Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Готовы ли США предотвратить появление ядерного оружия в руках Ирана? Фрэнку Синатре исполнилось бы 90 лет


Юрий Жигалкин: Готовы ли США предотвратить появление ядерного оружия в руках Ирана? Фрэнку Синатре сегодня исполнилось бы 90 лет. Об этом - в рубрике «Сегодня в Америке».

Как урезонить Иран? Этот вопрос внезапно встал перед администрацией Джорджа Буша, отдавшей инициативу в переговорах с Тегераном европейцам. Однако после серии резких заявлений нового иранского президента, сделанных в последние дни, многие наблюдатели заговорили о необходимости неотложной нейтрализации угрозы, представляемой ядерной программой Ирана.

Рассказывает Ян Рунов.

Ян Рунов: Лауреат Нобелевской премии Мохаммед эль Барадей - глава МАГАТЭ - заявил, что мир теряет терпение по отношению к Ирану, который подрывает переговоры по поводу международной инспекции иранской ядерной программы. Переговоры Ирана с европейскими странами были прерваны в августе после того, как Тегеран возобновил процесс обработки урана, ведущий к его обогащению. Однако директор МАГАТЭ верит, что поиски дипломатического решения проблемы следует продолжать, а применение силы против Ирана не будет продуктивным. Эль Барадей надеется, что с Тегераном удастся договориться до того, как в марте МАГАТЭ должно будет представить очередной доклад по Ирану.

Тем временем официальный представитель Госдепартамента США Роберт Джозеф заявил, что Иран уже очень близок к производству ядерного оружия и теперь даже санкции ООН вряд ли остановят агрессивное правительство Ирана. Он дал понять, что США не верят, будто Иран стремится лишь построить ядерные электростанции. По мнению Роберта Джозефа, Ирану осталось совсем немного, чтобы начать обогащать уран, и как только начнётся этот этап, обратного пути уже не будет. И всё же администрация Буша продолжает искать дипломатическое решение. Сейчас Вашингтон предпринимает шаги, чтобы заручится поддержкой России и Китая - двух стран - постоянных членов Совета безопасности ООН, прежде чем внести предложение о введении экономических санкций против Ирана. Министр обороны Израиля тоже заявил, что дипломатическое решение остаётся наиболее предпочтительным, но необходимо готовится и к другим мерам.

Вот как прокомментировал ситуацию постоянный консультант корпорации "Рэнд", бывший дипломат Пол Хензи.

Пол Хензи: Большинство экспертов утверждают, что ядерное оружие может быть у Ирана всего через год-два, то есть уже в 2006-2007 году. В этой ситуации Россия, к сожалению, ведёт себя безответственно и недальновидно, утверждая, что контролирует ситуацию, поставляя Ирану ядерные материалы. Понятно, что Россия хочет оставаться в хороших отношениях с Ираном, но в то же время Россия хочет иметь хорошие отношения и с Европой, и с Америкой. Поэтому и США и Европа должны оказывать давление на российское руководство с тем, чтобы оно прекратило помогать Ирану накапливать ядерные материалы. Если у Ирана всё же появится ядерное оружие, то самым худшим вариантом может быть применение силы против Ирана со стороны США. Я не думаю, что такое возможно. Израильский удар по Ирану более вероятен, если Израиль почувствует серьёзную угрозу со стороны Тегерана. Если у Ирана появится ядерное оружие, то израильский удар возможен.

Ян Рунов: Пол Хензи напомнил, что Израиль не раз предупреждал, что сделает всё необходимое, дабы преградить Ирану путь к собственному ядерному оружию.

Юрий Жигалкин: Среди серии заявлений последних дней, многие наблюдатели выделяют признание крайне осторожного в выражениях главы МАГАТЭ. В интервью британской газете «Индепендент» Мохаммед эль Барадей сказал о том, что после овладения Ираном процессом обогащения урана Тегерану потребуется всего несколько месяцев для создания ядерного взрывного устройства. В устах человека, всегда оценивавшего действия иранских властей в наиболее благоприятном для них свете, такое заявление прозвучало сенсационно.

