Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. 70 лет системе социального страхования. Промышленность конструирует идеальные здоровые продукты


Юрий Жигалкин: Исполнилось семьдесят лет системе социального страхования в Соединенных Штатах. Американская промышленность конструирует идеальные здоровые продукты. Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».

Лишь 70 лет назад в Соединенных Штатах была учреждена государственная система социального страхования по старости. Это неудивительно, поскольку индивидуализм американцев и постоянные подозрения по поводу намерений центральной власти заставляли их держать федеральное правительство на голодном пайке. Федеральный подоходный налог был введен лишь в 1913 году. Сегодня американцы воспринимают как должное существование государственной системы, обеспечивающей людям небольшой доход в старости. О семидесятилетии подписания закона о социальном страховании рассказывает Ян Рунов.

Ян Рунов: Закон о Системе социального обеспечения был подписан и вошёл в силу 14 августа 1935 года. Ставя свою подпись, президент Рузвельт сказал: «Мы никогда не сможем дать ста процентам населения страны стопроцентную гарантию защиты от превратностей судьбы, но мы попытались создать закон, который в какой-то мере защитит простого человека и его семью от нищеты в результате потери работы или из-за старости». В рамках этого закона было введено и пособие по безработице. Так в США появилось универсальное, общее для всех социальное страхование, защищающее трудовые семьи от экономической нестабильности в случае смерти, потери трудоспособности или выхода на пенсию кормильца. Такова суть системы, которую США ввели только после Великой депрессии. До того, как ни странно, в Америке не было никакой системы государственного обеспечения. Каждый, как мог, заботился о себе и своей семье. Потребовались смелость и талант Франклина Рузвельта, чтобы ввести совершенно новую для Америки систему, которая к тому времени уже давно была опробована в 34-х государствах.

Как пишет сенатор-демократ из штата Висконсин Джуди Робсон, её бабушка эмигрировала в США из Восточной Европы ради лучшей жизни для себя и своих детей. Но во время Великой депрессии она потеряла все свои сбережения и свой дом. Семья голодала. Через много лет, когда бабушка получила свой первый пенсионный чек из Службы социального обеспечения, она поцеловала его со словами: «Спасибо, президент Рузвельт!»

Введению Системы социального обеспечения 70 лет назад предшествовала жестокая политическая борьба. Сегодня в США идёт жестокая политическая борьба за сохранение этой Системы. Президент Буш предлагает приватизировать её. Противники этой идеи утверждают, что пенсия по старости попадёт в зависимость от финансового рынка, тогда как президент Рузвельт хотел, наоборот, сделать её независимой от финансового рынка, от биржи ценных бумаг. Противники приватизации опасаются, что мало зарабатывающие люди не смогут даже в течение всей жизни отложить достаточно денег на свою старость и будут обращаться за помощью в оплате за свет, газ и питание к властям своего штата и города. Чтобы предоставить такую помощь, местные власти должны будут повышать налоги, а это ударит по работающим семьям.

Вот что думает о проблеме американский эксперт по социальным вопросам, президент Исследовательского института Cascade Policy в Портланде, штат Орегон, Стив Бакстин.

Стив Бакстин: Суть американской Системы социального обеспечения в благородном желании предоставить экономическую защиту американцам, которые работали и достигли преклонного, неработоспособного возраста. Однако каждое новое поколение платило всё больше налогов, а расходы государства росли ещё быстрее, и каждому поколению государство возвращало всё меньше изъятых на пенсию денег.

Ян Рунов: Могли ли президент Рузвельт и авторы американской Системы социального обеспечения предусмотреть это?

Стив Бакстин: Думаю, могли. Сам президент Рузвельт говорил, что в будущем эта система должна стать самоокупаемой, то есть вместо того, чтобы отдавать государству свои пенсионные деньги на поддержку состарившегося предыдущего поколения, каждый человек будет в течение трудовой жизни создавать собственный пенсионный счёт. Рузвельт предполагал, что такая трансформация разработанной при нём системы произойдёт лет через 35, то есть к 70-му году XX века. Это не произошло. Но с каждым десятилетием у нас остаётся всё меньше работающих, которые обеспечивают неработающих. Если во времена Рузвельта на одного неработающего приходилось пять работающих, то теперь - всего два с половиной - три. Как мы видим, меньше остаётся тех, кто может поддержать растущее количество пенсионеров.

Ян Рунов: Так считает Стив Бакстин, президент исследовательского института Cascade Policy в Орегоне.

Ныне государственная Система социального обеспечения составляет половину дохода у почти 70 процентов пожилых американцев. Благодаря ей 11 миллионов американских пенсионеров живут нормальной, не нищенской жизнью. Однако низкая рождаемость, старение населения и увеличение продолжительности жизни ведут к росту числа пенсионеров и сокращению работающих людей. Выплаты пенсий и социальных пособий растут, а денег на это становится всё меньше, несмотря на то, что каждый работающий в Америке отдаёт 12 процентов заработка на пенсионный налог. После выхода на пенсию так называемых «бэби бумеров», то есть появившихся на свет в период бума рождаемости в первые два десятилетия после Второй мировой войны, пенсионный фонд может обанкротиться. Чтобы этого не произошло, предлагаются различные радикальные меры: увеличение пенсионного налога с 12 до 20 процентов либо приватизация системы. Но по данным опроса, проведённого газетой «Уолл-Стрит Джорнал» и телекомпанией NBC, 50 процентов американцев против приватизации системы пенсионного обеспечения.

