Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Кондолиза Райс ищет общий язык с европейскими лидерами. Германский гражданин предъявляет иск ЦРУ. Новая реинкарнация Кинг Конга


Юрий Жигалкин: Кондолиза Райс ищет общий язык с европейскими лидерами. Германский гражданин предъявляет иск ЦРУ. Новая реинкарнация Кинг Конга. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».

Государственный секретарь Кондолиза Райс, совершающая поездку по европейским странам, пытается развеять подозрения европейских союзников относительно методов, применяемых Соединенными Штатами в антитеррористической кампании. Судя по всему, пока ей это удается.

Рассказывает Ян Рунов.

Ян Рунов: Госсекретарь Кондолиза Райс, под давлением критики, признала, что, возможно, США допускали некоторые ошибки, борясь с терроризмом, но она не уточнила, какие ошибки имеются в виду. Такое редкое признание было, видимо, сделано из-за истории с гражданином Германии ливанского происхождения Халедом Аль-Масри, которого сотрудники ЦРУ в прошлом году тайно отправили в секретную тюрьму в Афганистане. Через пять месяцев его отпустили. Халед Аль-Масри заявил, что во время допросов его подвергали пыткам. От его имени «Американский Союз за Гражданские Права» (ACLU) подал на ЦРУ в суд. Теперь даже президенту Бушу пришлось оправдываться. 6 декабря он заявил, что США не занимаются тайной транспортировкой подозреваемых в терроризме в страны, где с помощью пыток у этих людей получают нужную информацию.

Процесс передачи задержанных иностранным государствам - rendition - оказался в центре внимания средств массовой информации после сообщения о том, что у ЦРУ есть тайные тюрьмы в неких европейских странах и что в этих тюрьмах подозреваемых в терроризме подвергают пыткам. Буш сказал, что США не переправляют задержанных в те государства, где практикуются пытки. То же самое повторила Кондолиза Райс, находясь в Германии.

Кондолиза Райс: Совершенно ясно, что американский персонал действует в соответствии с законом США и с соблюдением международных обязательств.

Ян Рунов: Тем временем газета «Вашингтон Пост» сообщила о результатах опроса, проведённого совместно агентством новостей «Ассошиэйтед Пресс» и компанией по изучению общественного мнения «Ипсос» в США и странах-союзниках. В США две трети опрошенных поддерживают нынешнюю жёсткую систему допросов, принятую после терактов 11 сентября 2001 года, если эти допросы проводятся в США американскими службами. Более 60 процентов американцев не исключают возможность применения пыток. Более 10 процентов говорят, что пытки могут быть часто необходимы, 27 процентов считают, что пытки можно применять только иногда, и 23 процента согласны на это лишь в крайних случаях. 36 процентов американцев утверждают, что пытки ничем нельзя оправдать.

Примерно такое же соотношение во мнениях у жителей Англии, Франции и Южной Кореи. В Канаде, Мексике и Германии сторонников и категорических противников пыток примерно поровну. И только в Испании и в Италии большинство считает, что пытки неприменимы ни при каких обстоятельствах.

Кондолиза Райс, находясь в Румынии по случаю подписания двустороннего соглашения о создании здесь американской военной базы - первой на территории страны бывшего социалистического лагеря, дала понять, что база у Чёрного моря, в стратегической близости от Ближнего Востока и Центральной Азии, поможет в борьбе с терроризмом. Международная правозащитная организация «Хьюмен Райтс Уотч» высказала подозрение, что секретная тюрьма ЦРУ находится на румынской военно-воздушной базе. Это категорически отрицают и румынское руководство, и Министерство обороны США.

Юрий Жигалкин: Германский гражданин ливанского происхождения, чье пятимесячное заключение в Афганистане стало поводом для американо-германских трений, намерен взять реванш в суде. Во вторник ведущая американская правозащитная организация «Американский союз гражданских свобод» предъявила в Вашингтонском суде иск ЦРУ, его бывшему директору и должностным лицам от имени Халеда аль-Масри. Халеда аль-Масри требует признать вину за неоправданное задержание и выплатить компенсацию. Он также обвиняет ЦРУ в том, что его подвергали пыткам. Это первый случай привлечения к суду ЦРУ за незаконные, по словам истца, методы ведения антитеррористической кампании. История, рассказанная Масри - его задерживают при въезде в Македонию, отправляют в тюрьму, затем переправляют в афганскую тюрьму, лишь потому, что его фамилия совпала с именем террориста, находившегося в розыске, - стала в глазах правозащитников показательным примером отношения американских спецслужб к подозреваемым.

