Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Четыре года после терактов одиннадцатого сентября. Американская высшая школа


Юрий Жигалкин: Чувствуют ли американцы себя безопасней через четыре года после терактов одиннадцатого сентября? Американская высшая школа - лучшая в мире, утверждает журнал «Экономист».

В воскресенье исполнилось четыре года со дня беспрецедентных террористических атак на Нью-Йорк и Вашингтон. Хотя острота эмоций, вызванных трагедией, притупилась, ее следов, практически не осталось на лице двух городов, воспоминания об этих событиях и их последствиях продолжают преследовать американцев. С вашингтонцами беседовал мой коллега Аллан Давыдов.

Аллан Давыдов: Считаете ли вы, что Америка сегодня лучше защищена от терроризма, чем четыре года назад? С таким вопросом я обращался к прохожим на углу 18-й стрит и Коннектикут-авеню в центре американской столицы. И вот какие я получил ответы.

Жительница Вашингтона: Я надеюсь, что мы сейчас находимся в большей безопасности. Но полной уверенности в этом у меня нет. И все же чувствуется, что власти стали гораздо серьезнее относиться к защите граждан от террористов. Меня, например, радует, что повсюду - в метро, на улицах - установлены видеокамеры. Они фиксируют любые подозрительные действия и с их помощью можно предотвратить теракты.

Жительница Вашингтона: Мне кажется, террористы могут сделать все, что захотят, независимо от наших попыток остановить их. Потому что такова их природа. И мы всегда будем бессильны перед ними. Хорошо, если поймаем кого-то из них. Ну а если нет?

Житель Вашингтона: Америка сейчас лучше защищена. Президент Буш - сильный лидер. Он пообещал бить террористов на их территории - и держит свое слово. Благодаря принятым им мерам, после 11 сентября 2001 года на территории США не произошло ни одного теракта. Мы не боимся террористов и уверены, что защищены от них.

Аллан Давыдов: Проведенный на минувшей неделе опрос Исследовательского центра Пью показал, что недавний ураган «Катрина» и взлет цен на бензин сместили приоритеты американцев. Впервые после терактов 11 сентября большинство граждан - 56 процентов - считают, что президент Буш должен больше внимания уделять внутренним проблемам, чем войне с терроризмом. Такое мнение прозвучало и в проводимом мною опросе о том, насколько люди чувствуют себя защищенными от терроризма.

Житель США: Боюсь, что угроза только усугубилась из-за нашей политики в Ираке. Эта страна стала лагерем подготовки террористов, которые будут распространяться по всему миру. Мне кажется, что наше правительство должно тратить деньги не на войну за рубежом, а на укрепление безопасности на своей территории. Возьмем тот же ураган. Такие события происходят у нас часто, и их легче всего предвидеть. Но даже и здесь допущены просчеты, которые привели к смерти и страданиям массы людей. Все планы по укреплению безопасности городов и их населения хорошо выглядят на бумаге и вроде бы вселяют уверенность. Однако Новый Орлеан доказал, что эта уверенность не всегда материализуется.

Аллан Давыдов: Так прохожие на улицах Вашингтона комментировали, чувствуют ли они себя в большей безопасности после 11 сентября 2001 года.

Юрий Жигалкин: На этой неделе в Нью-Йорке открывается саммит, приуроченный к 60-летию Организации Объединенных Наций. В повестке дня этой встречи крупнейшие проблемы мировой политики - от терроризма до неграмотности. Однако одна из явных крупных международных проблем кроется в неэффективности самой ООН, нуждающейся, по словам многих критиков, в радикальной реформе. С подробностями Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Нью-йоркский саммит обещает стать самым представительным из всех когда-либо проводившихся международных мероприятий. Ожидается, что в штаб-квартиру ООН прибудут лидеры 175 стран. Перечень проблем стоящих перед мировым сообществом, хорошо известен - терроризм, распространение оружия массового уничтожения, ближневосточное урегулирование, ситуация на Корейском полуострове и в Судане. Особое место в проекте итогового документа уделяется борьбе с бедностью. Богатые страны тратить не менее семи десятых процента своего валового внутреннего продукта на помощь бедным странам.

