Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Президент Буш называет кандидата в члены Верховного суда. США готовы к ядерному сотрудничеству с Индией. Скончался генерал, командовавший американскими войсками во Вьетнаме


Юрий Жигалкин: Президент Буш называет кандидата в члены Верховного суда. США готовы к ядерному сотрудничеству с Индией. Скончался генерал, командовавший американскими войсками во Вьетнаме. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».

Во вторник вечером президент Буш совершил акт, который многие президенты называли среди главных, если не главным событием их президентства. Он назначил кандидата на должность члена Верховного суда. Им стал 50-летний Джон Робертс, судья окружного федерального суда столичного округа. Из Вашингтона передает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Заполнение вакансии в Верховном суде - всегда крупное событие. Верховный суд вправе отменить любое распоряжение президента и любой закон по причине его неконституционности. В последнее время суд часто принимал решения минимальным большинством - пятью голосами против четырех. Острота нынешней ситуации заключается в том, что в отставку ушла Сандра О'Коннор - судья-центрист, мнение которой нередко определяло решение суда. От президента ожидали, что он сохранит этот хрупкий баланс. Еще утром в день объявления о назначении президент подчеркивал, что старается сохранить объективность.

Джордж Буш: Я думал о разных людях, с различным жизненным опытом, с некоторыми я знаком, с другими нет. Я обещал, что рассмотрю кандидатуры людей с разным послужным списком, но исповедующих одну философию - она состоит в том, что судья не должен сочинять законы. Вот что я говорил, когда вел президентскую кампанию: я хочу, чтобы меня знали как президента, у которого дела не расходятся со словами, потому что он верит в свою правоту.

Владимир Абаринов: «Не сочинять законы» - это, значит, не толковать Конституцию расширительно. Но оппоненты этого подхода опасаются, что при узком толковании под угрозой окажутся многие гражданские права и свободы. Сенатор Эдвард Кеннеди.

Эдвард Кеннеди: Сегодня президент стоит перед решением, которое касается каждого американца. Если президент злоупотребит своей властью и назначит кандидата, чье утверждение будет угрожать правам и свободам американского народа, народ потребует от нас выступить против этого назначения. И мы сделаем это.

Владимир Абаринов: Председатель сенатского комитета по юридическим вопросам Арлен Спектер, который будет играть заметную роль в процессе утверждения назначения.

Арлен Спектер: Вы говорите об ожиданиях общества, но у нас так много обществ и так много ожиданий, что мы должны употреблять эти слова во множественном числе. Люди ожидают всего чего угодно. Эта страна крайне поляризована, невозможно угодить всем. Потому у нас есть президент и Сенат.

Владимир Абаринов: В конце концов, выбор президента остановился на Джоне Робертсе. В настоящее время он занимает должность члена федерального окружного апелляционного суда округа Колумбия. Робертс пользуется репутацией твердого консерватора и известен своими тесными связями с республиканцами. Правозащитные организации уже выразили беспокойство в связи с этим назначением. Судя по всему, процедура утверждения будет нелегкой.

Юрий Жигалкин: О выдвижении президентом Бушем кандидата в члены Верховного суда рассказывал Владимир Абаринов.

Готов ли Белый Дом признать Индию де-факто ядерным государством и позволят ли ему это сделать американские законодатели? Этими неожиданными для многих вопросами задались во вторник американские аналитики. Поводом стал сенсационный результат встречи в Вашингтоне президента Буша и премьер-министра Индии Сингха: США готовы начать сотрудничество с Индией в области атомной энергетики, несмотря на то, что Индия не подписала договор о нераспространении ядерного оружия и является объектом различных санкций за разработку собственного ядерного вооружения. Эта договоренность была достигнута в ответ на обещание Индии допустить инспекторов на свои гражданские атомные объекты и строго следовать режиму нераспространения.

Почему Соединенные Штаты решили отказаться от общепринятой стратегии наказания режимов разрабатывающих свое ядерной оружие? Этот вопрос я задал американском эксперту, сотруднику фонда «Наследие» Бейкеру Спрингу.

