Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Российские ракеты в Иране и баланс сил в регионе. Искажают ли средства информации ситуацию в Ираке? Что заставляет бывшего министра юстиции США защищать деспотов?


Юрий Жигалкин: Российские ракеты в Иране и баланс сил в регионе. Искажают ли средства информации ситуацию в Ираке? Что заставляет бывшего министра юстиции США защищать деспотов? Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке», у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.

Подтверждение факта продажи российских ракет Ирану стало одной из основных новостей дня в Соединенных Штатах. Военное сотрудничество России со страной, которая, как подозревают, намерена создать собственное ядерное оружие, поставило Вашингтон в трудное положение. Слово - Аллану Давыдову.

Аллан Давыдов: В понедельник поступило подтверждение о том, что Россия подписала с Ираном соглашение о продаже ему трех десятков ракетных комплексов Тор-М1 класса «земля-воздух». Представители России утверждают, что сделка не противоречит ее международным обязательствам, и данные системы являются сугубо оборонительными. Тем не менее, на фоне ядерных экспериментов Тегерана закупка ракет, способных защищать иранские ядерные центры, вызвала сенсационную реакцию в Израиле, который, по словам президента Ирана, должен быть стерт с лица земли. Бывший израильский премьер Биньямин Нетаньяху заявил, что будет поддерживать идею о превентивном ударе по иранским ядерным объектам. Эта сделка обеспокоила и Соединенные Штаты, Белый дом опасается, что она изменит баланс сил в регионе.

Насколько реальным выглядит то, что Иран пытается таким путем защитить свои тактические ракеты "Шахаб" и ядерные объекты от потенциального удара? Вопрос сотруднику Фонда Карнеги Джозефу Сиринсионе.

Джозеф Сиринсионе: Ракеты "Шахаб" имеют радиус действия около 1300 километров. Их испытания не принесли определенных результатов. Одни пуски были успешными, другие - нет. К тому же ракеты важны только тогда, когда на них стоят ядерные боеголовки, которых у Ирана к счастью пока нет. Запуск в сторону Израиля ракет с обычными боеголовками ничего не даст Ирану. С другой стороны, Израиль имеет сильные средства сдерживания в виде ракет и самолетов, способных достичь Тегерана. Если Иран нанесет удар по Израилю, тот сможет ответить ударом гораздо большей силы. Сейчас я не вижу никакой необходимости рассматривать вариант упреждающих акций в отношении Ирана. У Ирана нет ядерной, химической или биологической боеспособности. В действительности в данный момент, на мой взгляд, эта страна никому не угрожает.

Аллан Давыдов: Сообщение о продаже российских ракет совпало с объявленным намерением Ирана построить еще как минимум одну ядерную электростанцию. Случайно ли такое совпадение?

Джозеф Сиринсионе: Несомненно, президент Ахмадинеджад выглядит очень агрессивным, грозя стереть Израиль с карты, и не отступая перед Евросоюзом в вопросе по иранской программе обогащения урана. События последних двух дней, казалось бы, подкрепляют убеждение в такой агрессивности. Однако самое существенное то, какой степени президент Ирана будет подкреплять эти заявления делами. Он уже восстановил против себя большинство дружественных Ирану стран, вызвал озабоченность среди умеренной части правящих в своей стране клириков. Правомерен вопрос: насколько сейчас сильны внутренние позиции самого Ахмадинеджада.

Аллан Давыдов: Сказал Джозеф Сиринсионе. А вот как в понедельник прокомментировал российско-иранскую ракетную сделку представитель Госдепартамента США Адам Эрели.

Адам Эрели: Обнадеживает то, что Россия участвует в международных усилиях, направленных на то, чтобы Иран действовал в рамках требований международного сообщества. И теперь, когда стало известно о сделке с ракетами, мы можем высказать свою озабоченность России, как другу и партнеру, поскольку наши страны делают большую ставку на результаты того, что происходит в Иране.

Аллан Давыдов: При этом Адам Эрели попросил не забывать, что Иран является государством, которое спонсирует террор и причастно к действиям, которые, по мнению американской стороны, являются враждебными.

