Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Война с террором не может оправдать покушение на личные права американцев. В американских ресторанах и магазинах запрещают вход с детьми


Юрий Жигалкин: Война с террором не может оправдать покушение на личные права американцев, - заявляют сенаторы, заблокировавшие продление действия закона «Патриот США». «С детьми вход воспрещен» - новая тенденция в американских ресторанах и магазинах. Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».

Через четыре с лишним года после террористических актов 11 сентября американцы могут рассчитывать на большее уважение своих прав со стороны спецслужб, а правительство не должно надеяться на то, что расширенные полномочия, предоставленные спецслужбам для наблюдения за подозреваемыми, останутся в силе бессрочно. Об этом громко объявила большая группа сенаторов, заблокировавшая в пятницу вопреки призывам Белого дома продление действия закона «Патриот США». В чем, по мнению сенаторов, ущемляются права американцев? Слово - Аллану Давыдову.

Аллан Давыдов: Закон «Патриот США» был принят вскоре после терактов 11 сентября и обеспечил властям расширенные полномочия по отслеживанию и задержанию подозреваемых в причастности к терроризму. Действие Закона истекает в ночь на 1 января. Неделю назад межпартийная комиссия обеих палат Конгресса выработала модифицированный компромиссный вариант закона. Компромисс сводился к тому, что при сохранении основных положений закона существенно сокращался срок их действия, а также усиливались юридические гарантии защиты граждан от действий спецслужб.

Однако в минувшую пятницу 52-м сторонникам видоизмененного законопроекта в Сенате не хватило восьми голосов, чтобы поставить вопрос на голосование. Заблокировала голосование группа из 47 сенаторов во главе с демократом Рассом Файнголдом и республиканцем Лэрри Крейгом. Группа считает недостаточными такие уступки, как некоторое ограничение прав спецслужб на прослушивание телефонных разговоров подозреваемых и просмотр их библиотечных формуляров, медицинских карт и деловых бумаг. Оппонентов не устраивает даже сокращение более чем вдвое срока действия упомянутых положений. Они хотят продления закона «Патриот США» в его нынешнем виде с тем, чтобы в ближайшие месяцы придти к принятию намного более либерального варианта. Лидер сенатского большинства республиканец Билл Фрист не скрывает разочарования, но призывает законодателей продолжать обсуждение законопроекта.

Билл Фрист: Тем, кто еще сохраняет опасения по поводу законопроекта, я отвечу очень просто: нам следует больше опасаться террористов, чем этого компромисса по закону «Патриот США».

Аллан Давыдов: Некоторые сенаторы признаются, что отказаться от голосования по новому варианту закона их заставила публикация в пятничном выпуске газеты «Нью-Йорк Таймс». В статье утверждается, что президент Буш вскоре после терактов 11 сентября тайно уполномочил Агентство национальной безопасности Соединенных Штатов прослушивать международные телефонные разговоры и перехватывать международную интернетную переписку людей, находящихся на территории Соединенных Штатов, якобы, без полноценной санкции судьи, а она необходима для наблюдения за любым человеком внутри США. Мнение левого крыла отразил сенатор-демократ Эдвард Кеннеди.

Эдвард Кеннеди: Новый поворот событий заставляет нас отступить назад и не спешить с законом «Патриот США», который будет угрожать неприкосновенности прав наших граждан. Весь мир наблюдает за тем, как мы пытаемся найти баланс между сбором разведывательных данных и Конституцией.

Аллан Давыдов: Как поспешили заверить госсекретарь Кондолиза Райс и пресс-секретарь Белого дома Скотт Макклеллан, все действия президента строго укладываются в рамки закона и направлены на защиту американского народа от террористов. Сам Джордж Буш в своем интервью журналисту Джиму Лереру, сказал, что не намерен обсуждать действия органов разведки по защите страны, чтобы не дать затаившемуся врагу знать, какие против него будут приниматься меры.

Юрий Жигалкин: Почему продление действия дополнительных полномочий спецслужб вызывает такую оппозицию среди американских законодателей? Ведь антитеррористический закон не лишает американцев конституционных прав и свобод. На этот вопрос попытался ответить мой коллега Ян Рунов.

Ян Рунов: Сенатор-республиканец из Аризоны Джон Кил воззвал к совести сенаторов - противников закона.

Джон Кил: Не дай Бог, если произойдёт какое-нибудь террористическое нападение, от которого в законе «Патриот США» не была предусмотрена защита, и если правоохранительные или разведывательные органы не смогут нас оградить от терактов, мы - законодатели - должны будем ответить за это.

Ян Рунов: Тод Гациано, директор Центра юридических исследований Фонда «Наследие» высказал свою точку зрения по поводу споров в Сенате.

Тод Гациано: Суть разногласий в том, что большинство в обеих палатах Конгресса поддерживает идею компромисса с тем, чтобы продлить действие закона «Патриот США», сделав некоторые его положения постоянными. Но очень активное и шумное меньшинство хочет помешать этому, затянуть дебаты. Они настаивают на кратковременности действия закона. В принципе, разногласия чисто партийные, политические. Среди противников продления закона очень мало республиканцев, зато много либеральных демократов. Причём, даже они не отрицают положительных сторон закона, благодаря которому была реорганизована вся разведывательная структура и усовершенствована правоохранительная система. Лишь отдельные положения из чисто политических, партийных соображений превратно истолкованы, а их недостатки преувеличены.

