Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый Орлеан - центр стихийного бедствия


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие Петр Вайль.

Андрей Шарый: Главный центр стихийного бедствия в Соединенных Штатах - город Новый Орлеан, 80% территории которого в результате действия урагана оказались затопленными водой. Мой коллега Петр Вайль много лет прожил в Соединенных Штатах, в том числе бывал и в Новом Орлеане.

Петр Вайль: Новый Орлеан находится в 175 километрах от Мексиканского залива, но это уже дельта Миссисипи, величайшей реки Северной Америки и одной из самых больших рек мира. Вот эта самая дельта, как это часто бывает, находится ниже уровня моря. Кроме того, рядом с Новым Орлеаном находится озеро Понтчартрейн. Дельта, огибающая город с юга, выходящая дальше к Мексиканскому заливу, и озеро образуют такую котловину, в которой и находится Новый Орлеан. Это, надо сказать, довольно неприятно по климату: там обычно очень влажно, буквально 3-4 месяца в году, когда дышится легко, остальное время тяжеловато. Ну, а вот сейчас это просто привело к колоссальной трагедии. Конечно, об этом думали муниципальные власти и все прочие, и город обнесен целой системой дамб.

Андрей Шарый: Это чтобы море не заливалось в Новый Орлеан?

Петр Вайль: Совершенно верно. Как в Голландии примерно, которая, вообще, вся ниже уровня моря, она вся пронизана дамбами. Так и здесь. Здесь 560 километров дамб. Но дело в том, что дамбы эти рассчитаны на шторм, сила которого измеряется тремя баллами, а ураган "Катрина" - 5 баллов. То есть это не предусмотрено, такое ужасное бедствие. Ну, известно, что перед самым наступлением урагана объявили об этом, было предложено эвакуироваться. Тот, кто хотел, эвакуировался, поэтому люди остались на свой страх и риск.

Андрей Шарый: Так или иначе, получается, что вся историческая часть города расположена ниже уровня моря, и, видимо, те культурные достопримечательности, по которым Новый Орлеан известен всему миру, Бурбон стрит знаменитая, все эти районы джазовых кафе и джазовых клубов, это все как раз и стало зоной стихийного бедствия?

Петр Вайль: Да, разумеется. Это вообще культурная трагедия, безусловно, потому что Новый Орлеан - уникальный город, он в Америке единственный такой. Его основали французы, потом им владели полвека испанцы. И только исторически недавно, всего 200 лет, как он принадлежит, собственно говоря, Соединенным Штатам Америки, когда Наполеон продал Луизиану американцам. И французский дух, в большей степени чем испанский, очень ощущается в городе. Вообще, вот этот знаменитый Французский квартал или, как его по-французски называют, Вио Каре, или Френч Квотер, по-английски, - это всего-навсего 80 небольших городских кварталов, но это целая история. Он очень мало изменился. За последние 100 лет почти совсем не изменился. Великолепные решетчатые балконы, неширокие улицы и, действительно, сплошные джазовые клубы и рестораны. Новый Орлеан, по крайней мере, историческая часть города - это город пешеходный, что для Америки редкость, в Америке пешеходных городов-то по пальцам перечесть, это Нью-Йорк, Сан-Франциско, кусочек Бостона, кусочек Филадельфии и, вот, Новый Орлеан. Это город с необыкновенной атмосферой, прозвище этого города Биг изи, что я даже затрудняюсь перевести, но что-то вроде Великий расслабон, если уж перейти на жаргон, потому что это нормально, это и переводить надо жаргоном. То есть там легко, весело, музыкально. Пока еще не понятно, но, может быть, погибли ценнейшие здания, например, знаменитый Презервейшн холл, это такой консерваторский зал, где играют старики-джазмены, еще играющие тот новоарлеанский диксиленд. И, может быть, затоплены уникальные кладбища Нового Орлеана. Именно потому, что он находится ниже уровня моря, там всегда хоронили не в земле, а строили такие стены, гробы или урны вдвигались в ниши в стене, то есть получались такие города мертвых, что полностью соответствовало духу города, потому что, как известно, новоарлеанский джаз во многом зарождался из похоронной музыки, когда печальная музыка постепенно с ходом похоронной процессии превращалась в музыку веселую. То есть что-то похожее на грузинские поминки, когда, в конечном счете, приветствуется закон жизни, все происходит правильно. Это, может быть, погибло. Может быть, погибли знаменитые новоорлеанские рестораны, потому что, безусловно, наряду с Нью-Йорком и Сан-Франциско это кулинарная столица с колоссальными традициями французской, испанской, креольской, каджунской кухонь.

Андрей Шарый: Скажите, Петр, а за счет чего поддерживается вот эта заметное французское влияние в городе? Все-таки 200 лет английского языка и англосаксонской культуры. Почему такой заповедник небольшой остался французского влияния в Новом Орлеане, как вы считаете?

Петр Вайль: Нет, разумеется, там говорят по-английски, это само собой, но, что называется, зачем менять такую красоту. В Америке ведь, как в стране молодой, основанной на голой земле, где не было ничего, очень ценят любое прошлое, страшно бережно относятся к любому наследию. В данном случае уникальный вариант предоставился - французский город на американской территории. И конечно, это бережно сохранялось и сохраняется. Надо просто надеяться, что это уцелеет.

XS
SM
MD
LG