Юрий Жигалкин: Ситуация в Ираке лучше той, что подается американскими средствами информации, как объективная картина. Об этом заявил в понедельник министр обороны Дональд Рамсфелд. Он упрекнул американских журналистов за их необъективность. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Дональд Рамсфелд сделал свое заявление во время встречи со студентами университета Джонса Гопкинса в Вашингтоне.

Дональд Рамсфелд: Не думаю, что дискуссия об Ираке будет полной, если мы не затронем вопрос освещения иракской темы и политических дебатов вокруг нее в прессе. Практически каждый раз, когда я встречаюсь с нашими солдатами, меня спрашивают об одном и том же: «Почему американский народ не получает объективную картину происходящего в Ираке?» Заступлюсь за журналистов. Они работают в тяжелых условиях, многие из них рискуют жизнью, а некоторые погибли. Пресса играет важную и незаменимую роль в информировании нашего общества и контроле за действиями правительства. Но важно также, чтобы она контролировала и себя.

Владимир Абаринов: Министр привел несколько примеров ложных сообщений, которые обошли весь мир и нанесли огромный ущерб престижу Соединенных Штатов и их Вооруженных сил. Такой была, в частности, история о надругательствах над Кораном в тюрьме в заливе "Гуантанамо".

Дональд Рамсфелд: Я понимаю, что от них требуют эффектных репортажей. Конечно, подогревать интерес публики рассказами о взрывах и терактах легко, но эти рассказы не всегда точны или, по крайней мере, это не вся правда.

Владимир Абаринов: Известный политический обозреватель и политтехнолог Демократической партии Пол Бегала считает абсурдом заявление Рамсфелда. По его мнению, это все равно, что жаловаться на отсутствие положительных рецензий на премьеру пьесы «Наш американский кузен» - во время этого спектакля в вашингтонском театре Форда был убит президент Линкольн.

Пол Бегала: Театральные критики действительно не написали положительных рецензий на «Нашего американского кузена». Почему? Потому что случилось нечто гораздо более серьезное! Точно также и в Ираке происходит нечто гораздо более важное, чем починка электросетей или установка телевизионных спутниковых антенн. Американские силы несут потери - более 2 тысяч американских солдат погибло, более 460 человек погибли после того, как Дик Чейни сказал, что вооруженное подполье при последнем издыхании.

Владимир Абаринов: Дональд Рамсфелд не впервые винит прессу в предвзятом освещении войны. Ранее он обвинял в необъективности арабские средства информации.

Юрий Жигалкин: Коротко - о некоторых из новостей дня и о том, почему бывший министр юстиции США взялся за защиту Саддама Хусейна.

Члены комиссии, расследовавшей события, приведшие к трагедии 11 сентября, упрекнули в понедельник Белый дом и Конгресс в том, что подавляющее число их рекомендаций, вынесенных больше года назад, не было выполнено и страна все еще надежно не защищена от террористической атаки. Из 41 рекомендации лишь одна, по мнению комиссии, успешно осуществлена: были перекрыты многие пути финансирования террористической деятельности. Но правительство и Конгресс получили неудовлетворительные оценки, например, за неспособность выделить специальным и спасательным службам особый радиодиапазон для чрезвычайной связи; за то, что они не смогли составить единый список подозреваемых в причастности к терроризму и распространить его среди авиакомпаний; за то, что антитеррористические фонды выделяются штатам и городам по пропорциональному принципу, а не из расчета реальной угрозы, грозящей разным населенным пунктам. Представитель Белого дома ответил на эту критику заявлением о том, что администрация Джорджа Буша защищает страну от терроризма, воюя с врагом на чужой территории, отбирая у него возможность планировать и осуществлять атаки на американской земле.