Означает ли это, что отныне сомнения относительно намерений Тегерана исчезли? Вопрос американскому политологу, вице-президенту Лексингтонского института Дэниэлу Гурэ.

Даниэл Гурэ: Думаю, да. Иранское правительство с 1979 года не скрывает, что оно считает себя в состоянии войны с Соединенными Штатами, а возможно, и всем Западом, ядерное оружие ему видится единственным гарантом безопасности. Несколько лет назад с приходом к власти в Тегеране умеренного правительства появилась было надежда, что оно пойдет на компромисс с Западом, согласившись, например, на отправку отработанных ядерных материалов в Россию. Но, судя по всему, новый радикальный президент Ирана решил отбросить всякую двусмысленность и даже теоретическую идею достижения компромисса.

Юрий Жигалкин: Как вы считаете, что остается Соединенным Штатам и их союзникам? Силовые действия, как предлагают некоторые наблюдатели?

Даниэл Гурэ: Я думаю, такой вариант практически невероятен. Вашингтон не пойдет на односторонние действия и вряд ли прибегнет к силе, хотя бы потому, что нет никаких гарантий, что удар по ядерным объектам Ирана позволит добиться желаемого. На мой взгляд, перед Соединенными Штатами и западными союзниками стоит гораздо более серьезная проблема предотвращения расползания ядерного оружия по региону. Как отреагируют саудовцы на появление атомной бомбы у иранцев? Не сочтут ли израильтяне необходимым официально признать свой ядерный потенциал и даже расширить его для острастки ядерного Ирана? Все это может возыметь гигантские негативные последствия для региона.

Юрий Жигалкин: Иными словами, вы считаете, что превращение Ирана в ядерную страну неотвратимо?

Даниэл Гурэ: Думаю, да. Иран сумел обойти систему контроля, введенную МАГАТЭ. Трудно представить, что в данный момент может заставить его свернуть свою ядерную программу. На мой взгляд, Соединенным Штатам и другим здравомыслящим странам сейчас остается только одно - договориться о действенных мерах наказания Ирана. Тегеран должен понести такую расплату, которая бы доказала всем, что обладание ядерным оружием - непосильное бремя. Если Иран не понесет показательное наказание, то мы можем ожидать появления ядерных стран на границах России и НАТО и создания ситуации, подобной ядерному противостоянию Востока и Запада в 50-60-х годах.

Юрий Жигалкин: Фрэнк Синатра умер семь лет назад, дожив до почтенных 83-х и оставаясь на эстраде почти до самой смерти. Но для многочисленных поклонников он жив и в 90, поскольку Синатра для них гораздо больше, чем певец. Он, проживший много и переживший множество стилей и идолов поп-музыки, стал воплощением американской песни. Слово - Аллану Давыдову.

Аллан Давыдов: Фрэнк Синатра, родившийся в штате Нью-Джерси, был единственным сыном итальянских иммигрантов - пожарного и медсестры абортария. Рассказывают, что Фрэнсис Альберт Синатра появился на свет не без проблем. Роды были трудными, и врачи были вынуждены воспользоваться щипцами. Инструмент оставил на шее младенца пожизненный след, который Фрэнк всю жизнь считал поцелуем Всевышнего.

Несмотря на роскошные вокальные данные, Синатра не собирался посвящать себя музыке. Он хотел стать журналистом. Подростком устроился спортивным репортером в газете "Jersey Observer". Одновременно выступал в небольших клубах и записывался на радио в составе вокального квартета. Он очень хотел быть похожим на кумира тех лет Бинга Кросби. Мечта начала сбываться, когда Фрэнка в 1940 году приняли солистом в оркестр Томми Дорси, с которым молодой солист записал 90 песен. Из-за лопнувшей барабанной перепонки Синатру не взяли на военную службу. Однако радио в избытке восполняло это недоразумение, записями Синатры поднимая боевой дух американских войск на театрах Второй мировой войны.

Имидж Синатры-певца неотделим от историй его любви. Прожив десяток лет с первой женой Нэнси Барбато, давшей ему трех детей, Синатра окунается в бурный роман с киноактрисой Эвой Гарднер. Общественное мнение - против него. На нервной почве певец теряет голос. Студии звукозаписи одна за другой отказываются от контрактов с ним. Синатра находит спасение во втором браке и - в кинематографе. В конце 50-х голос у певца восстанавливается, и он с группой других эстрадных знаменитостей становится первой достопримечательностью Лас-Вегаса.

