Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Катрина" вынесла на поверхность недостатки американской системы


Алексей Цветков

Специально для сайта

В 2001 году журнал Scientific American писал, что для того, чтобы Новый Орлеан выстоял в урагане 5-й категории, необходимо вложить в защитную инфраструктуру 14 миллиардов долларов. Ущерб от урагана "Катрина" оценивается от 25 до 100 миллиардов, а если верить мнениям некоторых экономистов в США, лавинный эффект от роста цен на нефть и газ и понижения товарооборота может принести еще большие убытки. Трудно не вспомнить пословицу: скупой платит дважды.

Вечером в минувший четверг мэр Нового Орлеана Рэй Нейгин дал интервью местной радиостанции WWL-AM – единственной, которая еще вела передачи прямо с места катастрофы. Нэйгин был явно на грани нервного срыва. Вот что, в частности, он сказал:

«Не говорите мне, что сюда направляется 40 тысяч человек! Никого из них здесь нет! К черту, уже слишком поздно! Отлепите свои задницы от стульев и давайте что-то делать, давайте выбираться из этого самого крупного чертова кризиса в истории нашей страны».

К концу интервью мэра душили слезы. Но, в конечном счете, и он был назван в числе виновников – не самой катастрофы, конечно, а ее чудовищных последствий, включая, видимо, тысячи погибших и непростительное промедление с оказанием помощи. Мало кто из участников этой драмы избежал обвинений в халатности граничащей с преступной – ни губернатор штата Кэтлин Бланко, ни Конгресс, ни агентства по оказанию помощи, ни, наконец, Белый Дом во главе с президентом Джорджем Бушем.

Но прежде, чем разобраться в этом шквале взаимных обвинений, надо понять, что представляет собой Новый Орлеан – вернее, наверное, что он собой представлял. Этот город, основанный французами, побывал также в руках испанцев прежде, чем вошел в состав США, и этот необычный сплав культур наложил неповторимый отпечаток на атмосферу Нового Орлеана, некогда крупного торгового центра, родины джаза, заповедника веселья и порока. В интересах торговли, которая в скором времени захирела, город был построен близ устья Миссисипи, в котловине ниже уровня моря, с другой стороны которой лежит озеро Поншартрэн. В связи с этим на протяжении всей своей истории Новый Орлеан был жертвой многочисленных наводнений, и до недавнего времени выживал лишь с помощью системы дамб и насосных станций.

Когда в упомянутом уже 2001 году американское Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям FEMA оценивало бедствия, которые могут постигнуть Соединенные Штаты, в числе трех самых катастрофических оно назвало террористическую атаку в Нью-Йорке с применением средств массового поражения, землетрясение в Сан-Франциско и ураган 5-й категории в Новом Орлеане. "Катрина" на подступах к Новому Орлеану достигла примерно такой мощности.

Экономика Нового Орлеана давно пребывает в перманентном упадке – единственной реально прибыльной отраслью бизнеса был туристический, но этого было далеко не достаточно, чтобы прокормить такой крупный город – «большой» Новый Орлеан с примыкающими предместьями имел население в 1,2 миллиона жителей, а собственно город – в полмиллиона. Большинство этого населения составляли люди из цокольного уровня социальной пирамиды, сословия, которое в Америке называют underclass, в основном это были афроамериканцы. Их главным доходом были чеки соцстрахования, рассылаемые раз в месяц, и жили они, что называется, «от получки до получки». Ввиду того, что ураган налетел на стыке месяцев, многие из них в этот критический момент не имели никаких средств.

Когда мэр призвал жителей покинуть город, большинству этих людей было не на что купить бензин и продовольствие, у них не было денег на мотель или гостиницу, а у многих, в основном пожилых, не было и автомобилей. Мэра Нейгина обвиняют в том, что он не сумел организовать своевременную эвакуацию на автобусах, и что он стал собирать оставшихся во дворце спорта Superdome, где не было достаточных запасов продовольствия и воды. Кроме того, полицейская защита дворца спорта и конгресс-центра, куда затем тоже стали стекаться люди, была налажена плохо, и они стали настоящим полигоном насилия, голода и смерти.

Нэйгин указывает на то, что полицейские находились не в лучшей ситуации, чем все остальные, многие из них потеряли в катастрофе все имущество и близких, и им приходилось нести службу в условиях жесточайшего стресса. Сообщают, что два ньюорлеанских полицейских в эти дни покончили с собой.

Мародерство, а затем и прямой бандитизм в поверженном городе почему-то повергли российскую прессу в некоторое изумление. Между тем, подобные эпизоды в новейшей истории США случались неоднократно, они широко освещались в СМИ. Последними из таких эпизодов были бунты весной 1992-го в Лос-Анджелесе после избиения полицией Родни Кинга, отключение электроснабжения в Нью-Йорке в 1977 году, съезд демократической партии в Чикаго в 1968 году и еще ряд эпизодов 60-х годов, в том числе в Детройте и Лос-Анджелесе.

