Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Президент Буш отвергает идею безотлагательного вывода войск из Ирака. Новую внешность по вкусу заказчика предлагает создать американский хирург


Юрий Жигалкин: Президент Буш отвергает идею безотлагательного вывода войск из Ирака. Может ли экономический стимул разрешить иракские проблемы? Новую внешность по вкусу заказчика предлагает создать американский хирург. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».

Немедленный уход из Ирака обернется катастрофой, предупреждает президент Буш и заявляет о том, что не намерен уступать внутриполитическому давлению. А оно возрастает. Во вторник из Ирака вернулась группа американских законодателей, они приехали с противоположными ощущениями. Рассказывает Ян Рунов.

Ян Рунов: У американских сенаторов-демократов, побывавших в Ираке, сложилось далеко не единое мнение о положении в этой стране. Так сенатор от Коннектикута Кристофер Додд заявил, что Америка должна серьёзным образом поменять курс своей политики в Ираке и что надо дать народу Ирака понять: американцы не собираются оставаться там надолго. Но другой сенатор-демократ из того же штата Коннектикуд Джозеф Либерман, вернувшись из поездки в Ирак, заявил, что прогресс в этой стране налицо, и что президенту Бушу следует рассказать американскому народу не только о нашей военной победе в Ираке, но и о том, как распространяются в этой стране мобильные телефоны и спутниковое телевидение. Если критики Белого Дома обвиняют администрацию в отсутствии мирного плана в Ираке, сенатор Либерман заявил, что план есть и что он осуществляется.

Тем не менее критики Буша требуют ускорить процесс стабилизации в Ираке и объявить график вывода американских войск. Судя по результатам недавнего опроса общественного мнения, проведённого Институтом Гэллапа, 63 процента американцев не одобряют политику своего правительства в Ираке, а 60 процентов опрошенных считают теперь, что вообще не стоило начинать войну. На пресс-конференции в Министерстве Обороны Доналд Рамсфелд говорил о прогрессе в Ираке.

Доналд Рамсфелд: Я думаю, что сейчас многое меняется в этой стране. Что-то нас очень беспокоит: продолжается кровопролитие, Иран и Сирия не содействуют стабилизации, коалиционные силы и иракские силы безопасности продолжают нести потери. Но с другой стороны у Ирака есть созданная им самим конституция, народ Ирака голосует в соответствии с этой конституцией. Боевики и террористы не пользуются широкой поддержкой в этой стране. Как сказал, кажется, сенатор Либерман, боевиков там тысяч 10, и они воюют против 28 миллионов иракцев, против законно избранного правительства. Иракские силы безопасности добились заметного успеха. В стране теперь свободная пресса: более 100 газет, 72 радиостанции, 44 телестанции, люди ведут свободные политические дебаты...

Я не могу предсказать будущее, но всё не так уж плохо. Пройдут выборы 15 декабря, появится правительство 31 декабря... Дело двигается. Иракские силы безопасности работают всё лучше каждый день, каждую неделю, каждый месяц. Так и должно быть: это их страна.

Ян Рунов: Министр обороны США Доналд Рамсфелд сказал, что американцам следовало бы сосредоточиться на победе в Ираке и победе над терроризмом, а не на стратегии ухода из Ирака. Слишком поспешный и преждевременный уход из Ирака, по его мнению, позволит боевикам одержать победу, а Соединенные Штаты могут оказаться в ещё большей опасности.

Юрий Жигалкин: Если верить некоторым уважаемым источникам, после двух с половиной лет попыток стабилизировать Ирак с помощью военных и политических мер, Соединенные Штаты готовы сделать ставку на экономику. Специальная группа американских консультантов разрабатывает меры, которые, как надеется Белый дом, помогут убедить всех иракцев в том, что примирение принесет им безотлагательное преуспевание.

Мой собеседник - экономист, профессор Стэнфордского университета Михаил Бернштам, который также является советником Министерства финансов Ирака.