Однако на первый план вышла тема некомпетентности и коррумпированности аппарата ООН. На прошлой неделе был опубликован очередной и наиболее подробный доклад независимого комитета по расследованию злоупотреблений программой «Нефть за продовольствие», созданной ради помощи народу Ирака, но превратившейся в кормушку для нечистоплотных чиновников. Глава независимого комитета Пол Волкер представил свои выводы Совету Безопасности, после чего послы обменялись мнениями. Американский посол Джон Болтон.

Джон Болтон: Соединенные Штаты могут согласиться или не согласиться с выводами независимого комитета. С чем согласны мы все - так это с тем, что Саддам Хусейн обратил добрую волю международного сообщества в собственную пользу. Получив в свое распоряжение миллиарды долларов, он использовал их для укрепления режима, который мертвой хваткой авторитаризма сжимал горло собственного народа. Мы согласны также с тем, что коррупция процветала как внутри, так и вне ООН, и что эта коррупция позволяла Саддаму достигать многих своих противозаконных целей. Были взятки, был слабый контроль со стороны секретариата, а некоторые государства-члены закрывали глаза на коррупцию.

Владимир Абаринов: Вашингтон намерен настаивать на реформе секретариата ООН. Об этом заявила государственный секретарь Кондолизза Райс.

Кондолиза Райс: Соединенные Штаты - крупнейший донор Организации Объединенных Наций, и мы обязаны отчитываться перед американскими налогоплательщиками в том, как потрачены их деньги. Поэтому мы будем настаивать на реформе секретариата и методов управления. Реформы должны быть конкретными, а не ограничиваться нравоучительными разговорами о том, как важно реформировать ООН. В свете проблем, вскрытых программой «Нефть за продовольствие», думаю, необходимость реформ стала еще более насущной.

Владимир Абаринов: В то же время США, по словам Райс, не намерены добиваться досрочной отставки генерального секретаря ООН Кофи Аннана, срок полномочий которого истекает в декабре будущего года.

Юрий Жигалкин: В пятницу респектабельный британский журнал «Экономист» опубликовал результаты своего исследования достоинств и недостатков систем высшего образования разных стран. Его выводы просты: американское высшее образование лучшее в мире. Что заставило экспертов прийти к такому выводу? Я задал этот вопрос одному из авторов исследования Эдриану Вулдриджу.

Эдриан Вулдридж: Мы используем два критерия для оценки системы высшего образования: его доступность и качество. Америка однозначно лидирует обеих категориях. Число американцев, получающих высшее образование - одно из самых высоких в мире. Это относится и к этническим меньшинствам. Двадцать процентов американцев закончили колледжи и университеты. Соединенные Штаты создали эффективную систему вечернего и заочного высшего образования для работающих людей.

В том, что касается качества образования, если мы посмотрим на число нобелевских лауреатов, на количество выдающихся научных публикаций, то подавляющее их число принадлежит ученым, работающим в американских университетах и научных центрах. Интересно и то, что если до Второй мировой войны развивающийся мир смотрел на Европу, как на образец системы высшего образования, то теперь американский образец стал объектом подражания для Индии или Китая - это то, к чему они стремятся, то, с чем они себя сравнивают. Американский принцип высшего образования стал гегемоном в мире.

Юрий Жигалкин: Но, я думаю, многие американцы скажут, что высшее образование в США становится непомерно дорогим. Год обучения, скажем, в лучших университетах может стоить от сорока до пятидесяти тысяч долларов. Как это увязывается с демократизмом лучшей системы образования?

