Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Первая за четверть века забастовка работников общественного транспорта в Нью-Йорке. Чем американская интернетная компания напугала российские спецслужбы?


Юрий Жигалкин: Первая за четверть века забастовка работников общественного транспорта в Нью-Йорке. Чем американская интернетная компания напугала российские спецслужбы? Об этом - в рубрике «Сегодня в Америке».

Во вторник ньюйоркцы проснулись и тут же узнали из непрерывающихся чрезвычайных новостей о том, что в три утра вышли на забастовку работники общественного транспорта. Их профсоюз не согласен с требованием работодателя транспортного управления выплачивать один процент в счет своей медицинской страховки и отсрочить срок выхода на пенсию для новых работников до 62 лет с нынешних 55-ти. Для гигантского города метро и автобусы практически единственный способ передвижения. Миллионам горожан оставалось идти пешком по крепкому морозу, взять такси или остановить доброхота-водителя. Процесс поездки на работу занял у многих часы.

Моя коллега Рая Вайль перехватила нескольких ньюйоркцев.

Рая Вайль: В районе Всемирного Торгового Центра средних лет мужчина, несмотря на изрядный мороз, запыхался от быстрой ходьбы...

Житель Нью-Йорка: Это безобразие, то, что они устроили. Я уже три часа добираюсь до работы, а работаю сдельно, не приду - вообще не заплатят. Я считаю, что они не имеют право на эту забастовку. Профсоюз учителей и полицейские тоже ведут сейчас переговоры о новом контракте, и тоже пока ничего не добились, но они не бастуют. Никто не бастует. А транспортный профсоюз весь город сделал заложником.

Рая Вайль: У ньюйоркцев по поводу забастовки смешанные чувства. Одни винят профсоюз за то, что не ходят автобусы и сабвей, другие - транспортное управление, за то, что не смогло предложить своим работникам более выгодных для них условий трудового договора.

Говорит молодой человек по имени Пол Менхейм.

Пол Менхейм: Я живу в Манхэттене, а работаю в Бруклине. Пешком добраться туда я никак не могу. Но в деньгах я ничего не потеряю, просто этот день у меня вычтут из отпуска. Надеюсь, что это все скоро закончится. Трудно даже представить себе, сколько город на этом теряет. И никто не хочет уступить. Но и их можно понять, это крайняя мера, иначе их не услышали бы.

Рая Вайль: Бруклинский мост сейчас одно из самых оживленных мест, оттуда идут толпы в Манхэттен. Сам мэр Блумберг утром, в знак солидарности, шагал вместе со всеми. 50-летний Брайян приехал в Манхэттен на велосипеде...

Брайян: Живу я в Бруклине, работаю на Уолл-стрит, дорога заняла у меня час времени, так что я не ропщу. Мы, ньюйоркцы, ко всему привыкли. Я помню забастовку транспортников 25 лет назад, это был апрель 1980 года. Между прочим, во время той забастовки и началась мода на кроссовки у женщин. Тогда тоже пешком надо было ходить десятки километров, вот тогда все и сменили элегантные туфельки на каблучках на более удобную обувь.

На чьей я стороне? Обычно я на стороне профсоюзов, но на этот раз нет. И не только потому, что это создает неудобства для нас, пассажиров. Я понимаю, если б забастовку устроили санитары или медсестры в больницах, учителя... Да что говорить, у нас так много профессионалов, которые получают меньше, чем работники транспортного управления. И все только потому, что у представителей обеих сторон не хватило ума договориться.

Рая Вайль: Забавная деталь: тех, кто прошел Бруклинский мост, сотрудники Армии спасения встречают не только звоном колокольчика, но и печеньем с горячим какао. Как сказал Брайян, мелочь, а приятно.

Юрий Жигалкин: Через несколько часов после утреннего марша ньюйоркцев на работу верховный судья штата прибег по просьбе города к сильнейшему антизабастовочному средству. Поскольку, согласно законам штата, работники общественного транспорта не имеют права бастовать, он назначил миллионный штраф, который будет выплачивать профсоюз за каждый день забастовки. Штраф - двойную дневную зарплату - должен выплатить и каждый бастующий. Рассказывает Владимир Морозов.