Профессор, насколько я понимаю, авторы этого плана, считают, что экономический стимул может оказаться более эффективным инструментом в Ираке, чем штык?

Михаил Бернштам: Да, экономические меры - это то, при помощи чего можно установить стабильную жизнь в Ираке. Речь идет о том, чтобы наделить каждого гражданина Ирака доходами от производства нефти и от природных ресурсов.

Юрий Жигалкин: Иными словами, идея состоит в том, чтобы материально заинтересовать каждого иракца в благополучном исходе иракского конфликта.

Михаил Бернштам: Да, и материально заинтересовать каждого иракца в благополучном существовании целого Ирака. Сейчас идет передел собственности и передел богатства между религиозными и национальными группировками. А когда доходы от нефти кладутся на индивидуальные счета каждому иракцу, как планируется в новых предложениях, тогда все заинтересованы в кооперации и благополучии страны в целом. Тогда роль религиозных и национальных группировок, вооруженных формирований снижается.

Юрий Жигалкин: Профессор, как мы знаем из истории, благозвучные идеи распределения природных богатств или природных доходов государственных между населением, в общем, не срабатывают.

Михаил Бернштам: Все зависит от способа распределения. Если, скажем, будут выпущены акции и если они становятся неотъемлемой и непродаваемой собственностью каждого иракца и каждой иракской семьи, и каждый год доходы от продажи нефти от экспорта нефти кладутся на индивидуальные счета, то тогда эта система может работать, тогда она становится похожей на то, что работает в Норвегии, что работает на Аляске. То есть все зависит от модели экономической политики.

Юрий Жигалкин: Есть ли какие-то примеры того, что экономические меры действительно помогали уладить национально-этнический конфликт?

Михаил Бернштам: Разумеется - Латинская Америка. Латинская Америка тоже пережила в 80-е - в начале 90-х годов вооруженные столкновения на религиозной почве, на расовой, этнической почве между коренным индейским населением и правящими группами, которые были европейского происхождения. И путем мер экономической политики, прежде всего земельной реформы, удалось в значительной степени ликвидировать повстанческие движения.

Юрий Жигалкин: В среду, согласно метеорологическим наблюдениям, заканчивается сезон ураганов в Атлантике, принесший в этом году много рекордов. Он был самым богатым на тропические штормы - 26 за полгода (предыдущий предел - 21, достигнутый семьдесят лет назад), тринадцать из них разрослись до масштабов ураганов (прежний рекорд - двенадцать, продержавшийся с 1969 года). Среди ураганов была "Катрина", повлекшая крупнейшее в истории страны природное бедствие, в результате которого погибли 1300 человек и был причинен ущерб в 80 миллиардов долларов. Ученые говорят, что буйство природы предопределено редким сочетанием факторов: во-первых, повышением температуры воды океана, во-вторых, отсутствием ветров в верхних слоях атмосферы - эти ветры в обычные годы гасят интенсивность циклонов, и, в-третьих, смещением в направлении Атлантики потоков ветра над Африкой. Однако американские специалисты не возлагают вину за это на парниковый эффект. По их наблюдениям, затишье и буйство природы - феномен циклический, эти периоды сменяют друг друга и длятся 20-30 лет. Нынешний этап активности начался около десяти лет назад, так что жителям прибрежных районов осталось ровно полгода до новых испытаний стихией.

Американская медицинская промышленность должна сделать акцент на производстве более длинных игл для шприцев, заявили эксперты на заседании Ассоциации североамериканских радиологов, поскольку стандартные иглы в большинстве случаев не способны пронзить разросшуюся жировую прослойку среднестатистических американских ягодиц, что представляет собой серьезную медицинскую проблему. Ягодицы традиционно считаются предпочтительным местом для введения внутримышечных инъекций, но две трети испытуемых не получали предписанную дозу лекарства из-за того, что обычная игла оказалась не способна проникнуть достаточно глубоко в мышцу, а препараты, попадавшие в слой жира, могли вызвать инфекцию и раздражение кожи. О том, какой длины иглы требуются для того, чтобы успешно пронзить зад современного североамериканского пациента, врачи пока не говорят. Но, по официальной статистике, 65 процентов американцев набрали излишний вес или страдают ожирением.

