Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Президент России выступает на саммите ООН. Кандидат в председатели Верховного суда США прошел испытание сенатом. Америка знакомится с русским изобразительным искусством


Юрий Жигалкин: Президент России выступает на саммите ООН. Кандидат в председатели Верховного суда США прошел испытание сенатом. Америка впервые знакомится с русским изобразительным искусством.

Что обещает ООН проходящий сейчас в Нью-Йорке саммит стран-членов организации, саммит, от которого ожидали принятия декларации, определяющей новые ориентиры Организации Объединенных Наций? Вряд ли многого, если судить по публикациям в американских газетах и откликам на выступления в четверг президентов России и Белоруссии. Речь Владимира Путина в зале Генеральной ассамблеи заняла всего четыре с небольшим минуты, это было одно из самых коротких выступлений дня, на этом временном пространстве основной тезис президента был очевиден.

Владимир Путин: Убежден, терроризм представляет сегодня главную опасность правам и свободам человека, устойчивому развитию государств и народов. В этой связи именно ООН и Совет Безопасности должны быть главным координирующим центром международного сотрудничества в борьбе с террором.

Юрий Жигалкин: Сенсацией дня стала наполненная эмоциями речь президента Белоруссии Лукашенко. Единственный из выступавших, он помянул добрым словом Советский Союз и бросил прямые обвинения в адрес США.

Александр Лукашенко: Но мы видим, что именно этот выбор моего народа нравится не всем. Не нравится тем, что стремится управлять однополярным миром. И как управлять! Если нет конфликтов, создать их. Если нет предлогов для вмешательства, создать виртуальные предлоги. Для этого найден очень удобный флаг - демократия и права человека, причем не в подлинном значении власти народа и достоинство людей, а в трактовке американского руководства.

Юрий Жигалкин: Как объясняет эти необычно лаконичное и непривычно эмоциональное выступления на саммите российского и белорусского президентов на саммите американский политолог бывший корреспондент газеты «Уолл стрит Джорнэлл» Дэвид Саттер?

Дэвид Саттер: И Путин, и Лукашенко, как мне кажется, тяготятся необходимостью демонстрировать демократические наклонности, к чему принуждает их международное сообщество. Они с трудом выдерживают существование оппозиции, независимых источников влияния. Виной всему они видят Соединенные Штаты, отсюда их постоянный рефрен о многополярном мире. И Путину, и Лукашенко нужно убедить своих граждан в том, что их отношение к оппозиции вполне приемлемо и оправданно. Выступления президентов Белоруссии и России в ООН, как мне кажется, выпукло проиллюстрировали поразительный парадокс. Они призывают к полной толерантности в международных отношениях и отказывают в ней своим внутренним оппонентам.

Юрий Жигалкин: Говорил американский политолог Дэвид Саттер. Первые дни визита Владимира Путина в Соединенные Штаты были почти незамечены большой американской прессой, но в пятницу он встречается в Вашингтоне с Джорджем Бушем. И, как говорят эксперты, поводов для недовольства друг другом у обоих президентов достаточно.

В четверг сенатский юридический комитет закончил слушания о назначении Джона Робертса председателем Верховного Суда. Сенаторы всеми силами пытались узнать о взглядах кандидата, который в случае его утверждения, будет обладать редкой возможностью отчасти определять путь развития страны. Но сенаторам пришлось довольствоваться общими ответами. Рассказывает Аллан Давыдов.

Аллан Давыдов: Во время слушаний Джон Робертс последовательно старался создать образ человека умеренного, без острых углов. Ему в этом явно помогали республиканцы, стараясь поддержать кандидата, выдвинутого президентом Бушем. Демократы резюмировали, что 80 тысяч страниц документов по Джону Робертсу так и не дали им ясного представления о нем. Сенатор-демократ от штата Нью-Йорк Чарльз Шумер подробно изложил все плюсы и минусы номинанта. "Среди плюсов, сказал он - отличное знание Робертсом законов, его умение ставить юриспруденцию выше идеологии". В минусы вошли отказ Робертса отвечать на многие вопросы по существу в ходе слушаний, а также - его меморандумы, в которых он отстаивал ограниченное применение законов о гражданских правах. Эти меморандумы он готовил, когда служил юристом в администрации Рейгана.

Чарльз Шумер: Сейчас вы не признаёте, что некоторые из взглядов, которые вы отстаивали тогда, в начале 80-х годов, история сочла несостоятельными. Вот что внушает тревогу.

Аллан Давыдов: Сенатор-демократ от Калифорнии Дайан Файнстайн подвергла критике умалчивание Робертсом своих суждений по конкретным юридическим ситуациям под предлогом нежелания показаться предвзятым.

Дайан Файнстайн: Многих из нас мучает вопрос, который звучит так: каким же судьей вы будете, Джон Робертс?

Аллан Давыдов: В ответ Робертс выставил свои аргументы. Он сказал, что его послужной список двухлетней работы апелляционным судьей дает ясное представление о том, каким он будет судьей.

Джон Робертс: Надеюсь, взглянув на советы и аргументы, представленные мною Верховному суду, вы сможете заключить, что перед вами человек, который уважает закон и убеждаемый им суд, и будет подходить к закону просто как судья.

Аллан Давыдов: Практически все члены юридической комиссии Сената из числа республиканцев выразили несогласие с критикой демократов. Сенатор от штата Канзас Сэм Браунбэк оценил Робертса как самого подходящего кандидата на пост главы Верховного суда.

Сэм Браунбэк: Если человек действительно дает отчет своим словам, учитывает комментарии и рассчитывает на ответы - я считаю, что он не кривит душой и является цельной личностью. Именно таким должен быть четный и непредвзятый судья.

