Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Россия - вновь в эксклюзивном клубе несвободных государств - вывод американской правозащитной организации. Эксперты критикуют избрание человеком года журнала «Тайм» знаменитого рокера


Юрий Жигалкин: Россия - вновь в эксклюзивном клубе несвободных государств - вывод американской правозащитной организации. Эксперты критикуют избрание человеком года журнала «Тайм» знаменитого рокера. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке», у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.

Согласно более чем 30-летней традиции, американская правозащитная организация «Freedom House» опубликовала свой очередной предновогодний отчет о степени состояния прав и свобод в странах мира в уходящем году.

Рассказывает Аллан Давыдов.

Аллан Давыдов: Ежегодный глобальный рейтинг свободы, составляемый «Freedom House», складывается из оценки положения с политическими правами и гражданскими свободами в каждой стране мира. Оценка проводится по 7-бальной шкале, делящей страны на три группы - свободные, частично свободные и несвободные. Согласно отчету, число стран, считающихся несвободными, сократилось за минувший год с 49 до 45. Документ фиксирует повышение степени свободы в восьми странах и на одной территории.

Наряду с появлением признаков демократии на Ближнем и Среднем Востоке, самые заметной переменой эксперты «Freedom House» считают переход Украины из категории частично свободных стран в категорию свободных, Узбекистан, напротив, перешел в разряд обладателей самого низкого показателя свободы. Соседняя центральноазиатская республика Кыргызстан из несвободной стала частично свободной. Несколько продвинулись вверх в рейтинговой таблице Грузия, Латвия и Литва. В целом же на постсоветской территории 2005 год принес общее снижение уровня свободы.

В комментарии к отчету «Freedom House» говорится, что во многих странах этой части мира призрачными выглядит перспектива состязательных выборов независимой прессы, активного гражданского общества, энергичной оппозиции и власти закона. Аналитики «Freedom House» считают, что в 2005 году значительно укрепились демократические тенденции в Украине и Грузии, однако перемены там вкупе с событиями в Кыргызстане понуждают авторитарное руководство соседних стран к мерам, затрудняющим развитие подлинно гражданского общества.

В Азербайджане, Узбекистане, Белоруссии и в России в этом году взята на вооружение политика, не только препятствующая развитию демократической оппозиции, но и ограничивающая деятельность неправительственных организаций и других институтов гражданского общества. Наиболее заметное место в этой группе стран занимает Россия.

Года назад «Freedom House» перевел Россию из частично свободных стран в несвободные. Причиной послужили действия правительства Путина, направленные на маргинализацию политической оппозиции, расширение политического контроля над СМИ и подрыв независимости и правосудия. «Freedom House» указывает на продолжение этой тенденции в 2005 году. В конце года российское руководство предложило законодательные меры по жесткому ограничению деятельности исследовательских и правозащитных организаций и других членов неправительственного сектора, особенно тех, которые получают финансовую поддержку из-за рубежа.

Юрий Жигалкин: О ежегодных рейтингах свободы в мире рассказывал Аллан Давыдов. Год назад Россия впервые за постсоветские годы была отнесена экспертами к категории несвободных обществ. В этом году она укрепила свои позиции в группе несвободных стран. Какие тенденции больше всего беспокоят американских правозащитников? Мой собеседник - сотрудник организации «Freedom House», один из авторов исследования Кристофер Уолкер.

Кристофер Уолкер: Самую серьезную тревогу вызывает тот факт, что власти продолжают ослаблять независимые институции в России, прежде всего, прессу. В России не осталось, по сути, ни одного центрального электронного средства информации, позволяющего себе критику власти. Мало того, наши опросы показывают, что российские журналисты становятся жертвой самоцензуры, они избегают журналистских расследований. Некогда сильные общественные, гражданские организации испытывают беспрецедентное давление со стороны властей. Судебная система еще более ангажирована, чем в прошлом. Все это делается во имя борьбы за стабильность, во имя борьбы с коррупцией, но печально то, что власти ослабляют те самые инструменты, которые доказали свою действенность во всем мире, которые способны помочь справиться с основными проблемами сегодняшней России, в том числе, с коррупцией.

Юрий Жигалкин: Интересно, что ослабление демократических институтов в России явно противоречит глобальным тенденциям. Вместе с ней в категории несвободных сейчас лишь 21 процент всех стран. И этот процент постоянно уменьшается?

Кристофер Уолкер: Действительно, в глобальном контексте, движение к демократии - неоспоримая данность. Государства становятся более открытыми, стабильный избирательный процесс заставляет правящие партии действовать с оглядкой на избирателя, увы, отступление демократии лишило россиян и этой возможности. В России не существует сколько-нибудь заметной оппозиции партии «Единая Россия», а у потенциальных соперников нет возможности заявить о себе, потому что нет свободной прессы, которая в демократическом обществе обеспечивает фундамент здоровой политической конкуренции.

Юрий Жигалкин: Как вы считаете, Россия будет продолжать смыкаться с недемократическим меньшинством или все-таки последует за глобальной демократической тенденцией?

Кристофер Уолкер: В некотором смысле, выбор остается за россиянами. Сегодня для многих из них стабильность ассоциируется с Путиным, и они голосуют за его союзников, это реакция на тяготы ельцинских времен. Но в перспективе только демократия сможет обеспечить стране нормальный уровень жизни, здоровый общественный и экономический фундамент. Это аксиома, подтверждаемая вновь и вновь. К сожалению, в российском случае наблюдается тенденция ослабления демократии, создаваемые там сейчас институции обеспечат движение страны в сторону от демократии.

Юрий Жигалкин: Рейтинг России как несвободного государства комментировал сотрудник правозащитной организации «Freedom House» Кристофер Уолкер.