Как известно, есть вещи, которые за деньги не купишь, но таких вещей явно становится все меньше. Один из дерзких нью-йоркских врачей предлагает за большие деньги полное изменение внешности согласно вкусу клиента. За миллион долларов он готов с помощью пластических операций, что называется, вылепить новый образ из имеющегося образца.

У моего коллеги Владимир Морозова, насколько мне известно, миллиона нет. И все же, Володя, не присмотрели вы что-нибудь для себя из услуг предприимчивого доктора?

Владимир Морозов: Юра, присмотрел - полное восстановление волосяного покрова на голове. Хочу быть не лысым, как сейчас, а кучерявым, как в юности. Потом я, правда, передумал. Дороговато - 25 тысяч долларов.

Но для тех, кто за ценой не постоит, выбор широчайший. Можно уменьшить живот, убрать морщины на лице и других частях тела, сделать грудь больше или меньше, устранить второй, а заодно и третий подбородок, сделать себе стопроцентное зрение и так далее, и тому подобное. Причем, все это сразу, в одном пакете. Пластический хирург доктор Стивен Гринберг из Нью-Йорка называет свой проект «экстремальная косметическая хирургия». В идеале в клинику «экстремиста» заходит 70-летняя матрона, и через некоторое время она появляется на свет Божий упакованная в тело 20-летней модели. Впрочем, я напрасно смеюсь, Жители Нью-Йорка думают по-другому.

Житель Нью-Йорка: Люди хотят стать красивее. После того, как семья накормлена, дети обеспечены, почему не позаботиться о своей внешности? И они хотят сделать пластическую операцию.

Владимир Морозов: Чтобы выглядеть, как говорится, на миллион долларов, надо выложить ровно столько же. За эти денежки вам обеспечен королевский прием. Между операциями и после них вы будете до 3 месяцев поправляться в пятизвездочном отеле. Там вас на 24 часа в сутки обеспечат медсестрой, шофером и лимузином. Плюс повар, диетолог и консультант по имиджу. Если у вас нет миллиона, можно выбрать «обновку» по деньгам, так сказать, «а ла карт». Подтяжка лица - 15 тысяч долларов. Уменьшение живота 10 тысяч. Переделать по последней моде форму ваших век стоит 7 тысяч, мочку уха - всего полторы тысячи. По мнению врача, который привык иметь дело с денежными пациентами, точнее клиентами, полное обновление всего тела может стать отличным подарком любимому человеку. За клиентами дело не станет. Более того, идею полного преображения подали косметологам сами пациенты, которых больше не устраивают полумеры. Зачем мне молодой нос на старом лице?! И эту мысль разделяют не только жители Нью-Йорка и Америки вообще. Пластическая хирургия становится последним криком моды даже в Ираке. В Багдад к пластическим хирургам приезжают люди из Сирии и Иордании.

Жительница Нью-Йорка: Мой муж насмотрелся современных фильмов, где полно полуголых девок, и теперь мне предстоит пластическая операция. Он сказал, каким хочет видеть мое тело.

Владимир Морозов: Да, в Ираке стреляют, там рвутся бомбы. Но это не мешает триумфальному шествию масскульта. Люди не очень ясно представляют свое будущее. Зато они точно знают, какими хотят видеть свое лицо и фигуру. Красивым быть не запретишь…

Юрий Жигалкин: Об экстремальной косметической переделке внешности, предлагаемой нью-йоркским хирургом, рассказывал Владимир Морозов. Как приятно увидеть новые лица на старых телах - шутили американцы на заре эпохи пластических операций. «Новое лучшее лицо» - песня группы "Стикс" из эпохи первых пластических операций.

XS
SM
MD
LG