Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Соединенные Штаты намерены модернизировать ядерные боеголовки. Нью-йоркские транспортники угрожают остановить городские автобусы и метро


Юрий Жигалкин: Соединенные Штаты намерены модернизировать ядерные боеголовки. Нью-йоркские транспортники угрожают остановить городские автобусы и метро. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».

Соединенные Штаты намерены начать модернизацию своего ядерного оружия. После длительных дебатов конгресс решил выделить средства на разработку новых более надежных видов боеголовок.

Аллан Давыдов: В конгрессе Соединенных Штатов продолжаются вялотекущие дебаты о безопасном хранении и поддержке боеготовности существующих национальных ядерных арсеналов. За два последних года это обсуждение дважды оживлялось тем, что законодатели стопорили предложения администрации Белого дома о разработке новой боеголовки предназначенной для уничтожения глубоких бункеров. В ноябре после короткого обсуждения конгресс выделил 25 миллионов долларов на исследования по модернизации существующих ядерных боеголовок. Администрация бьет тревогу по поводу ненадежности американского ядерного арсенала, боеголовок, разработанных десятилетия назад, во времена "холодной войны". Если эта работа пройдет успешно, то не исключено, что США в будущем израсходуют миллиарды долларов на замену значительной части существующего арсенала.

Соединенные Штаты не проектировали и не строили новые ядерные боеголовки с конца 80-х годов, а также не проводили испытаний с 92-го года. Сторонники предлагаемой программы утверждают, что появление новых боеголовок, сконструированных по современным технологиям, существенно освежит и обезопасит стареющий арсенал, который требует все более сложного и дорогого ухода.

По мнению исполнительного директора вашингтонской Ассоциации по контролю над вооружениями Дэрила Кимбалла, предлагаемая администрацией программа таит в себе как минимум две проблемы.

Дэрил Кимбалл: Во-первых, в случае создания новой боеголовки, пусть даже для выполнения прежних задач, это все равно будет новое оружие, и, чтобы подтвердить его большую эффективность, кому-то захочется провести испытательный ядерный взрыв. Во-вторых, если конгресс не будет осуществлять очень строго надзора за программой, она может стать средством не обычной замены, а создания нового типа боеголовок. Именно к этому сводится дискуссия. Перспективы программы до сих пор неопределенны. Финансирование - слабое. По просьбе конгресса министерство энергетики, отвечающее за контроль над ядерными арсеналами, готовит доклад о степени надежности предлагаемой программы. Но лично я и мои коллеги в Ассоциации по контролю над вооружениями не видим необходимости в такой программе. Мы считаем, что существующие арсеналы могут надежно храниться сколь угодно, они совершенно безопасны с точки зрения предотвращения инцидентов, а постепенное их сокращение удешевит хранение. Появление же новых боеголовок может осложнить решение глобальной проблемы распространения ядерного оружия.

Аллан Давыдов: Сегодня эксперты ждут, когда министерство энергетики представит в конгресс соображения о том, насколько серьезную угрозу может представлять стареющее ядерное оружие и насколько эффективной может стать его модернизация.

Юрий Жигалкин: Сообщение о том, что Соединенные Штаты готовы начать работы по созданию нового поколения более надежных ядерных боеголовок, совпало с заявлением Пентагона о том, что в среду в Тихом океане было проведено успешное испытание ракеты-перехватчика - ключевого компонента национальной системы противоракетной обороны. Прокомментировать эти события я попросил Джона Пайка, известного американского политолога, главу исследовательской организации «Глоубал Секьюрити».

Господин Пайк, не исключено, что сообщение о готовности США разрабатывать новое поколение ядерных боеголовок может вызвать негативную реакцию: зачем улучшать свой ядерный арсенал, если США никто не угрожает? Как бы вы ответили на этот вопрос?

Джон Пайк: Американский подход к идее необходимости нового ядерного оружия претерпел принципиальную ревизию. Всего несколько лет назад Пентагон рассуждал о необходимости нового класса ядерных зарядов, которые бы могли достать спрятанные глубоко под землей бункеры, эта идея была встречена почти единодушной критикой, и военные от нее отказались. Сейчас разговор идет о модернизации устаревших технологий ядерных зарядов, которая поможет сделать ядерное оружие менее, если так можно выразиться, аварийно опасным. Такой подход едва ли заслуживает критики. Тем более что, с чисто стратегической точки зрения, Соединенные Штаты полагаются на ядерный арсенал все в меньшей степени, количество ракет и боеголовок кардинально сокращается. Реальная проблема, на мой взгляд, состоит лишь в том, что и после сокращений и у США и у России сохранятся обширные арсеналы, и их уничтожение займет длительное время.

Юрий Жигалкин: В среду впервые за три года было проведено успешное испытание антиракетной системы, сооружаемой по инициативе президента Буша вопреки протестам скептиков. Означает ли этот успех, что идея общенационального антиракетного щита все-таки осуществима?

