Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. За что преследуется видный американский законодатель? Бывший директор ФБР говорит о секретах бывшего президента США


Юрий Жигалкин: За что преследуется видный американский законодатель Том Дилэй? Бывший директор ФБР говорит о секретах бывшего президента США. Об этих темах уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».

Бывший лидер республиканцев в Палате представителей Том Дилэй, которому предъявлены обвинения в нарушении Техасского избирательного закона, перешел от обороны к наступлению. Его адвокаты потребовали снять с их клиента все обвинения. С подробностями из Вашингтона Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Один из самых влиятельных лидеров Республиканской партии Том Дилэй обвиняется в соучастии в схемах незаконного финансирования избирательной кампании республиканцев на выборах 2002 года в Законодательное собрание штата Техас. Речь идет о сумме в 190 тысяч долларов, которая представляет собой корпоративный взнос, запрещенный законодательством. Если бы республиканцы проиграли те выборы, никто расследованием источников их финансирования, конечно, не занимался бы. Но они выиграли, причем в Техасе это произошло впервые со времен Гражданской войны. Том Дилэй свою вину категорически отрицает и называет политически мотивированными действия окружного прокурора Ронни Эрла, который избирался на свой пост как демократ.

Том Дилэй: Это политическая охота на ведьм. Это целенаправленная кампания, которая ведется вот уже 10 лет, в течение которых нам предъявляются обвинения в нарушении этики, и вот теперь - уголовное дело. Все обвинения оказались несостоятельными, и я уверен, что таковым будет признано и это.

Владимир Абаринов: Лидер демократов в нижней палате Нэнси Пелози требует от комитета палаты по этике расследовать и другие обвинения против Дилэя.

Нэнси Пелози: За лидером Дилэем - теперь уже бывшим лидером - значится гораздо больше, чем это обвинение. Ждут своего расследования и другие его действия, о которых все мы хорошо осведомлены. Комитет по этике обязан разобраться с ними или признать, что он не намерен поддерживать высокий этический стандарт.

Владимир Абаринов: По мнению Пелози, республиканцы заражены коррупцией едва ли не поголовно.

Нэнси Пелози: Эта культура коррупции и кумовства, которую мы наблюдаем в течение уже долгого времени, теперь ярко проявилась в уголовных обвинениях. И, тем не менее, конференция республиканской фракции поддержала своего лидера и тем самым поддержала культуру коррупции.

Владимир Абаринов: На прошлой неделе к обвинениям против Дилэя добавилось отмывание денег. Если оно будет доказано, бывшему лидеру грозит длительное тюремное заключение вплоть до пожизненного.

Юрий Жигалкин: Об основных узлах истории преследования Тома Дилэя рассказывал Владимир Абаринов. Однако, как считают многие наблюдатели, мотивы и обоснованность действий техасского прокурора далеко не очевидны. Стало, например, известно, что первый состав большого жюри счел улики прокуратуры недостаточными для заведения дела против Тома Дилэя.

Как сами техасцы относятся к проблемам своего представителя Конгрессе? Мой коллега Аллан Давыдов поговорил с профессором факультета журналистики университета Бэйлор в Техасе Уилльямом Мерчисоном.

Аллан Давыдов: И обвинение, и обвиняемый заявляют каждый о своей правоте. Но, по мнению многих экспертов, история неоднозначна. Как вы, профессор Мэтчисон, ее оцениваете?

Уильям Мэрчисон: Есть основания очень скептически относиться к личности прокурора Ронни Эрла и его прокурорским стараниям. Судя по его прошлым делам, прокурор является человеком пристрастным. Защищая своих друзей и их карьерные интересы, он не раз преследовал тех, кто стоял на их пути. Был большой шум в начале 90-х годов, когда он затеял предвзятое и нелепое преследование Кей Бэйли Хатчинсон, которая впоследствии стала сенатором от Республиканской партии. Аргументы обвинения были настолько легковесны, что прокурор Эрл так не решился доводить дело до суда. Разумеется, иногда и он оказывается прав, как те сломанные часы, которые дважды в сутки показывают правильное время. Но в случае с Томом Дилэем Ронни Эрлу придется очень хорошо потрудиться, чтобы доказать свою правоту. Я лично не верю, что ему это удастся.