Ян Рунов: Насколько подкрепил позиции противников продления закона скандал с подслушиванием телефонных разговоров американским Агентством национальной безопасности NSA?

Тод Гациано: Я не думаю, что факт прослушивания подозрительных международных телефонных разговоров как-то помог критикам президента Буша. Наоборот, их позиции в конце концов окажутся очень шаткими, поскольку речь идёт о нашей национальной безопасности.

Ян Рунов: Это был Тод Нациано из Фонда «Наследие».

Генерал-майор в отставке Роберт Скейлс по поводу новых обвинений в адрес Буша заметил.

Роберт Скейлс: Важно помнить, что сразу после 11 сентября в течение нескольких месяцев огромные потоки информации прошли через NSA. В основном это были перехваты телефонных и электронных контактов лиц из стран Ближнего Востока с гражданами США. Президент разрешил перехваты, касающиеся нескольких сот человек, которые, возможно, посылали данные иностранным агентам за границей. Речь идёт об очень небольшой, исключительной группе людей в нашей стране, за которыми надо было следить, чтобы предотвратить другие теракты наподобие тех, что произошли 11 сентября.

Юрий Жигалкин: Это был репортаж Яна Рунова.

Как известно, многие родители не могут сказать своим детям «нет», особенно этим отличаются американские городские родители, многие из которых считают, что запретам нет места в системе воспитания свободного человека. Однако неожиданно этому педагогическому постулату поколения бебибумеров бросила вызов жизнь, точнее - решительные владельцы некоторых ресторанов и магазинов, натерпевшиеся от разнузданности детей-посетителей. Владелец чикагского кафе «Вкус рая», вывесивший на дверях объявление «Дети всех возрастов должны прилично себя вести», стал объектом многочисленных публикаций в прессе и шумных дебатов клиентов. Инициативная группа родителей призвала к бойкоту заведения, довольные бездетные стали патронировать кафе с удвоенной энергией. Тем временем, более смелые объявления появляются на дверях все большего числа ресторанов: «У нас есть зал только для взрослых». И эта тенденция породила дебаты о воспитанности американских детей и их родителей.

Рассказывает Рая Вайль.

Рая Вайль: Американские дети привыкают к путешествиям и дорожным ресторанам, можно сказать, с пеленок. И не только в таких традиционно семейных заведениях, как «Макдональдс» или «Бюргер-Кинг», но и в лучших ресторанах и кафе Нью-Йорка к присутствию детей все давно уже привыкли. Но если еще недавно, рядом с меню при входе висели объявления «Дети приветствуются», то теперь их сменили другие: «Дети всех возрастов должны вести себя в ресторане пристойно». А когда хозяин одного кафе в Бруклине попросил родителей разбушевавшегося 3-летнего малыша вывести его покричать на улицу, жители этого района объявили ему бойкот...

Говорит 52-летняя Рэйчел…

Рэйчел: Я понимаю и тех, и других. Конечно, родителям хочется посидеть в тихом, уютном месте с детьми, и, конечно, они не могут мгновенно заткнуть им рот, если дети кричат. А дети, особенно маленькие дети, кричат часто, и это мешает другим. И если хозяин пытается как-то с этим бороться, я его не осуждаю...

Рая Вайль: Сама Рэйчел ходит со своей 6-летней внучкой повсюду: в музеи, на выставки и, конечно, в рестораны.

Рэйчел: Это неправда, что американские дети не умеют вести себя в общественных местах, как недавно писала «Нью-Йорк Таймс». Я много путешествовала, и могу сказать, что наши дети ничем не отличаются от детей в других странах. Одни умеют себя вести, другие всех кругом раздражают. Но это проблема не страны, а родителей.

Рая Вайль: Статья в «Нью-Йорк Таймс», о которой упомянула Рэйчел, озаглавленная «Неуправляемые дети в ресторанах», вызвала бурную реакцию родителей.

Говорит 28-летняя Стефани…

Стефани: Я считаю, что мы можем ходить с детьми туда, куда пожелаем, и никто не может нам этого запретить. Другое дело, что детей нужно обучать хорошим манерам. Если они не умеют вести себя в ресторане или в любом другом общественном месте - это вина родителей, которые позволяют им садиться на голову себе и другим.

Рая Вайль: Что касается этих "других", то я сама была свидетелем того, как одна дама в итальянском ресторане на вопрос, какой зал она предпочитает - курящий или некурящий, сразу сказала: "Любой, только, чтоб детей не было".

Говорит 32-летняя Дафни из Квинса.

Дафни: Дети должны ходить в те рестораны, которые приспособлены для детей, где для них есть специальный высокий стул, где им дают карандаши и бумагу для рисования. Для меня это главный показатель. Если в ресторане нет такого стула - значит, этот ресторан не для нас.

Рая Вайль: Возвращаясь домой, я зашла в небольшой семейных ресторан на Бродвее. Народу было много, в том числе и детей, но никакого антисоциального поведения среди них не наблюдалось. За столиком рядом со мной, на высоком стуле, сидела очаровательная четырехлетняя девчушка, и, высунув от напряжения язык, что-то старательно рисовала подаренными ей при входе цветными карандашами.

XS
SM
MD
LG