Владимир Морозов: По законам штата Нью-Йорк, муниципальные работники не имеют права на забастовку. Но кто и почему лишил людей этого традиционного средства борьбы за свои права? Я задал этот вопрос Николь Джелайнас, сотруднику частной независимой организации Manhattan Institute.

Николь Джелайнас: Забастовки запрещены законом, потому что остановка общественного транспорта ставит город в опасное положение. Люди пытаются добраться на работу на своих машинах. Улицы забиты, по ним не проехать "скорой помощи" и пожарным. Полиция расшивает заторы, ей некогда охранять город, и он становится более уязвимым для террористов и других преступников.

Владимир Морозов: Вместо забастовки для решения трудовых споров служат переговоры. Если профсоюз не может договориться с работодателями, то подключаются арбитраж и суд. Мисс Джелайнас, если по закону за каждый пропущенный день профсоюз могут оштрафовать на 25 тысяч долларов, а рабочего - на сумму размером в двухдневный заработок, то почему люди решились бастовать?

Николь Джелайнас: По-моему, это сделано, чтобы ослабить закон. Если организаторов акции и рабочих не накажут, это развяжет руки другим профсоюзам. Тогда учителя, мусорщики и все другие увидят, что они тоже могут приставить револьвер к виску городской власти и требовать что угодно, не опасаясь наказания.

Владимир Морозов: Шофер автобуса и машинист поезда метро имеют в среднем 5 с лишним тысяч долларов в месяц. Билетер, которому не нужно никакой квалификации, получает 4 тысячи 250 долларов. Плюс страховка здоровья и записанный в трудовой договор пункт о том, что их невозможно уволить. Транспортники живут куда лучше, чем люди, которых они перевозят. Но профсоюз, в котором 33 с лишним тысячи рабочих, продолжает тянуть одеяло на себя. Каков возможный исход конфликта?

Николь Джелайнас: Не знаю, все зависит от того, насколько сильными чувствуют себя власти штата, в частности - генеральный прокурор Нью-Йорка Элиэт Спитцер, который собирается выдвигать свою кандидатуру на выборах губернатора. Он представляет власти штата в суде.

Владимир Морозов: А пока суд да дело, потери Нью-Йорка от забастовки составляют до 660 миллионов долларов в день.

Юрий Жигалкин: Рассказывал Владимир Морозов.

Несмотря на отказ Соединенных Штатов ратифицировать Киотский протокол, направленный на сокращение выбросов в атмосферу парниковых газов, США, скорее всего, станут одной из первых стран, добившейся этого в реальности. Во вторник инициативу из рук скептичной центральной власти взяли в свои руки семь северо-восточных штатов, подписавшие договор о контроле за парниковыми газами, который установит квоты на выделение отработанных газов самыми крупными энергетическими предприятиями. Согласно этому документу, электростанции с две тысячи девятого года будут обязаны не повышать уровень вредных выбросов, а через десять лет начать их снижение и уменьшить их за пять лет на десять процентов. Как это сделать, не сократив выработку электричества пока никто твердо не знает. Но оптимистично настроенные штатные политики говорят, что налоговые льготы, возможность продавать неиспользованные квоты на выброс углекислоты стимулирует развитие новых технологий. Однако не все готовы принять на веру эти предсказания. Два штата - Массачусетс и Род Айленд - в последнюю минуту отказались подписать договор, подсчитав, что его осуществление может поднять стоимость электричества на десять процентов.

Во вторник дарвинизм одержал очередную судебную победу над теорией разумного создания. После нескольких недель судебного процесса, начатого родителями учеников средней школы небольшого пенсильванского городка Дувр, - они обвиняли местное управление образование в попытках протащить религиозные догмы в школьные учебники - судья решил, что теория разумного создания ни что иное, как замаскированное библейское учение. Поэтому ее преподавание в общественных школах незаконно. Пенсильванский судья не взялся оценивать научную весомость теории разумного создания, суть которой состоит в том, что жизнь слишком сложна, чтобы быть результатом эволюции, но, по словам судьи, на процессе было доказано, что эта теория в действительности - религиозный догмат. Многочисленные сторонники теории Дарвина приветствовали решение суда как торжество разума.

