Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Скончался председатель Верховного суда Соединенных Штатов. У американцев нет сбережений. Оздоровительная сплетня


Юрий Жигалкин: Скончался председатель Верховного суда Соединенных Штатов. У американцев нет сбережений. Оздоровительная сплетня. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».

В субботу вечером в своем доме под Вашингтоном скончался председатель Верховного суда Соединенных Штатов Уилльям Ренквист. Ему было 80 лет. Кончина судьи Ренквиста позволит президенту Бушу заполнить сразу две вакансии в высшем суде страны, борьба за их утверждение обещает быть яростной. Слово - Владимиру Абаринову.

Владимир Абаринов: О том, что у него рак щитовидной железы, Уильям Ренквист объявил в октябре прошлого года, после чего ему была сделана операция трахеотомии. В январе он привел к присяге президента, а в июле заявил, что не собирается в отставку и останется на своем посту столько, сколько позволит здоровье. Здоровье не позволило. В заявлении по случаю кончины судьи Ренквиста президент отметил выдающуюся роль, которую он играл на протяжении 33 лет своего пребывания в составе Верховного суда.

Джордж Буш: Он снискал исключительное уважение благодаря своему могучему интеллекту, своей глубокой приверженности власти закона и преданности своему долгу. Он был выдающимся лидером федеральной юридической системы. Даже в период болезни судья Ренквист оставался на рабочем месте c тем, чтобы завершить эту последнюю в его жизни сессию Верховного суда.

Владимир Абаринов: В качестве единственного толкователя Конституции Верховный суд США обладает практически ничем не ограниченной властью. Он может отменить по причине неконституционности любой закон и любое распоряжение президента. Уильям Ренквист председательствовал на сенатском расследовании обвинений, послуживших основанием для возбуждения процедуры импичмента президента Клинтона. В 2000 году решение Верховного суда обеспечило Джорджу Бушу победу на президентских выборах. Острота нынешнего момента состоит в том, что этим летом вышла в отставку судья Сандра О'Коннор. Кандидатура президентского назначенца на это место, Джона Робертса, внушает неприятие либеральной части американского общества, ему предстоят трудные слушания. Но теперь задача усложнилась.

Джордж Буш: Теперь в Верховном суде две вакансии. В интересах страны эти вакансии должны быть заполнены быстро. Я своевременно приму решение о назначении высококвалифицированного судьи, который заменит судью Ренквиста.

Владимир Абаринов: Проблема в том, что Верховный суд разделен на две фракции - консервативную и либеральную, многие принципиальные решения принимаются большинством в один голос, а это значит, что в неполном составе суд работать не может. Вот что об этом говорил сам покойный Ренквист.

Уильям Ренквист (архив): Думаю, если сохранится атмосфера, преобладающая сегодня, получить утверждение в Сенате будет трудно.

Владимир Абаринов: Судья Ренквист сказал это в апреле 2004 года. С тех пор атмосфера противостояния лишь накалилась.

Юрий Жигалкин: О перспективах назначения сразу двух судей Верховного суда рассказывал Владимир Абаринов.

У американцев фактически нет сбережений. Согласно последнему опросу, среднестатистический американец в долгах, но он не тревожится по поводу того, как он будет возмещать эти долги. При этом Америка каждый день тратит на 2 миллиарда в день больше на импортные автомобили и одежду, чем весь остальной мир на товары и услуги. После урагана Катрина экономисты с тревогой заговорили о том, как долго смогут Соединенные Штаты продолжать жить в долг.

Ян Рунов: Как выяснилось в процессе опроса, американцы не любят экономить и не любят откладывать деньги на чёрный день. Сейчас средний американец из ста заработанных долларов откладывает один. Раньше сбережения составляли от 8 до 11 процентов заработка. Ещё в 80-х годах американцы откладывали 7 процентов. Теперь - всего 1 процент.

Но, может быть, американцам просто нечего откладывать, потому что теперь почти весь заработок съедают непомерно возросшие цены на жильё, бензин, транспорт, продукты питания?.. Может быть, это, а не отсутствие финансовой дисциплины толкает американцев жить в долг? Каждая американская семья в среднем должна кредитной компании по 7200 долларов. При этом та же средняя семья не хочет затягивать потуже ремень, выступая и против повышения налогов, и против сокращения государственных расходов.

