Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Раскол в американском профсоюзном движении. Первая предвыборная речь Хиллари Клинтон? «Союз-Аполлон» 30 лет спустя


Юрий Жигалкин: В американском профсоюзном движении произошел раскол. Первая предвыборная речь Хиллари Клинтон? Эксперимент «Союз-Аполлон» 30 лет спустя. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке», у микрофона в Нью-Йорке Юрий Жигалкин.

В понедельник в рядах крупнейшего американского профсоюзного объединения, судя по всему, произошел раскол. Руководители двух крупных профсоюзов, входивших в объединение AFL-CIO, которое в течение полувека было символом американского профсоюзного движения, заявили о выходе из него. Членство в американских профсоюзах падало десятилетиями, лидеры-раскольники считают, что новые профсоюзы нужно строить на новой здоровой основе. С подробностями - Аллан Давыдов из Вашингтона.

Аллан Давыдов: В первый же день проводимого в Чикаго ежегодного съезда общенационального профсоюзного объединения - Американской федерации труда - Конгресса производственных профсоюзов - произошел раскол. Из объединения вышли два крупнейших американских профсоюза - водителей грузовиков и работников сферы обслуживания. Их лидеры заявили, что это болезненное решение принято во имя создания нового боевого и привлекательного движения, способного остановить сокращение численности профсоюзов и приспособиться к быстро меняющейся обстановке в сфере труда. Говорит президент профсоюза водителей грузовиков Джеймс Хоффа.

Джеймс Хоффа: Сейчас не прекращаются дебаты. И у нас есть шанс создать коалицию, способную расширить американское рабочее движение. Кое-кто здесь заявляет: давайте не будем расти и оставим все, как прежде, будем делать то, чем занимались последние десять лет, а наша численность продолжит сокращаться. Но мы говорим: «Нет». Мы говорим: «Настало время перемен».

Аллан Давыдов: К двум профсоюзам-раскольникам готовы присоединиться Союз рабочих пищевой промышленности и торговли, а также Союз рабочих-текстильщиков и служащих отелей. Все четыре профсоюза бойкотируют съезд АФТ-КПП в Чикаго.

С созданием новой коалиции 13-миллионное АФТ-КПП потеряет треть своих членов, а также 35 миллионов профсоюзных долларов.

Президент АФТ-КПП Джон Суини глубоко сожалеет о таком развитии событий. «В то время как наши корпоративные и консервативные противники создали наиболее мощную в истории страны антирабочую политическую машину, - сказал он, - раскол движения ударяет по надеждам рабочих семей на лучшую жизнь».

По словам секретаря-казначея АФТ-КПП Ричарда Трамки, четыре профсоюза, вышедшие из объединения, не считаются с интересами его большинства и преследуют свои узкие интересы.

Ричард Трамка: Дело не в том, что им захотелось перемен, и не в их желании строить лучшее будущее для американских рабочих семей, что является нашим общим делом. Просто они добивались предоставления им большего контроля над АФТ-КПП - а это противоречит принципам демократии внутри профсоюзов. И все же мы не оставим попыток продолжить диалог с ними и вернуть их назад.

Аллан Давыдов: По мнению наблюдателей, нынешний раскол в Американской федерации труда - Конгрессе производственных профсоюзов является самым тяжелым кризисом в объединении за всю его полувековую историю.

Юрий Жигалкин: О том, почему профсоюзное движение, судя по всему, с трудом уживается с американскими реалиями, рассказывает Ян Рунов.

Ян Рунов: Американская федерация труда - Конгресс производственных профсоюзов объединяет 56 профсоюзов. Главные расхождения вызваны тем, что членство в профсоюзах частного сектора резко сократилось и оказалось на уровне 20-х годов прошлого века.

Вот как комментирует нынешний кризис Джастин Хейкс, директор отдела юридической информации Национального комитета организации «Право на труд».

Джастин Хейкс: Работники отказываются от членства в профсоюзах в частном секторе, особенно в последние годы, объясняя это тем, что они недовольны политикой профсоюзных лидеров, которые слишком увлечены борьбой за политическое влияние и поддержкой тех или иных кандидатов на высшие выборные должности, вместо того, чтобы больше сил тратить на заключение выгодных трудовых соглашений с работодателями. Они озабочены в первую очередь собственным политическим весом и своими личными интересами. Другие прибавляют к этому, что Федерация профсоюзов настолько громоздка, что заключает трудовой контракт так, будто покупает всем рабочим обувь одного размера. Но это, повторяю, проблема профсоюзов, объединяющих работников частного сектора экономики. В государственном секторе картина иная. Здесь профсоюзы быстро растут. Прежде всего, потому, что у них - профсоюзная монополия.

Ян Рунов: А нужны ли вообще профсоюзы в постиндустриальном обществе, особенно в частном секторе?

Джастин Хейкс: Это зависит от самих рабочих. Они сами должны решить для себя этот вопрос. Наша организация считает, что рабочие должны обладать правом самим решать, вступать ли им в профсоюз. К сожалению, в некоторых отраслях экономики работник вынужден вступать в профсоюз, если хочет работать. Мы считаем, что это неправильно, что рабочих нельзя силой загонять в профсоюзы. Членство должно быть добровольным.

Ян Рунов: Это был Джастин Хейкс, директор отдела юридической информации Национального комитета организации «За право на труд».

Президент Федерации Джон Суини, который сейчас ведет борьбу за свое переизбрание президентом на новый 4-летний срок, воззвал к трудовой солидарности, однако профсоюзы-диссиденты требуют смены руководства и изменения курса федерации, которая существует 50 лет. До ее создания, то есть до 1935 года, каждый третий трудящийся в США был членом профсоюза, но за последние 50 лет желающих войти в профсоюз становилось все меньше. Намеченное было празднование полувекового профсоюзного юбилея явно омрачено.