Юрий Жигалкин: О семидесятилетии американской системы социального страхования рассказывал Ян Рунов.

Можно ли сориентировать пищевую индустрию на массовый выпуск здоровых продуктов? Крупнейшие американские компании, производящие еду, принимаются за крупнейший за последние десятилетия эксперимент, пытаясь с помощью науки добавить натуральные здоровые ингредиенты в считающиеся вредными продукты, например - в белый хлеб. Один из пищевых концернов планирует производство хлеба с рыбьим жиром. Другой экспериментирует с натуральным составом, который предотвратит попадание нездорового жира в курицу во время жарки во фритюре. Третий - предлагает способ обогащения продуктов чрезвычайной полезной для человека клетчаткой. А медицинские власти Нью-Йорка призвали на прошлой неделе городские рестораны во имя сохранения здоровья горожан отказаться от использования на кухне гидрогенизированных жиров, то есть маргарина. Помочь разобраться в этом потоке пищевых новостей я попросил профессора медицины Даниила Голубева.

Профессор, прежде всего, чем вызван призыв к ресторанам отказаться от кулинарного маргарина?

Даниил Голубев: Многочисленные исследования последних лет показывают, что так называемые гидрогенизированные жиры, то есть маргарин, на котором готовится большинство обжаренных продуктов в ресторанах, являются факторами, способствующими развитию атеросклеротических бляшек. Все это очень опасно, потому что сердечно-сосудистая заболеваемость, несмотря на все успехи в лечении этого вида болезни, остается убийцей номер один.

Юрий Жигалкин: Но ведь совсем недавно маргарин считался законным и здоровым конкурентом масла на кухне?

Даниил Голубев: Дело в том, что маргарины были провозглашены заменителями сливочного масла, более здоровыми для сердечно-сосудистой системы, лет 30 тому назад. И все это время накапливались сведения, говорящие о том, что и вес американцев средний увеличивается на этом питании, и количество сердечно-сосудистых заболеваний не убывает, несмотря на успехи в лечении. Поэтому сегодняшний вывод представляется обоснованным и закономерным.

Юрий Жигалкин: Профессор, а что вы думаете о новой, я бы сказал, сюрреалистично звучащей пищевой комбинации - хлеб с рыбьим жиром?

Даниил Голубев: Дело в том, что капсулы рыбьего жира, действительно, являются факторами, которые препятствуют образованию атеросклеротических бляшек. Они ингибируют продукцию триглицеридов, которые способствуют этому образованию. Поэтому, в принципе, это как лечебный фактор безусловно полезно. Приживется это или нет, мне сказать трудно, но обоснованность в этом есть.

Юрий Жигалкин: А другая инновация - клетчатка в виде специально обработанного крахмала, усваивающегося организмом постепенно?

Даниил Голубев: Я думаю, что это нехорошая идея. Речь идет о соленых кукурузных хлопьях, чипсах, приготовленных в масле со специальной технологической обработкой, которая обеспечивает доставку этого модифицированного крахмала прямо в толстый кишечник, где он хорошо усваивается. Очень может быть, что такого рода продукты будут и полезны, и они войдут в широкую практику.

Юрий Жигалкин: Кстати, время, кажется, показало сомнительную оздоровительную ценность обезжиренных продуктов, не так ли?

Даниил Голубев: Обезжиренные продукты содержат меньшее количество калорий, и они не дают насыщаться организму так, как это делают натуральные продукты. В результате человек доедает, добирает эти калории за счет сладких выпечных изделий, то есть углеводов. И таким образом с момента введения этих обезжиренных продуктов в практику питания, с 80-х годов, стремительно стал увеличиваться средний вес американца. Это, безусловно, вредная тенденция.

Юрий Жигалкин: Профессор, в последнее десятилетие, как мы знаем, американцы активно экспериментировали с разными диетами. Последняя, провалившаяся надежда на безболезненное похудание заключалась в диете Аткинса. Какие принципы, как вы считаете, прошли испытание временем?

Даниил Голубев: После всяких крайностей, которые пережил американский диетологический рынок, я думаю, что наиболее четкая тенденция - это сбалансированное питание. Сбалансированное количество жиров, белков и углеводов при большом количестве овощей и фруктов - вот это ключ к спасению здоровья и прекращению вот этого процесса эпидемического распространения ожирения.

Юрий Жигалкин: О попытках американской пищевой промышленности сконструировать идеальные здоровые продукты мы говорили с профессором медицины Даниилом Голубевым.

XS
SM
MD
LG