Чем чревато такое положение? Вот мнение научного сотрудника Национального центра политический исследований в Грейт-Фоллсе, штат Виржиния, Брюса Барлетта.

Брюс Барлетт: Я бы не сказал, что таков теперь стиль нашей жизни. Но, конечно, тенденция очень тревожная: США живут явно не по средствам, одалживая внутри страны и за границей. Это не может долго продолжаться. Вопрос лишь в том, когда и чем это закончится, и насколько болезненным будет пробуждение.

Ян Рунов: Итак, что же дальше?

Брюс Барлетт: Всё зависит от финансовых рынков, но со дня на день назревают серьёзные финансово-экономические события. Какие - трудно пока сказать. Может быть сильное падение акций или облигаций на фондовой бирже. Правительству придётся снижать бюджетный дефицит очень болезненными мерами. Увеличение расходов на иракскую войну и рост количества малоимущих американцев тоже волнует экономистов, хотя и не так, как прессу. Главный же предмет для беспокойства сегодня - это бум покупки жилья, несмотря на высокие цены. Люди берут огромные ипотечные ссуды на квартиры и дома. Этот мыльный пузырь лопнет точно так же, как фондовая биржа в конце 90-х годов. Я боюсь, что всё закончится резким падением и отразится на всей нашей финансовой системе, и на экономике в целом.

Ян Рунов: По мнению наиболее пессимистически настроенных экономистов, американцы отбрасывают от себя мысль о том, что они могут потерять работу, что их дома могут упасть в цене, что неожиданная болезнь может потребовать огромных медицинских расходов... И потому долги растут, а накоплений нет. Но так считают пессимисты. А оптимисты говорят, что положение вовсе не критическое, и что брать в долг и давать в долг - хорошо, ибо лёгкий доступ к деньгам - это важнейший инструмент развития американского бизнеса. Если же американцы начнут экономить, откладывать деньги и сократят расходы на товары и услуги, вот это будет намного хуже.

Юрий Жигалкин: Что может быть хуже сплетни? В анналах мировой народной мудрости для нее уготованы малоприятные эпитеты: «отрыжка ума», «зарядка для языка». Хотя, если верить последним исследованиям американских психологов, ближе всех к истине мог оказаться писатель Джозеф Конрад, подметивший, что «сплетня - это то, что каждый человек на словах не любит, а в действительности - наслаждается». Быть, может «наслаждается» - не самый точный термин, но как предполагают психологи, сплетня несет довольно важную социально-психологическую функцию: обнажая чужие слабости и недостатки, она помогает человеку самоутвердиться в собственных глазах, разделить с коллективом свои глубочайшие страхи и комплексы. Иными словами, перетряхивание чужого грязного белья - отдушина для социального и профессионального напряжения.

А о чем любят посплетничать с пользой для здоровья ньюйоркцы? Моя коллега Рая Вайль попыталась выведать это у своих собеседников. Ну, а мне только остается выведать, как она сама относится к оздоровительной сплетне?

Рая Вайль: Знаете, Юра, спокойно, как к природным стихиям, которые всегда были, есть и будут. Нам просто слово "сплетни" не нравится, американское gossip звучит как-то лучше. Неслучайно Синди Адамс, уже много лет ведущая колонку под таким названием в ежедневной газете "Нью-Йорк Пост", гордится тем, что является главной сплетницей города. Ну, а что говорят сами ньюйоркцы, как они относятся к сплетням?

Говорит 34-летний компьютерщик по имени Крис.

Крис: Изначально плохо. Но сплетни бывают безвредные. Вообще, сплетни делятся на две категории. Первая - это сплетни в прессе, о великих мира сего, о знаменитостях, кто на ком женится, кто с кем спит, и прочее. Это безобидные сплетни, они нас лично не касаются, и никому не причиняют вреда...

