Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Джудит Миллер: New York Times сдает позиции


Алексей Цветков

Специально для сайта

Джудит Миллер, репортер газеты New York Times, завоевала себе широкую известность как человек, согласившийся скорее пойти в тюрьму, чем поступиться своими журналистскими принципами. В минувшее воскресенье ее собственная газета опубликовала обширный материал, из которого явствует, что многие в редакции сожалеют, что так безоговорочно ее защищали.

О деле Джудит Миллер речь заходила уже не раз (см. публикации"Анонимный источник" и"Дело о разоблаченном агенте"). Поэтому можно ограничиться лишь общими деталями. Миллер отказалась давать показания об источнике, из которого она узнала имя женщины-агента ЦРУ, чей муж собрал неблагоприятные для администрации сведения о предполагаемом оружии массового уничтожения Ирака. Выдача засекреченного агента ЦРУ – федеральное уголовное преступление, и дача показаний по такому делу обязательна. Миллер отказалась давать такие показания, сославшись на свой журналистский долг. Судья обвинил ее в оскорблении суда, и она оказалась за решеткой.

Газета New York Times, в которой Миллер проработала три десятка лет, оказала ей полную поддержку и израсходовала на ее защиту, в конечном счете, безуспешную, миллионы долларов. Проведя в тюрьме 85 дней, Миллер неожиданно согласилась дать показания, мотивировав это тем, что ее источник, заведующий канцелярией вице-президента Льюис «Скутер» Либби, дал ей на это окончательное и недвусмысленное разрешение. Многие высказали по этому поводу недоумение, поскольку ровно такое разрешение было получено от Либби еще до того, как Миллер села в тюрьму.

В минувшее воскресенье газета New York Times опубликовала подробную и во многом исчерпывающую статью об истории дела Джудит Миллер. Хотя статья выдержана в строго информативном тоне, из нее явствует, что в редакции с самого начала существовали расхождения во мнениях о действиях Миллер и стратегии газеты в ее отношении. Резче всех, возможно, выразила разочарование ответственный редактор газеты, непосредственный начальник Миллер Джилл Эйбрамсон, которая на вопрос, о чем она больше всего сожалеет в позиции газеты по этому делу, ответила коротко: «Обо всем».

Миллер, которая действовала в редакции почти независимо, уже стала в свое время героиней довольно печальной истории. Культивируя знакомства в высших кругах администрации, она получала оттуда сведения, на основании которых опубликовала целую серию статей о предполагаемом оружии массового уничтожения в Ираке, на поверку оказавшемся фикцией. Когда прежнего редактора New York Times сменил Билл Келлер, он, согласно упомянутой статье, запретил Миллер писать на эту тему. Несмотря на прямой запрет, она продолжала посягать на эту территорию, и тогда газете, уже не в первый раз в ее новейшей истории, пришлось выступить с публичным покаянием и признать, что опубликованные материалы не соответствовали действительности.

Когда речь зашла о выдаче источника и Миллер грозила тюрьма, Келлер встал на ее сторону из чистого принципа, защищая право журналиста на свободу слова. Похоже, однако, что позиция издателя газеты, главы корпорации New York Times Артура Салцбергера-младшего, была иной, и он защищал именно конкретную Джудит Миллер. Из статьи очевидно, что он оказывал прямое давление на отдел редакционных статей, побуждая его к регулярной публикации выступлений в защиту репортера. При этом ни издатель, ни главный редактор не знали подробностей, которые не хотела выдать Миллер, кроме имени ее источника.

Непонятно также, зачем Миллер вообще отправилась в тюрьму. В результате переговоров между адвокатами «Скутер» Либби дал ей недвусмысленное разрешение давать показания еще до тюрьмы, но тогда она предпочла истолковать его как полученное под давлением. Когда же она наконец согласилась дать показания, она сама попросила у Либби подтверждения прежнего разрешения – что мешало ей сделать это раньше? Достаточно циничные комментаторы, а таких становится все больше, полагают, что истинной причиной неожиданного согласия была угроза нового срока до 18 месяцев в связи с предполагаемым созывом нового большого жюри по этому делу.

Некоторые полагают, что истинным мотивом Джудит Миллер была не защита высокого принципа, а собственная выгода: из истории принесения себя в жертву ради свободы слова может получиться неплохая книга. Воскресная статья New York Times подтверждает это предположение: Миллер намерена взять отпуск для работы над книгой, хотя конкретного предложения от издателя у нее пока нет.

XS
SM
MD
LG