Эдриан Вулдридж: Давайте посмотрим на цифры. Треть выпускников школ в США поступают в колледжи. Большинство студентов сегодня женщины, треть студентов - из этнических меньшинств, двадцать процентов поступивших в американские колледжи из семей с доходами ниже официального уровня бедности. Судя по этим данным, едва ли можно сказать, что высшее образование недоступно массам. Также не секрет, что обучение в лучших американских университетах исключительно дорого, но далеко не для всех студентов. Лучшие колледжи и университеты практикуют так называемый «слепой прием». Приемная комиссия оценивает школьные оценки абитуриента, результаты вступительного теста и достоинства вступительного сочинения. Лучшие кандидаты принимаются без вопросов об их доходах. И им предлагаются разнообразные стипендии, дешевые кредиты и гранты, снижающие стоимость обучения зачастую до символических цифр. Помимо этого в каждом штате существуют недорогие университеты, финансируемые местными властями и колледжи с двухлетним обучением.

Юрий Жигалкин: Какой, как вы считаете, главный урок предлагает миру американская система высшего образования?

Эдриан Вулдридж: Я бы сказал, не полагайтесь на государство. Преуспевающие во всех отношениях университеты имеют, прежде всего, разные источники финансирования. Это предоставляет им и академическую свободу: никто не вправе диктовать им программы и направление исследований и возможность роста, привлечения лучших студентов и преподавателей. Основные американские университеты живут на средства, выплачиваемые студентами, корпоративными спонсорами, филантропами, это может быть актуально для России, религиозными организациями и инвестиционными фондами самих университетов. Главная ошибка вузов многих стран - ставка на государства. У государства никогда не будет средств на развитие здоровой системы высшей школы.

Юрий Жигалкин: Это был Эдриан Вулдридж, сотрудник журнала «Экономист», автор исследования о качестве высшего образования в разных странах.

О плюсах и минусах американской высшей школы мой коллега Ян Рунов беседует с Мортоном Блэкуэлом из Лексингтонского института управления.

Мортон Блэкуэл: Конечно, уровень получаемых знаний далеко не одинаков. Но среди более чем 2 тысяч высших учебных заведений Америки можно выбрать подходящее. Пропорционально по отношению к количеству молодых людей студенческого возраста такое количество университетов и колледжей, видимо, тоже самое большое в мире.

Ян Рунов: Какой вам видится главная проблема американского образования?

Мортон Блэкуэл: Известно, что во многих высших учебных заведениях Америки профессорско-преподавательский состав настроен, преимущественно, либерально. Стал хрестоматийным случай, когда в Южной Африке были недовольны тем, что южноафриканские выпускники американских вузов возвращаются домой левыми радикалами. Сейчас в этом дисбалансе появилась тенденция к выравниванию. Несколько недель назад Американский совет по высшему образованию заявил, что интеллектуальное, идеологическое разнообразие - основная ценность американских колледжей и университетов. И эту ценность надо сохранять. Надеюсь, такая позиция поможет изменить положение, при котором в некоторых высших учебных заведениях не представлены консервативные принципы.

Ян Рунов: Если, в целом, американская система высшего образования лучше, чем в других странах, почему же Америка импортирует мозги из-за границы?

Мортон Блэкуэл: Что ж, низкий спрос на одни профессии, и повышенный спрос на другие играет здесь роль. У нас, к сожалению, меньше внимания уделяется фундаментальным наукам, потому что получить образование здесь труднее, чем в науках гуманитарных. Например, в США ежегодно выпускаются около 7 с половиной тысяч радио-тележурналистов, тогда как на работу по профессии устраиваются только 700. Зато учиться было интересно и весело. А вот врачей и инженеров в некоторых областях у нас не хватает, и мы приглашаем компетентных и квалифицированных специалистов из-за границы.

Ян Рунов: Это был Мортон Блэуэлл, президент Лексингтонского Института руководства и управления.

Юрий Жигалкин: О достоинствах и недостатках американской системы высшего образования, названной лучшей в мире журналом «Экономист», в рубрике «Сегодня в Америке» говорил Мортон Блэкуэл из Лексингтонского института управления.

Если верить американской поп-культуре, даже преступники истывают влечение к образованию. «Убийца хочет поступить в колледж» - знаменитая песня Пола Саймона.

XS
SM
MD
LG