Аллан Давыдов: Вы хотите сказать, что обвинителем Тома Дилэя движут не интересы правосудия?

Уильям Мэрчисон: Сам Ронни Эрл заявляет, что его расследование абсолютно беспристрастно. Но, на мой взгляд, существуют основания считать его пристрастным, хотя нельзя, конечно, делать окончательных выводов до суда. У прокурора Ронни есть повод для атаки на Дилэя. Всем известно, что его самые близкие друзья - это техасские члены Демократической партии, которые пару лет назад утратили свое влияние в штате после того, как Том Дилэй добился изменения границ избирательных округов на территории Техаса. В результате в Техасе сейчас больше республиканцев-конгрессменов, чем было раньше.

Аллан Давыдов: А как общественное мнение в штате Техас разделилось по поводу дела Тома Делэя?

Уильям Мэрчисон: Пока определить трудно, потому что обвинения выдвинуты сравнительно недавно. Но мне известно, что в Техасе, где среди населения доминируют республиканцы, большинство из них очень скептически, если не враждебно, относятся к прокурору Ронни Эрлу. Хотя не все они являются горячими сторонниками Тома Делэя. Прокурора же поддерживают в основном сторонники Демократической партии. Вся эта история рассматривается людьми в контексте партийных разногласий. Достойно сожаления то, что система правосудия штата может действовать в интересах конкретного лица. В данном случае это выглядит именно так.

Аллан Давыдов: Сказал Уильям Мэрчисон, профессор факультета журналистики Университета Бэйлор в штате Техас.

Юрий Жигалкин: «Жизнь Билла Клинтона была отмечена темными пятнами», - утверждает в новой книге бывший директор ФБР Луис Фри.

Назначенный на пост директора ФБР в 1993 году Биллом Клинтоном и руководивший агентством оба президентских срока Клинтона, Луис Фри внезапно решил открыть читателям чувства и эмоции, которые он испытывал по поводу бывшего президента и того, что происходило в Белом доме и вокруг Белого дома. Эти чувства далеки от восхищения. Книга еще не появилась на прилавках, но она уже широко цитируется прессой, а сам Луис Фри дал интервью телеканалу "Си-Би-Эс". Рассказывает Ян Рунов.

Ян Рунов: Книга называется «Моё ФБР». Подзаголовок - «Разгром мафии, расследование действий Билла Клинтона, война с терроризмом».

Автор книги дал интервью журналисту Майку Уоллесу для передачи "Си-Би-Эс" «60 минут», показанной в воскресенье 9 октября. Еще до выхода передачи в эфир, появились сообщения о наиболее острых откровениях бывшего директора ФБР, которого, кстати, на этот пост рекомендовал сам Билл Клинтон в 1993 году. В то время как сейчас и международная, и внутриамериканская репутация Билла Клинтона довольно высока, Луис Фри в своем сенсационном интервью обвиняет своего бывшего босса в том, что стрелки его морального компаса всё время указывали неверное направление, и что президент неверно повёл себя с саудоаравийским руководством после того, как в 1996 году в Саудовской Аравии в результате теракта погибли американские военные. Фри пишет: «Проблема была - сам Билл Клинтон. Скандалы и молва о скандалах, одни затихали и тут же появлялись другие, это было бесконечно. В его шкафах было множество грязных секретов, которые просто вываливались одни за другими».