В расколе не заинтересован ни крупный бизнес, опасающийся, что на место старого профсоюза, с которым уже налажены отношения, придет новый, более радикальный, ни Демократическая партия, опасающаяся, что из-за раскола в стане своего важнейшего союзника позиция партии станет слабее, да и денежная поддержка со стороны профсоюзов станет меньше.

Юрий Жигалкин: Коротко о некоторых из новостей дня и о том, что помнят американцы о советско-американском орбитальном эксперименте30 лет спустя? В понедельник сенатор Хиллари Клинтон произнесла речь, названную комментаторами ее неофициальной заявкой на право стать президентским кандидатом Демократической партии в 2008 году. В своем выступлении на заседании Совета лидеров-демократов, центристского объединения видных демократов, Хиллари Клинтон заявила, что за годы правления республиканцев страна «сбилась с пути». Напомнив о знаменитом лозунге президентства Билла Клинтона «мы сооружаем мост в XXI век», сенатор Клинтон провозгласила, что республиканцы роют туннель в XIX век. «Мы, демократы, слишком склонны к расколу на левых, правых, центристов. Пришло время объявить перемирие. Пришло время совместной работы», - заявила Хиллари Клинтон.

Сенатор Клинтон с ее неоспоримой популярностью явно выделяется на фоне других известных, но формально необъявленных демократов-кандидатов в президенты. Согласно опросам, она пока имеет наибольшую поддержку среди партийного электората, при этом ее имя вызывает ярко выраженное неприятие у значительного процента американцев.

Американский кондитерский концерн «Марс» намерен попробовать себя в роли фармацевтической фирмы. В понедельник представители «Марса» сообщили, что они ищут партнера, который бы мог разделить многомиллионные расходы на разработку сосудоукрепляющих лекарств, основанных на флавоноидах, химических элементах, содержащихся в зеленом чае, красном вине и какао. Кондитерская фирма, имеющая дело, естественно, с какао, провела в содружестве с Гарвардским университетом исследование, которое подтвердило многочисленные целебные свойства флавоноидов. Среди последних открытий - они улучшают кровоток и могут помочь в лечение старческого слабоумия, параличей и даже диабета. Как предполагает кондитерский концерн, процесс разработки нового класса лекарств, основанных на целебных свойствах какао, может занять 7 лет. А пока «Марс» в надежде реабилитировать себя в глазах многочисленных критиков, осуждающих концерн за выпуск нездоровой продукции, начал производство шоколадных плиток «КакаоВиа», содержащих большое количество флавоноидов. Но свидетельств об их целительном эффекте все еще нет.

30 лет назад закончился один из крупнейших космических экспериментов - проект «Союз-Аполлон», советско-американская встреча в космосе. Однако этот юбилей прошел почти незаметно в Соединенных Штатах. Его главным событием была встреча астронавтов и космонавтов на космодроме на мысе Канаверал и их ужин с Джоном Траволтой. Все же, какая память осталась у американцев о полете «Союз-Аполлон»? Мой собеседник руководитель отдела исторических исследований Вашингтонского музея аэронавтики Роджер Лониус.

Роджер Лониус: В тот момент этот эксперимент нес в себе чрезвычайную символическую ценность. Две страны были зажаты в тисках холодной войны. Ни одна из них не могла позволить себе даже тактического отступления. За десятилетие с небольшим до этого, мы были на грани ядерной войны. Противостояние политических систем, казалось, должно было закончиться трагедией. И вдруг - совместный полет в космос, объятия на орбите. Это было крупное событие!

Юрий Жигалкин: А как на него все-таки решились Москва и Вашингтон, ведь космические разработки, надо думать, относились к сверхсекретным вещам?

Роджер Лониус: Нужно осознавать, что даже в политически худшие времена научные контакты между американскими и советскими учеными не прекращались, у них были добрые отношения на личном уровне. И уже в 1962 году начали подписываться формальные соглашения об обмене результатами космических исследований. К концу 60-х годов проект «Аполлон» исчерпал себя, он доживал последние дни, лунная гонка закончилась в пользу Соединенных Штатов, и администрация Никсона с подачи ученых решила, что совместный космический проект может стать крупным политическим событием, иллюстрацией пропагандируемой ей политики детанта, разрядки. Эксперимент "Союз-Аполлон" позволил советскому руководству заявить, что советская космическая программа на равной ноге с американской, что Советский Союз и Соединенные Штаты - равноправные партнеры в космосе.

Юрий Жигалкин: Как бы вы оценили значение этого эксперимента?

Роджер Лониус: С проектом «Аполлон-Союз» были посеяны семена сотрудничества, которые стали всходы в 90-х годах. Интересно, что Том Стэффорд, командир американского экипажа, как и Алексей Леонов, стали впоследствии влиятельными лицами в своих космических агентствах, они приложили много усилий для успеха американо-российского космического сотрудничества. Даст ли этот проект дальнейшие всходы? Не знаю. Президент Буш переориентировал американскую программу на межпланетные полеты. Будут ли эти полеты международным предприятием, пока непонятно. Но россияне с их замечательным опытом полетов, наверняка, станут частью любой международной программы.

Юрий Жигалкин: О 30-летнем юбилее полета «Союз-Аполлон» я говорил с американским историком сотрудником Вашингтонского музея аэронавтики Роджером Лониусом.

В понедельник группа «Грин Дэй» получила самое большое количество номинаций в конкурсе МTV "Видео Мьюзик Эвордс". Их композиция «Бульвар разбитых надежд» претендует на звание "Лучший видеоклип года".

XS
SM
MD
LG