Коротко о новостях дня и о том, почему многие критикуют филантропические порывы лидера группы U2 Боно.

«Лукойл» - единственный из заметных российских концернов, оперирующий на территории Соединенных Штатов - оказался потенциально причастным к незаконному повышению цен на бензин в одной из нью-йоркских бензоколонок, принадлежащих российской нефтяной фирме. В понедельник нью-йоркская прокуратура объявила о том, что она оштрафовала на 63,5 тысячи долларов несколько бензозаправочных станций, уличенных в искусственном завышении цен на бензин сразу после урагана «Катрина», когда ощущался дефицит горючего. Несмотря на то, что эта кара вряд ли будет обременительной для нарушителей, и им удалось избежать уголовных обвинений - подобные коммерческие махинации рассматриваются в Нью-Йорке в рамках гражданского законодательства - причастность к манипуляции ценами второй раз привлекла внимание прессы к деятельности «Лукойла» в Америке. Первой новостью два года назад было открытие бензоколонки «Лукойла» в Нью-Йорке президентом Путиным.

В то время как профессионалы, политологи и историки готовятся по традиции назвать главные события уходящего года, потребители новостей - американцы - уже высказались относительно того, что выглядело самым важным для них. Критерий - темы, вызвавшей самые бурные обсуждения на работе. Согласно опросу фирмы «Лексис Нексис», самой животрепещущей темой года был ураган «Катрина» и его последствия, на этом сошлись 97 процентов опрошенных. Следующими по популярности были цены на бензин, ситуация в Ираке и трагические последствия цунами в Индийском океане. Террористические акты в Лондоне и назначение членов Верховного суда оказались в первой десятке тем, волновавших американцев, а замыкают ее матримониальные дела звезд поп-культуры: развод актеров Дженнифер Энистон и Брэда Пита и широко рекламировавшийся роман Тома Круза и Кэти Холмс. Интересно, что ярко вспыхнувшая любовь вызвала больший интерес, чем развод.

Заслуживают ли филантропические акции лидера группы U2 Боно чести, оказанной ему еженедельником «Тайм», назвавшего руководителя ирландской рок-группы одним из людей года за призывы простить десятки миллиардов долларов долга африканским странам? Этот вопрос с большой дозой скепсиса в голосе задают многие американские наблюдатели.

Рассказывает Ян Рунов.

Ян Рунов: Не слишком ли наивны политические взгляды Боно, призвавшего страны-кредиторы забыть о 40-миллиардном долге беднейших государств? Президент и председатель правления исследовательского фонда «Атлас Экономик» Алехандро Чафуэн понимает мотивы Боно, однако не совсем согласен ни с ним, ни с выбором журнала «Тайм».

Алехандро Чафуэн: Мы принадлежим к иудео-христианскому миру, в культуре которого большую роль играет тема прощения, в том числе прощения долга. Но при этом мы исходим из традиционных принципов морали, а эти принципы, к сожалению, часто не соответствуют сегодняшней реальности и потому бездумная доброта, в том числе прощение долга, порой могут принести больше вреда, чем пользы. Сторонники такого евангельского подхода не хотят слушать предупреждений о том, что в беднейших государствах царит коррупция. И получается, что мы, фактически не помогаем бедным людям, а субсидируем самые коррумпированные режимы в мире и этим закрываем двери для демократического развития в этих странах. Деньги разворовываются диктаторами и правительственными чиновниками. Вместо мирной торговли с соседними странами, коррумпированные режимы закупают на подаренные Западом деньги оружие, затевают войны, проматывают одолженные деньги... Поэтому прощение долга не всегда во благо.

Ян Рунов: Сам Боно и те, кто его поддерживают, не видят этого или не хотят видеть?

Алехандро Чафуэн: Я не хочу никого ни в чём обвинять, указывая пальцем, но среди людей искусства и среди филантропов довольно много наивных, которые хватаются за красивую идею. Господин Боно и журнал «Тайм» не поднимают на щит те государства, которые добились процветания.

Здесь надо различать две вещи. Срочная сиюминутная помощь вроде доставки вакцины или продовольствия может действительно спасти людей. Но богатые чаще предпочитают не непосредственную помощь определённой семье, а абстрактную, через правительство. Я думаю, богатые работники искусства должны помочь в распространении той социальной, экономической и политической системы, которая помогла богатым государствам стать богатыми. Такие как певец Боно или как создатель «Майкрософта» Билл Гейтс разбогатели благодаря западной законодательной системе, охраняющей права на интеллектуальную собственность. Мы в Америке часто говорим: не надо давать бедному человеку рыбу, а надо дать удочку и научить ловить рыбу. Филантропы и богатые государства должны думать не о многомиллиардной милостыне, а о том, как научить людей в бедных странах обеспечить свои экономические права, политические права, всегда идущие рука об руку, вместе.

Ян Рунов: Это был Алехандро Чафуэн, президент и председатель совета директоров исследовательского фонда «Атлас экономик».

Юрий Жигалкин: В то время как Боно пытается сэкономить африканским странам десятки миллиардов долларов, его менее удачливый коллега Майкл Джексон пытается сохранить принадлежащие ему права на песни «Битлз». Он приобрел эти права почти за 50 миллионов долларов в лучшие времена и в худшие времена заложил их. Сейчас его кредитор - частная инвестиционная фирма - требует их в оплату за 200-миллионный долг певца. Как говорят знающие люди, потеря прав на песни «Битлз» может превратить Джексона в банкрота. Сейчас ему наверняка требуется его старый оптимизм из песни «Помни времена».

XS
SM
MD
LG