих важных свидетелей уже нет в живых. Кроме того, по мнению некоторых наблюдателей, сам Данкен не лучшим образом представил имеющиеся у него доказательства. В конечном счете ему, по мнению жюри, не удалось доказать факта убийства первой степени, и если бы это обвинение было единственным, Киллен мог быть оправдан – причем таким образом, что новый суд над ним был бы уже невозможен, поскольку конституция США запрещает повторное судебное преследование по одному обвинению.

Ситуацию спасло то, что судья Маркус Гордон с самого начала рекомендовал присяжным вынести также решение по дополнительному обвинениюпо дополнительному обвинению, примерно соответствующему европейскому понятию «непредумышленное убийство». Парадокс заключается в том, что, не прими он этой меры, недоказанность сговора с целью совершения убийства означала бы недоказанность убийства первой степени, что сняло бы обвинение целиком. Предусмотрительность судьи позволила присяжным очень быстро прийти к единогласному решению, и в точную годовщину расправы над Чейни, Гудманом и Швермером Эдгар Рой Киллен был признан виновным в убийстве всех троих.

Судья Гордон огласил свой приговор на следующий день, и телекомпании по всей стране транслировали эту процедуру из зала суда как новость номер один. Поначалу некоторые считали, что судья проявит снисходительность, учитывая преклонный возраст подсудимого и тот факт, что Киллен провел завершающую фазу процесса в инвалидном кресле – он сломал обе ноги на рубке леса. Однако судья решительно заявил, что каждая из трех жизней, загубленных 41 год назад, заслуживает возмездия, и за каждую присудил Киллена к максимальному сроку заключения в 20 лет. Более того, хотя он был вправе распорядиться, чтобы подсудимый отбывал эти сроки параллельно, он сделал их последовательными – 60 лет. В любом случае не подлежит сомнению, что Киллен, которому сейчас 80 лет, окончит свои дни в тюрьме.

Символическое содержание этой истории велико и для страны, и для штата, но ощутимее всего оно, вероятно, было для самой Филадельфии и округа Нешоба. Многие персонажи судебного процесса в той или иной степени связаны друг с другом. Окружной прокурор Данкен всю жизнь прожил в том же графстве, и брат Киллена Оскар Кеннет, давая свидетельские показания, обвинил Данкена в том, что он – лицемер, сын и внук членов «Ку-Клукс-Клана». По соседству вырос и генеральный прокурор штата Миссисипи Джим Худ, помогавший Данкену представлять обвиняющую сторону. А сам Киллен в свое время, в функции проповедника, хоронил родителей судьи Гордона. Все эти люди и судьбы по-своему свидетельствуют, как изменился штат за эти 40 с лишним лет.

Некоторые из тех, кто помнит события 60-х, ликовали по поводу запоздалого торжества справедливости, но представители младшего поколения не вполне разделяют эти чувства. На их взгляд, преступления, совершенные в 60-е годы, сегодня немыслимы, и сегрегация стала достоянием мрачного прошлого. О том, что расовые проблемы не исчезли, свидетельствует дискуссия на страницах специального блога, приуроченного к процессу газетой Jackson Free Press. Но это – другие проблемы и другое время, а под прежним приговор по делу Эдгара Рэя Киллена подвел сегодня пусть и несколько запоздалую, но черту.

XS
SM
MD
LG