Существует немало домыслов, слухов и публикаций о связях Синатры с организованной преступностью и игорным бизнесом. Расследованием даже вплотную занималось ФБР. Не нашли ничего. Но какие бы скандалы и сплетни ни окружали имя Синатры - остается только его завораживающий баритон, его песни. Свой последний концерт Фрэнк Синатра дал в 1994 году, почти четверть века спустя после того, как официально объявил о завершении артистической карьеры. Но и в тот день так же молоды были его знаменитые голубые глаза, так же сочно звучал голос.

Фрэнк Синатра, отмеченный поцелуем Божьим, избалованный славой, богатством и женщинами, ушел от нас семь лет назад. Недавно одна британская похоронная компания составила хит-парад песен, заказываемых для церемонии прощания с усопшими. Первое место в этом списке заняла песня в исполнении Фрэнка Синатры «Мой путь».

В девяностый день рождения певца компания звукозаписи "Capitol/EMI" выпускает двойной CD-альбом, на котором записаны 28 дуэтов Синатры с самыми известными певцами и музыкантами Запада.

Юрий Жигалкин: Своими мыслями о феномене Фрэнка Синатра я попросил поделиться моего коллегу Бориса Парамонова.

Борис Парамонов: Несомненно, Синатра - явление сугубо американское, и он эстрадный певец, но и то, и другое давно уже приобрели сверхнациональный резонанс. Нельзя отрицать, что американская массовая культура - а этот термин сейчас употребительнее, чем старое слово «эстрада», - вышла далеко за пределы Соединенных Штатов. Все это связано с колоссальным развитием индустрии развлечений, а Америка тут на первом месте. Второе, что нужно помнить, когда мы говорим о феномене массовой культуры: это явление, ставшее возможным в массовом обществе, причем в развитом массовом обществе, - а это и есть определение демократии. Интереснейший нюанс: демократия, Америка в особенности, породила культ звезд. Иногда кажется, что звезды - суррогат отсутствующей в демократическом обществе аристократии, но бесспорно другое: звезда - а Фрэнк Синатра, несомненно, был звездой первой величины - метафора самой демократии, такого общества, в котором добиться успеха можно, отнюдь не обладая древней родословной или изначальным богатством.

Звезда в Америке - другое наименование страны неограниченных возможностей, показатель того климата, в котором достижения человека связаны исключительно с его собственными дарованиями. Можно сказать, что прародителем нынешней системы звезд был Наполеон - явление эпохи великой революции. Но в Америке, так сказать, идет непрерывная революция - всегда наличествует атмосфера, способствующая самым разнообразным инициативам. Человек талантливый и готовый работать всегда найдет себя в Америке. Вот этим подтекстом американская массовая культура и завоевывает мир - это обещание великих возможностей. К таким обещаниям не может быть глухо человечество, даже - и особенно! - если эти сигналы скапливаются в подсознании.

Юрий Жигалкин: Но это, если можно так выразиться, социально-культурная проекция Фрэнка Синатры. А что, как вы считаете, в нем, как в певце, артисте, вызывало настоящую любовь миллионов?

Борис Парамонов: В Америке давно уже определяют Синатру одним словом - "голос". Знаете, когда говорят "книга", а не говорят какая, ясно, что имеется в виду Библия. Так и Синатра - "голос". Начать с того, что этот голос ни с чьим другим не спутаешь. Первый признак большого таланта - неповторимость, мгновенная узнаваемость.

В жизни Синатры однажды едва ни случилась трагедия - он потерял голос. Он упросил голливудских продюсеров дать ему роль в фильме, причем соглашался играть бесплатно. Этот фильм - «Отсюда в вечность», ставший американской классикой. Синатра получил премию "Оскар" за роль в этом фильме. И тут случилось чудо: к нему вернулся голос. Такая вот американская история.

Фрэнк Синатра - это голос Америки.

XS
SM
MD
LG