Рай Вайль: Нам - нет. Но вот актриса Дженифер Анистон говорит, например, что очень страдала, когда в прессе перед выходом на экраны фильма «Мистер и миссис Смит», в котором ее муж, Бред Пит, и актриса Анжелина Джоли играли киношных супругов, во всех деталях обсуждался их, якобы, начавшийся во время съемок роман. Причем сам Бред Пит говорил, что ничего подобного не было. Не исключено, что эти слухи, в конечном счете, и привели их к разводу. А если так, можно ли относится к таким сплетням, как к чему-то безобидному?

Крис: Безусловно. Дженифер Анистон - общественное достояние, она актриса, она приняла эти правила, когда стала актрисой. Она получает миллионы и миллионы долларов каждый год, и частью этих баснословных доходов является тот факт, что люди будут о ней говорить...

Второй вид сплетен, это работа, обсуждение слухов о коллегах, и вот из этого никогда ничего хорошего не выходит. В принципе, это те же самые сплетни, что и о знаменитостях, только о знакомых людях, а это другое дело, и это плохо...

Рай Вайль: Мы беседуем в доме Криса, где приятели собрались для игры в покер. 22-летняя Фали (ее родители из Индии) работает бартендером в одном из манхеттенских баров. Она знает, о чем сплетничают порой мужчины.

Фали: Для нас, женщин, это совсем не безобидная болтовня. Я не раз слышала, как один приятель рассказывал другому про знакомую им обоим девушку, как он замечательно, дескать, провел с ней вечер, и как легко это ему далось. Мало того, что это чаще всего просто брехня, потребность распушить хвост перед друзьями, это еще и репутации девушки наносит урон. К ней все мужики начинают потом липнуть, потому что знают, что с ней легко переспать. Для чего тот парень болтал лишнее - понятно, чтобы привлечь к себе внимание, выглядеть в глазах приятелей героем. А как этого добиться? Вот и сплетничают о женщинах.

Рай Вайль: Фали говорит, что сама никогда не сплетничает о том, чего не было, что не распускает и не поддерживает ложных слухов, не выбалтывает секретов, которые ей доверяют, и старается не говорить о людях плохого...

Фали: Но по мелочам это даже сплетнями-то не назовешь. Я тоже люблю потрепаться с подругами. Сплетни существуют везде, на всех уровнях. Всегда кто-то будет говорить о ком-то: в школе, в университете, на работе, среди друзей, даже в Верховном суде, не говоря уже о Голливуде. А что касается сплетен в своем кругу, то мы все равно не узнаем правды, пока не поговорим с тем, о ком сплетничают...

Рая Вайль: И все-таки, кто больше сплетничает, мужчины или женщины?

Крис: Исторически, вроде бы, женщины, а в реальности - кто знает... Все сплетничают, только не все себе в этом признаются. О чем? Секс, деньги, наркотики, интриги в среде писателей и университетских профессоров. Что людям особенно интересно, о том они и сплетничают.

Рая Вайль: Лучше всех к сплетням относится 30-летний архитектор по имени Эрик Сафьян.

Эрик Сафьян: Тут вопрос не в том, хорошо сплетничать или плохо. Сплетни полезны для здоровья. Они возбуждают интерес, заставляют кровь активнее бежать по жилам, дают возможность разрядиться, снять напряжение, стресс, даже чувство юмора развивают. Если б не было сплетен, не было бы у нас таких замечательных телепередач, как шоу Девида Леттермена и шоу его конкурента Ленно, не было бы программ «Взгляд изнутри», «Голливудские истории», «Ночные развлечения». А новости? Там тоже сплетен достаточно. Нет, сплетни нам нужны, без них жизнь наша станет беднее.

Рая Вайль: О покере, когда я собралась уходить, в этой компании, похоже, забыли, все начали спорить о сплетнях - чего здесь больше, вреда или пользы.

Юрий Жигалкин: О чем сплетничают с пользой для здоровья американцы, рассказывала Рая Вайль. А группа "Свингинг Блу Джинс" в классической песне утверждает, что слухам и сплетням верить все-таки нельзя...

XS
SM
MD
LG