Какие выводы можно сделать из этого малоприятного эпизода? Вопрос - Майклу Раду, главе отдела изучения терроризма Филадельфийского института внешнеполитических исследований.

Майкл Раду: Он свидетельствует, на мой взгляд, лишь о том, что во время антитеррористических операций допускаются ошибки. Сверхбдительные македонцы обнаружили, что человек с подозрительной фамилией находится в их стране, его паспорт показался поддельным, и они решили задержать. Почему задержание растянулось на несколько месяцев - непонятно. Но тот факт, что человек был освобожден и сейчас пытается судить ЦРУ, как раз доказывает то, что система способна корректировать ошибки.

Этот инцидент действительно заставляет задать вопрос: что для нас важнее - не совершить подобного рода ошибки или предотвращать теракты? Ответ, я думаю, ясен. Попытка в таких обстоятельствах любой ценой избежать ошибки попросту бы противоречила здравому смыслу.

Юрий Жигалкин: Господин Раду, но ведь этого человека, по его словам, не просто задержали, он утверждает, что его подвергли пыткам, правда, непонятно кто - афганцы или американцы. Вы считаете, что он преувеличивает?

Майкл Раду: Если он обращается в суд, то он должен доказать обоснованность своих обвинений. Насколько я понимаю, он обвиняет ЦРУ в том, что агентство передало его в руки тех, кто его мучил. Мы пока не знаем деталей обвинений, но в любой цивилизованной судебной системе бремя доказательства вины лежит на обвинителе.

Юрий Жигалкин: О попытке гражданина Германии привлечь к суду ЦРУ говорил Майкл Раду, сотрудник Филадельфийского института внешнеполитических исследований. Если Вашингтонским судом этому иску будет дан ход, то во время процесса могут всплыть тайные подробности глобальной антитеррористической кампании.

После нескольких лет обсуждений путей реформы иммиграционной системы и надежд незаконных иммигрантов на легализацию члены Палаты представителей намерены одобрить законопроект, ужесточающий наказание и за нелегальный переход и проживание в США, и за предоставление нелегалам работы. С тем, что необходимость реформы назрела, согласны все. В США сейчас, как считается, незаконно находится около 11 миллионов человек, каждый год их число расширяется - в основном за счет мексиканцев, заполняющих низкооплачиваемые рабочие места, которые непривлекательны для американцев. Наличие в стране целого, по большому счету, бесправного класса иммигрантов беспокоит многих в Вашингтоне. Но если президент Буш предлагает легализовать их, предоставив права для временного проживания и работы, то верх в Конгрессе берут противоположные настроения. Прежде чем предоставлять права нарушителям иммиграционных правил, надо закрыть границу и заставить работодателей выполнять законы, запрещающие нанимать нелегалов, - говорят они. И пока это единственный иммиграционный законопроект, который будет представлен для голосования Палате представителей.

Президент Венесуэлы, следуя, по его словам, идеям братства и солидарности, сделал североамериканским малоимущим щедрый рождественский подарок. По его указанию государственная Венесуэльская нефтяная компания начала продажу мазута для отопления домов в нескольких бедных районах Нью-Йорка и Бостона по цене почти наполовину ниже рыночных расценок. Топливные цистерны, заполняемые мазутом на нефтезаводах компании в США, объезжают избранные венесуэльским президентом кварталы Бронкса и заправляют топливом отопительные системы жилых домов, чьи хозяева дали обещание брать со своих жильцов меньше за отопление. Ньюйоркцы, которые, по обещанию президента, должны получать подобные подарки вплоть до весны, довольны щедростью венесуэльского лидера. В том же, что касается упреков в том, что они стали пешками в пропагандистской антиамериканской кампании венесуэльского президента, представитель Бронкса в Конгрессе говорит, что ему все равно, от кого принимать помощь, если она идет его избирателям. Он задает вопрос о том, почему американские нефтяные компании не последуют этому примеру.