«Каждому человеку должна быть предоставлена возможность получить удовольствие от похода в кинотеатр во время праздников, даже слепым и глухим», - заявил в понедельник генеральный прокурор штата Нью-Йорк Эллиот Спитцер, объявляя о том, что около 40 нью-йоркских кинотеатров устанавливают в своих залах специальную аппаратуру, позволяющую людям с плохим зрением и слухом и даже слепым и глухим следить за событиями, разворачивающимися на киноэкране. Для тех, кто не слышит особые субтитры будут проецироваться на специальное устройство, которое превратит их в подобие текста брайля, а некоторые кресла в кинотеатрах будут снабжены устройствами, передающими звук на слуховые аппараты. Слепые смогут услышать подробное описание происходящего на экране с помощью индивидуальных наушников.

Исключительное внимание к нуждам инвалидов не было результатом альтруистического порыва владельцев сетей кинотеатров, они пошли на это под угрозой судебных исков, обвиняющих их в дискриминации части любителей кино.

В понедельник на телеэкранах вместе с жестикулирующим Саддамом Хусейном, уличающим иракский трибунал в нелигитимности, появился его новый адвокат, известный в Соединенных Штатах человек, бывший министр юстиции США Рамси Кларк. Готовность Кларка защищать деспотов, тиранов, оказавшихся в последние годы под судом в разных концах мира, вызвала в Америке споры о том, что движет американскими юристами, бросающимися на защиту малоприятных персонажей. Рассказывает Владимир Морозов.

Владимир Морозов: Обычно адвокаты бесплатно защищают известных преступников, чтобы лишний раз попасть на экран телевизора и тем самым получить отличную рекламу. Рамси Кларка трудно заподозрить в корысти. Это идейный боец за справедливость. Он считает, что без его вмешательства не получит справедливого суда лишенный власти Саддам Хусейн. По той же причине Рамси Кларк защищал бывшего сербского лидера Слободана Милошевича, который обвинялся в геноциде. Кларк требовал справедливости по отношению к организаторам геноцида в Руанде, где погибли сотни тысяч невинных людей. Среди клиентов адвоката - шейх Омар Абдель Рахман, которого признали виновным в подготовке взрывов в здании ООН в Нью-Йорке и в туннелях под рекой Гудзон.

Тод Гитлин: Есть какая-то тайна, нечто непостижимое в том, что адвокат такого высокого уровня, как Рамси Кларк, полностью посвятил себя защите тиранов и людей, совершивших самые известные преступления против человечности.

Владимир Морозов: Это говорит профессор Колумбийского университета Тод Гитлин. Некоторые противники Рамси Кларка считают, что дело куда проще.

Когда-то, объясняя антиправительственную позицию бывшего министра, они называли его коммунистическим агентом, теперь полагают, что 77 летний юрист из Техаса попросту сошел с ума.

Абдим Джебар: Нет, он с ума не сошел. Я думаю, что Рамси Кларк останется в истории как лучший представитель Америки.

Владимир Морозов: Так считает Абдим Джебар, бывший председатель американо-арабского комитета по борьбе с дискриминацией.

Сам Кларк всегда был борцом. На посту министра юстиции США, который он занимал с 1967 по 1969 год, Кларк добился десегрегации школ в южных штатах. С другой стороны, министр делал все возможное, чтобы ограничить деятельность ФБР, в результате чего, по мнению его критиков, в Америке сильно выросла преступность. Если раньше его позиция была противоречивой, то теперь он ставит все с ног на голову? Так считает профессор Тод Гитлин. Он тоже против войны в Ираке. Но профессор убежден, что противники войны не должны протягивать руку деспотам. Иначе что подумают люди в других странах!

Тод Гитлин: Они подумают, что американцы, выступающие против войны, большие друзья Саддама и Милошевича. Это дискредитирует всех нас, кто стоит в оппозиции к иностранной политике США.

Владимир Морозов: Некоторые психологи предполагают, что Рамси Кларк действует по принципу подросткового негативизма: если тебе дадут линованную бумагу, пиши поперек.

Юрий Жигалкин: Рассказывал Владимир Морозов.

Не слишком заметная в последнее время Селин Дион выпустила сингл, который, как предрекают критики, вновь привлечет внимание к поп-диве, чей звездный час пришел с песней из фильма «Титаник».

XS
SM
MD
LG