В любом случае, в ситуации, которая сложилась в терпящем бедствие Новом Орлеане, ожидать чего-либо иного было трудно. Многие комментаторы и авторы блогов отмечали, что люди, грабившие магазины, в первую очередь брали продовольствие и воду – у них не было ни денег на их приобретение, ни открытых магазинов, чтобы приобрести их в законном порядке. Вполне возможно, что это награбленное спасло не одну жизнь в последующие дни – некоторые объясняли оказавшимся рядом журналистам, что они берут не только для себя, но и раздают старым и больным. Конечно, при этом брали и немало других товаров, но, по признанию некоторых владельцев магазинов, в условиях наводнения эти товары были в любом случае обречены.

Губернатор Луизианы Кэтлин Бланко направила в город 300 солдат национальной гвардии, ветеранов Ирака, с приказом стрелять по мародерам без предупреждения. Даже если игнорировать сказанное выше, такая тактика еще резче обострила отношения между населением и полицией, и это тоже сыграло негативную роль в дальнейшем.

Что касается самого высокого уровня, федерального, то именно президент Буш и его администрация стали поначалу главной и почти единственной мишенью для обвинений. Прибыв в Новый Орлеан в пятницу, 2 сентября, президент сам признал, что были допущены серьезные ошибки, и пообещал, что отныне все пойдет на лад. Но на лад пошло далеко не сразу, и тут вскрылась еще одна причина дезорганизации – отсутствие прямой командной иерархии, от Белого Дома к месту бедствия.

Структура федерального устройства США такова, что губернатор штата президенту не подчиняется, поскольку подотчетен лишь своему электорату. Национальная гвардия, нечто среднее между запасниками и солдатами действительной службы, которая, как правило, играет главную роль в борьбе с катастрофами и стихийными бедствиями, находится в ведении губернатора штата, и хотя президент может своим распоряжением привести ее в федеральное подчинение, но лишь в случае внешней опасности – в частности, значительный контингент войск в Ираке составляют именно служащие Национальной гвардии, и это послужило серьезным поводом для упреков в адрес Буша.

Кроме того, федеральный закон, принятый вскоре после Гражданской войны, запрещает армии прямое участие в поддержании правопорядка на территории штатов за исключением случаев, когда гражданская власть полностью парализована.

Таким образом, у президента какое-то время просто не было реальных сил для наведения порядка на месте катастрофы. В попытке решить эту проблему Буш, посетив Луизиану, предложил Бланко перевести национальную гвардию под его командование. Это предложение обсуждалось в губернаторской канцелярии всю ночь, и президенту отказали. Критики полагают, что это решение отбросило спасательные операции на день или на два назад. Вся эта иерархическая неразбериха дала повод некоторым из критиков возложить главную вину именно на федеральное устройство США.

Такая критика, однако, не учитывает опыт недавнего времени – в частности, другого катастрофического урагана, "Эндрю",, который обрушился на Флориду в 1992 году и до последнего времени считался самым разрушительным в истории США. Тогда спасательные и восстановительные операции были организованы гораздо профессиональнее. А Джеймс Ли Уитт, которого Клинтон назначил директором FEMA, по сей день считается одним из самых эффективных руководителей агентства, и Кэтлин Бланко попросила его возглавить восстановительные работы в Луизиане. Джордж Буш поставил во главе FEMA Майкла Брауна, которому теперь многие предрекают участь первого козла отпущения. Но главный обвиняемый, по мнению многих возмущенных комментаторов, здесь все-таки не Браун, а президент Буш, который после 11 сентября 2001 года создал массивное министерство внутренней безопасности и отдал под его юрисдикцию множество дотоле самостоятельных ведомств, включая FEMA. При Клинтоне директор FEMA имел ранг, равный министерскому, тогда как теперь это – чиновник среднего ранга, отделенный от президентского уха ступенью иерархии.

Сильнее всего американских комментаторов и блоггеров возмущает тот факт, что министерство, которое создавалось для борьбы с катастрофами, вызванными актами террора, проявило, на их взгляд, совершенную беспомощность в ситуации, когда предупреждение поступило заранее, на несколько дней вперед, и, тем не менее, чудовищную катастрофу не удалось не только предотвратить, но даже заметно смягчить. Остается лишь гадать, саркастически замечают эти критики, какова будет реакция этого неповоротливого бюрократического механизма в случае, когда удар будет действительно молниеносным и смертоносным.

XS
SM
MD
LG