Самым серьёзным стало обвинение Клинтона в том, что он не добивался от крон-принца Абдуллы разрешения, чтобы американские эксперты из ФБР получили доступ к задержанным террористам и допросили их. 23 июня 1996 года грузовик, начинённый взрывчаткой, взорвался у жилого комплекса, населённого военнослужащими из американских Военно-воздушных сил. Тогда 19 американцев погибли и более 300 были ранены. Клинтон поклялся найти виновных, но потом отказался лично просить крон-принца разрешить сотрудникам ФБР заняться расследованием на месте и допросить арестованных. Вместо этого, пишет Фри, "Билл Клинтон попросил у саудовского принца деньги на свою библиотеку". Однако представитель Клинтона Джей Карсон сказал, что всё это неправда, мотивированная идеологическими предпочтениями бывшего директора ФБР, который пожертвовал республиканцам, в том числе президенту Бушу, 18 тысяч долларов. Джей Карсон обвинил Луиса Фри в том, что он готов выдумать что угодно, лишь бы продать свою книгу: «Луиса Фри не было на встрече, когда Клинтон настаивал на сотрудничестве саудовского руководства в расследовании теракта. И утверждения, о деньгах, полученных для президентской библиотеки, тоже не совсем правда». Но, как сообщила газета «Нью-Йорк Пост», президентская библиотека Клинтона отклонила просьбу предоставить сведения о сумме, полученной от саудовских руководителей. Газета пишет, что речь идёт о миллионах долларов. Мать одного из погибших американских офицеров Кэрол Хаун заявила, что склонна верить Фри, а не Клинтону.

Самым неудобным для ФБР расследованием Фри считает скандал с Моникой Левински. Особенно, когда пришлось брать кровь у президента, чтобы по ДНК выяснить, ему ли принадлежать следы семенной жидкости на синем платье Моники Левински. Журналист Майк Уоллес спросил...

Майкл Уоллес: Президент, разумеется, не хотел, чтобы кто-нибудь из его окружения узнал, что ФБР берёт у него кровь на анализ его ДНК. Как же вам удалось выполнить свою задачу?

Луис Фри: Что ж, мы пришли в Белый дом. Это было как в плохом кинофильме, и глупо, что специальный прокурор Кеннет Старр и я, директор ФБР, должны были заниматься этим. Но мы сделали это очень осторожно, сохраняя секретность.

Ян Рунов: Фри рассказал, что Клинтон во время официального обеда вроде бы отлучился в туалет, а на самом деле зашёл в другую комнату, где его ждали сотрудники технической службы ФБР и взяли у него кровь на анализ.

ФБР приходилось вести расследование и других скандалов: и с недвижимостью Уайтуотер, и Травелгейт, и по обвинениям в сексуальных домогательствах Клинтона к Поле Джонс, и по любовной связи с Дженнифер Флауэрс...

Луис Фри, не веря своему президенту все же оставался на своём посту, чтобы, по его словам, не дать Клинтону возможность окончательно развалить ФБР, к которому президент явно не испытывал симпатии.

Книга появится в продаже на этой неделе.

Юрий Жигалкин: Мягко говоря, сдержанные чувства по отношению к бывшему президенту испытывал не только бывший директор ФБР. Бывший вице-президент Гор, как известно, отказался прибегнуть к помощи Билла Клинтона во время своей президентской кампании, желая как можно дальше отдалиться от человека с подмоченной, как казалось Гору, репутацией. Но интересно, что это мнение подавляющего меньшинства американцев. Билл Клинтон уходил из Белого дома самым популярным в истории страны президентом, естественно, согласно опросам - 65 процентов американцев оценивали его деятельность положительно. Сегодня его добрым словом поминают 62 процента опрошенных.

У американской индустрии грамзаписи наконец-то появился повод для радости. В эти дни она празднует выход второго альбома певицы, названной спасительницей кантри-музыки. Гретхен Уилсон сумела повысить интерес слушателей к медленно угасающему жанру. За две недели были проданы почти 300 тысяч экземпляров ее нового диска «All jacked up».

XS
SM
MD
LG