Бейкер Спринг: США вынуждены решать сложнейшую задачу одновременного разрешения трех стратегических проблем. Прежде всего, это укрепление режима нераспространения ядерного оружия в рамках существующего договора. Второе, вопрос поддержания стабильности в азиатском регионе в условиях растущего военного потенциала Китая, а у Вашингтона подписаны взаимные оборонительные договоры с несколькими азиатскими странами. И третье, проблема отношений с Индией - демократической развивающейся страной, незаконно провозгласившей себя ядерным государством. Вашингтон не может позволить себе держать Дели в изгоях и поэтому он пытается найти некое решение.

Юрий Жигалкин: Господин Спринг, но что бы вы ответили тем экспертам, кто предупреждает, что, предлагая ядерное сотрудничество Индии, США подрывают Договор о нераспространении ядерного оружия и дают стимул потенциальным его нарушителям?

Бейкер Спринг: Американское правительство должно, на мой взгляд, предельно ясно сформулировать условия будущей кооперации с Индией. Мы должны подтвердить, что Договор о нераспространении ядерного оружия неприкосновенен, что ни Индия, ни Пакистан не будут приняты в клуб атомных стран. Однако в этом случае, я думаю, мы вынуждены быть реалистами. У Дели есть ядерное оружие, есть ядерная программа. В ответ на сотрудничество в области гражданских технологий индийское правительство обещает присоединиться к Договору о нераспространении, допустить инспекторов на свои невоенные ядерные объекты - и это лучше, на мой взгляд, чем позволить Дели вести эти работы в тайне. Любое ядерное сотрудничество должно быть одобрено Конгрессом, и я надеюсь, что законодатели гарантируют, что технологии обогащения и переработки ядерных материалов не будут переданы индийцам.

Юрий Жигалкин: Господина Спринг, но не дает ли Вашингтон повод для упреков в следовании двойным стандартам? Ведь он готов к сотрудничеству с Индией и критикует при этом сотрудничество России с Ираном.

Бейкер Спринг: Я думаю, двойные стандарты - слишком сильно сказано. Я бы не стал сравнивать демократическую Индию, не замешанную в торговле запрещенными технологиями, и тоталитарный исламский иранский режим, скупающий компоненты ядерных производств, мечтающий о собственной атомной бомбе. Режим нераспространения довольно, как мы знаем, гибок, и его, я думаю, можно видоизменять в зависимости от того, с какой страной мы имеем дело.

Юрий Жигалкин: В этой части рубрики «Сегодня в Америке» - о новостях дня и о кончине генерала, заработавшего ярлык человека, проигравшего войну во Вьетнаме.

Штатные законодатели в 25-ти штатах взяли на себя лидерство в борьбе за укрепление права частной собственности. Тот факт, что это право не всегда священно, многие американцы открыли для себя совсем недавно, когда Верховный суд страны подтвердил, что городские власти Нью-Лондона в Коннектикуте имеют право на отчуждение частной собственности, то есть земли, ради превращения ее в источник значительных доходов в городскую казну. До сих пор считалось, что власти могут заставить людей продать землю и недвижимость, только если эта земля пойдет под строительство инфраструктуры или муниципальных объектов. Решение суда, встреченное массовой критикой и заявлениями о том, что отныне ни один из домовладельцев не может чувствовать себя спокойно, спровоцировало волну законотворчества на штатном уровне. Штаты твердо намерены прикрыть своих граждан от своеволия местных властей, введя законы и конституционные поправки, которые лишат муниципалитеты самых удобных поводов для покушения на частную собственность. Муниципалитетам будет запрещено, например, отчуждать землю в пользу любых частных владельцев. Единственным законным оправданием лишения человека собственности, естественно - за компенсацию, будет ее использование для общественно необходимых нужд.