В понедельник в Нью-Йорке с большим шумом появился Кинг-Конг. Гигантская горилла показалась взору восхищенных ньюйоркцев на Таймс-сквер в обществе мэра Блумберга и актеров, играющих в новом фильме о Кинг-Конге. Легендарного героя реинкарнировал с присущей ему роскошью и блеском новозеландский режиссер Питер Джексон. Всемирная премьера фильма состоится 13 декабря, ну, а в ее преддверии у нас есть повод поговорить об удивительной живучести и привлекательности для кинематографа образов Кинг-Конга и Нью-Йорка. Мой собеседник - культуролог Александр Генис.

Александр, что, по-вашему, связывает этих двух "монстров" - гориллу и Нью-Йорк?

Александр Генис: Конечно же - Эмпайер Стейт билдинг. В 1933 году, когда вышел на экраны оригинальный фильм, этот небоскреб только что построили. В нем воплотились все чудеса современной техники. Это была одетая в сталь дерзкая и гордая мечта человека, завоевавшего небо. И тут же - облом: великая депрессия как расплата за высокомерие прогресса, за гордыню, за хубрис. Эмпайер Стейт - это наша Вавилонская башня. И карабкающаяся на нее горилла - оживший и выросший до гигантских размеров наш подсознательный страх перед вырвавшимся из-под узды прогрессом.

Юрий Жигалкин: Вы считаете, что простодушный, как комиксы, «Кинг-Конг» нуждался в таком сложном социально-психологическом подтексте?

Александр Генис: Несомненно. Иначе бы этому фильму не стать «немедленной классикой». Кинг-Конг, как, скажем, Тарзан - яркий миф нашей эры. Он работает на всех уровнях. Поверьте, эта горилла появлялась в диссертациях не реже, чем в комиксах. Отсюда и универсальный успех. Уже в первый уик-энд фильм 1933 года собрал 90 тысяч долларов - абсолютный рекорд того времени. Картина спасла студию RKA от банкротства и породила волну подражаний, только в Америке вышла дюжина фильмов-клонов. Но еще важнее судьба голливудской гориллы в послевоенной Японии, где появилась череда картин - про Кинг-Конга и Годзиллу - уже свое, японское, чудовище, порожденное радиацией, последствиями атомной бомбы. Любопытно, что подтекст остался тем же: неуправляемый ход прогресса.

Юрий Жигалкин: Но все же, главное в этом фильме - любовь…

Александр Генис: ... которая побеждает все. В том числе - и ту темную, непросветленную разумом страсть, которую олицетворяет черная обезьяна. Как видите, «Кинг-Конг» прекрасно подается и фрейдистскому толкованию.

Юрий Жигалкин: Александр, давайте вернемся к началу. Какая все-таки роль, как вы считаете, в этой истории отводится Нью-Йорку?

Александр Генис: Нью-Йорк - утрированный до карикатуры портрет нашей цивилизации. Точно также, как Кинг-Конг - архаическая гипербола природы. Их конфликт неизбежен, а в Нью-Йорке он еще и нагляден, как нигде.

Юрий Жигалкин: Вы собираетесь посмотреть нового «Кинг-Конга»?

Александр Генис: Нет, Юра, я предпочитаю старого. На мой взгляд, в искусстве есть достижения, которым лучше остаться в своем времени. Снимать нового «Кинг-Конга» - все равно, что ставить заново Чарли Чаплина. В оригинальной картине само несовершенство техники, наивных специальных эффектов создает обаятельно старомодную эстетику, уютную, как романы Жюль Верна. Ну, вот вам одна деталь: рык первого Кинг-Конга - это комбинированная запись рева тигра и льва, сделанная в зверинце.

Юрий Жигалкин: Образ Кинг-Конга оказался неотразимо привлекательным и для музыкантов. Легендарный Фрэнк Заппа написал серию джазовых композиций, озаглавленных просто - "Кинг-Конг".

XS
SM
MD
LG