Аллан Давыдов: В случае утверждения кандидатуры Робертса он займет место недавно скончавшегося председателя Верховного суда Уильяма Ренквиста, который занимал этот пост 33 года. Юридический комитет наметил провести голосование по рекомендации Сенату относительно кандидатуры Джона Робертса в следующий четверг. Сенат планирует рассмотреть назначение Робертса в последнюю неделю сентября.

Юрий Жигалкин: В четверг вечером президент Буш объявил о готовности выделить крупнейшую в истории страны сумму - двести миллиардов долларов - на устранение последствий урагана «Катрина». Подавляющее большинство американцев одобряют эту идею, даже несмотря на то, что гигантский пакет помощи пострадавшим районам может повлечь повышение налогов. Причем, почти две трети опрошенных считают, что восстановление и возвращение Нового Орлеана к жизни более важным приоритетом, чем снижение налогов или реформа системы социального обеспечения. Опрос, проведенный газетой "Нью-Йорк Таймс" и телекомпанией CBS, также показал, что в то время, как американцы почти едины в своем желании помочь потерпевшим бедствие людям, афроамериканцы резко расходятся с остальными респондентами в оценке действий правительства. Лишь треть из них считает, что власти делают все возможное для того, чтобы помочь пострадавшим. Среди других этнических групп шестьдесят процентов опрошенных верят в добродетельные намерения правительства.

Американский центр по предотвращению эпидемий собрал статистику о половых привычках американцев, необходимую для выработки мер борьбы с венерическими заболеваниями. Эксперты обнаружили неожиданную тенденцию. Все большое число американок пробуют себя в однополом сексе. Одиннадцать с половиной процента женщин в возрасте от восемнадцати до сорока четырех лет переспали с женщиной хотя бы один раз. Лишь шесть процентов молодых мужчин признали за собой опыт однополых связей. Довольно высокий процент сексуального экспериментирования среди американок ввел в недоумение экспертов, поскольку лишь десять лет назад опыт однополых сексуальных контактов признавали за собой в три раза меньше женщин. Существует теория о том, что женщины отказываются от мужчин, боясь заразиться венерическими заболеваниями. Но, как утверждают социологи, это может быть отражение своеобразного феномена последних лет: для студенток колледжей сексуальная связь с женщиной становится неортодоксальным аттестатом зрелости.

В нью-йоркском музее «Гуггенхайм» открылась выставка «Россия!». Экспозиция, которую составляют 275 объектов, многие из них еще никогда не покидали родины, обещает открыть американским зрителям новый художественный ареал. В среду вечером еще до открытия выставки на ней побывал президент Путин, а днем позже на официальной ее презентации побывал мой коллега культуролог Александр Генис.

Александр, Ну, как, понравилось?

Александр Генис: Еще бы! На церемонии открытия директор музея Том Кренц (он сам отбирал все экспонаты) сказал: «Такой выставки еще не было - здесь одни шедевры». Именно поэтому представляющий российскую сторону Михаил Швыдкой (забавно, что его речь переводили с английского на русский) сказал, что такую выставку хорошо было бы посмотреть не только американцам, но и каждому жителю самой России. Благодаря невиданной координации русских музеев нью-йоркский зритель может оценить художественную традицию за многие века ее развития - от Рублева до Кабакова. Этому, надо сказать, немало способствует архитектура Райта. Начиненная воздухом спираль музея «Гуггенхайм» позволяет охватить экспозицию одним взглядом, то есть увидеть искусство целой культуры в разрезе.

Юрий Жигалкин: Я предлагаю Вам поиграть в иностранца. Что увидит, и чем поразится рядовой нью-йоркский любитель искусства на этой выставке?

Александр Генис: Ну, такому зрителю я могу только позавидовать. Он сможет наконец заполнить многовековой пробел между началом и концом - между средневековыми иконами и революционным авангардом.

Юрий Жигалкин: Это - все, что знают в Нью-Йорке о русском искусстве?

Александр Генис: В общем - да. Даже в Метрополитен висят только две русские картины - пейзаж Куинджи и репинский портрет Гаршина, который на время выставки переехал через дорогу в «Гуггенхайм».

Представьте себе, какой удар обрушится на неподготовленного зрителя, когда он увидит, например, русский XVIII-й век - Рокотова или Левицкого. Или изумительные квази-ренессансные фантазии из крестьянской жизни Венецианова, или романтические портреты Кипренского, с чьих полотен на нас смотрит «лишний человек» пушкинской эпохи.

Юрий Жигалкин: Ну да, Пушкина в Нью-Йорке знают хотя бы по операм.

Александр Генис: Контекст многое меняет. Даже передвижники, знакомые нам с вами по фантикам, в Нью-Йорке играют новыми красками. Скажем, репинские «Бурлаки», великолепно подсвеченные в особой, персональной нише, уже кажутся не документом социального протеста (этому меня учили в школе), а богатейшим собранием колоритных персонажей - ну, как в «Войне и мире».

Однако самое большое открытие дарит зрителю Серебряный век. Ведь здесь, в Нью-Йорке, мало кто слышал о таких гигантах, как Серов, Филонов, а главное, отлично представленный на выставке Врубель. Каждый из них заслуживает отдельной выставки и мировых гастролей. Что, думаю, теперь и произойдет. С выставки в Гуггенхайме начинается дорога обратно - с Востока на Запад. Советская власть ведь не только оборвала русскую ветвь мирового модернизма, но и спрятала ее плоды от чужого глаза. Но, знаете, Юра, я думаю, что наш гипотетический посетитель выйдет с выставки, повторяя ритуальную формулу из «Маугли»: «Мы - одной крови». Ведь если судить по искусству, то Россия и есть Запад, спрятанный от него на Востоке.

XS
SM
MD
LG