Пять миллиардов долларов компенсации требуют американские истцы от одной из крупнейших мировых химических компаний - "Дюпонт", разработавшей и производящей тефлоновое покрытие для кухонной посуды. Это покрытие в последние 40 лет стало исключительно популярным в мире и прибыльным для компании, поскольку оно не позволяет пище приставать к поверхности кастрюли или сковороды. Но, как утверждают истцы, вчинившие компании иск от имени миллионов американцев, использующих тефлоновую кухонную утварь, покупатели, возможно, расплачивались за удобство здоровьем. Разогретый до высоких температур тефлон, по их словам, выделяет токсичную кислоту, которая, как недавно было доказано, является канцерогеном. И "Дюпонт", по словам истцов, знал об этом десятилетия назад. Представитель компании громко отвергла эти обвинения, заявив, что "Дюпонт", если потребуется, намерен защищать себя и свою продукцию в суде.

В Чарльстоне, Южной Каролине, в возрасте 90 лет скончался один из самых знаменитых американских генералов - Уилльям Уэстморлэнд. Известность его, впрочем, двусмысленна. Он был командующим американскими войсками во Вьетнаме, и почти 40 последних лет жизни его преследовала слава человека, проигравшего войну.

О генерале Уэстморленде рассказывает мой вашингтонский коллега Аллан Давыдов.

Аллан Давыдов: Это был самый продолжительный военный конфликт с участием США и - единственный, из которого страна не вышла победителем. Фигура генерала Уэстморлэнда вызывает споры до сих пор. Одни считают его недостаточно решительным. Другие - напротив - жестким «ястребом». Третьи - воином, верным долгу перед страной.

Генерал Уэстморлэнд сделал образцовую военную карьеру: воевал на фронтах Второй мировой войны, учился в аспирантуре Гарвардского университета, возглавлял военную академию в Уэст-Пойнте, после миссии во Вьетнаме четыре года был начальником штаба Сухопутных сил. Но его имя главным образом связано с американским поражением во Вьетнаме. Его также считают одним из архитекторов расширения американского военного присутствия во Вьетнаме.

Как же оценить роль генерала Уэстморлэнда во время Вьетнамской войны? Об этом я спросил доктора политических наук президентского стипендиата Геттисбергского колледжа в штате Пенсильвания Ширли Уоршоу.

Ширли Уоршоу: Именно генерал Уэстморлэнд был человеком, который активно убеждал политическое руководство Соединенных Штатов в необходимости более значительного американского присутствия в Южном Вьетнаме. Он настаивал на том, что необходимо сделать все, чтобы не допустить победы вьетконговцев в Южном Вьетнаме. В противном случае, считал он, придет в действие «принцип домино», согласно которому под коммунистическим напором падут и соседние страны Индокитая. И это убеждающе воздействовало на министра обороны Макнамару и на политических лидеров страны.

Аллан Давыдов: В то же время на нем висит ярлык одного из виновников поражения во Вьетнаме. Якобы он недооценил силу противника, увлекся победными реляциями. Насколько объективна такая оценка?

Ширли Уоршоу: Он был центральной фигурой, подталкивающей военное и гражданское руководство Соединенных Штатов к продолжению войны во Вьетнаме. И естественно, что причину поражения ищут в нем. Его главной стратегической идеей было расширение военных операций на территорию Лаоса и Камбоджи, поскольку по территории этих стран перемещались подкрепления северовьетнамцев, которых, на его взгляд, иначе подавить было невозможно. Но для президента Джонсона это было неприемлемо: он опасался большого регионального конфликта.

Можно спорить об эффективности тактики Уэстморлэнда в борьбе с северовьетнамскими партизанами. Тем не менее, я склоняюсь к той точке зрения, что Уэстморлэнд делал все в пределах его сил и талантов для успеха американских военных операций во Вьетнаме. Возможно, он был чересчур наивен и прямолинеен с прессой, которая никогда не упускала шанса уколоть его. Тем не менее, как человек долга и чести, он абсолютно верил в миссию Соединенных Штатов во Вьетнаме и настаивал, чтобы политики продолжали там военную кампанию.

Аллан Давыдов: Так сказал о кончавшемся генерале Уилльяме Уэстморлэнде доктор политических наук Ширли Уоршоу.

XS
SM
MD
LG