Джон Пайк: На самом деле удивительно то, что, выбросив гигантские суммы денег на противоракетную систему, мы добились столь малого. В последних испытаниях военные даже не использовали реальную мишень, это был виртуальный перехват. Трудности, с которыми сталкиваются разработчики, показывают насколько тяжело разработать систему способную уничтожать межконтинентальные ракеты в полете. Но надо сказать, что некоторые компоненты этой системы доказали свою эффективность, например, антиракетные комплексы морского базирования, уничтожающие ракеты на взлете.

Юрий Жигалкин: Кстати некоторые наблюдатели говорят, что северокорейские и иранские ядерные работы доказывают мудрость Белого Дома, настаивающего на сооружении противоракетной системы.

Джон Пайк: Если вы обеспокоены действиями Северной Кореи - да, нам вряд ли удастся нейтрализовать их ядерный арсенал дипломатическим путем. Если же вас пугает Россия, то наивно надеяться, что нам удастся защитить себя от ее гигантского арсенала.

Юрий Жигалкин: Агенты службы безопасности в воздухе, сопровождающие инкогнито некоторые наиболее опасные рейсы, начнут в качестве эксперимента патрулирование железнодорожных вокзалов, пригородных поездов и поездов метро в шести американских городах. Несмотря на то, что американский общественный транспорт пока не был объектом крупных террористических атак, спецслужбы считают метро и автобусы слабым звеном в антитеррористической обороне и разрабатывают разнообразные планы из защиты: от установки систем тотального видеонаблюдения до мер устрашения - на некоторых станциях метро, например, дежурят полицейские с автоматами наизготовку. Внедрение в массу пассажиров вооруженных агентов в штатском вряд ли будет решающей мерой в нейтрализации террористической угрозы на транспорте, они наверняка не смогут сопровождать каждый автобус и вагон метро, главное, вселить в потенциальных террористов ощущение тревоги.

Долларом по сквернословию решила ударить администрация двух коннектикутских школ, оказавшаяся бессильной перед сравнительно новым феноменом: некоторые школьники все чаще прибегают к ненормативной лексике во время выяснения отношений с учителями. До сих пор учителям было нечего противопоставить хамству подопечных. Отныне любая нецензурщина, сорвавшаяся с языка ученика, автоматически влечет стодолларовый штраф, который выписывает полицейский, дежурящий в школе. Официальное обвинение: нарушение общественного порядка. В случае отказа платить штрафные санкции будут взыскиваться через суд. За месяц в двух школах были выписаны двадцать штрафов.

Сегодня миллионы нью-йоркцев готовятся к тому, что многие из них знают лишь по рассказам. Профсоюз работников общественного транспорта намерен в пятницу вывести на всеобщую забастовку тридцать тысяч водителей, кондукторов, машинистов метро, оставив горожан без основного средства передвижения. Последний раз подобная забастовка произошла двадцать пять лет назад и обернулась гигантскими потерями для города.

Владимир Морозов: Это шум митинга перед зданием Транспортного управления. Рабочие требуют, чтобы им повысили зарплату на 8%. Администрация соглашается на 3%. Президент профсоюза транспортников Роджер Туссо назвал такое предложение оскорбительным. Но большинство рабочих, занятых в частном секторе, просто мечтают, чтобы их так оскорбили.

Барбара: Нет, я транспортников не поддерживаю. На что им жаловаться?! Я бы и сама хотела иметь их зарплату. Они не должны бастовать.

Владимир Морозов: Сегодня шофер автобуса и машинист поезда метро получают в среднем 5 с лишним тысяч долларов в месяц, кондуктор метро - 4 с половиной тысячи, билетер - 4 тысячи 250 долларов, уборщик сабвея - 3 тысячи 300 долларов. Профсоюз транспортников, который насчитывает около 34 тысяч человек, считает, что этого мало. Если забастовка начнется, как будут добираться на работу жители огромного города?

Фрэд: Я перестрою свой график. Я декоратор и работаю один. На время забастовки оставлю заказчиков, которые живут поближе или которые могут платить за мое такси. Как-нибудь устроимся.

Владимир Морозов: Люди постарше хорошо помнят прошлую забастовку транспортников.

Вера: В 60 годах прошлого века в Нью-Йорке тоже бастовал транспорт. Я жила на 90-й улице, а работала на 130-й. Тогда климат в городе был гораздо холоднее. И ничего, ходила пешком. Зимой, по снегу.

Владимир Морозов: Намеченная профсоюзом акция протеста незаконна. Муниципальные рабочие и служащие, по законам штата, не имеют права бастовать. За нарушение на забастовщика может быть наложен штраф - двухдневная зарплата за каждый пропущенный день. Но не каждый администратор решится на открытую войну с профсоюзами. Тогда его больше никуда не выберут и не назначат. Городские газеты уже печатают объявления на случай забастовки. Школы Нью-Йорка будут открываться на два часа позже обычного, чтобы дети успели туда добраться. В будние дни машинам разрешат проезд по Манхэттену, только если в них сидят не менее четырех человек. Вот адреса площадей и улиц, где нужно собираться в ожидании попутки. И так далее и тому подобное.

На войне, как на войне…

XS
SM
MD
LG