Интернетная компания «Гугл» вызвала негодование спецслужб нескольких стран, в том числе России, за то, что представила всем желающим бесплатный доступ к подробным спутниковым картам любой точки земной поверхности. «Гугл», в глазах сторонников интернетный революционер, открывший миллионам бесплатную телефонную и видеосвязь, выход на каталоги ведущих библиотек, кое-кому кажется подрывным элементом.

Слово Аллану Давыдову.

Аллан Давыдов: Любой умелый пользователь Интернета может бесплатно загрузить на свой компьютер сделанные со спутников фотоснимки практически любой точки земной поверхности. Качество и разрешимость снимков такова, что они позволяют различать очертания не только зданий, но и автомобилей. Всего 20 лет назад подобные снимки могли позволить себе только государства, точнее - их спецслужбы. Но открыв доступ массам к уникальной информации компания «Гугл» оказалась в двусмысленной ситуации, вызванной тревогой официальных лиц ряда стран о том, что фотографии «Гугл», попавшие в нежелательные руки, могут создать угрозу их национальной безопасности.

Так министр науки и техники Индии удивлен, почему интернетчики не спросили разрешения у правительства его страны на публикацию аэрофотосъемки ее ландшафта. Представители Южной Кореи выражают опасения передачей деталей изображения воинских частей. Таиландская служба безопасности говорит о намерении просить «Гугл» затушевать изображения уязвимых правительственных зданий. Российское агентство ИТАР-ТАСС цитирует генерал-лейтенанта ФСБ Леонида Сажина: «Террористам не надо заниматься рекогносцировкой целей. Теперь за них это делает американская компания».

В какой степени обоснована тревога друзей и партнеров Соединенных Штатов по поводу спутниковых цифровых снимков в открытом доступе? Об этом я спросил Джона Пайка, директора американского Исследовательского центра "Global Security".

Джон Пайк: Думаю, что сегодня невозможно контролировать этот процесс. Он будет регулироваться только силами рынка, на котором конкурируют интернет-компании. В то же время стоит вспомнить, что Организация объединенных наций еще лет 20 назад приняла резолюцию с требованием разрешить публикацию снимков земной поверхности, делаемых со спутников. Поэтому я считаю озабоченность открытым доступом фотографий земной поверхности абсолютно неуместной. Эти снимки на самом деле не представляют угрозы ничьим интересам национальной безопасности. Возможно, они могут представлять проблему лишь для диктаторов, которым есть что скрывать от собственного народа или от остального мира.

Аллан Давыдов: Судя по всему, такая открытость в эпоху Интернета неизбежна. Но, действительно, зачем упрощать задачу террористов?

Джон Пайк: Изображения, о которых идет речь, широко доступны по меньшей мере уже два десятилетия. Служба геологии, геодезии и картографии США делает и свободно публикует изображения куда лучшего качества. В течение всех этих лет не произошло ничего, указывающего на прямую связь упомянутых публикаций с ростом угрозы нашей национальной безопасности. Я не вижу оснований для озабоченности. Думаю, что оппоненты данной точки зрения просто зациклились на представлениях о мире, который ушел в прошлое.

Аллан Давыдов: Сказал Джон Пайк, директор американского Исследовательского центра "Global Security". Неизвестно насколько популярна новая услуга «Гугл» среди лиц, вызывающих опасения у спецслужб Индии, России и других стран. Многие же американцы воспользовались инновацией «Гугла», чтобы повесить в рамочке на стене фотографию своего дома, сделанную из космоса.

Юрий Жигалкин: Рассказывал Аллан Давыдов.

За несколько дней до конца года, музыкальные критики пришли к выводу, что титул самого популярного поп-музыканты года однозначно принадлежит Мэрайе Керри, чей диск «Эмансипация Мими», вышедший после шестнадцатилетнего творческого простоя, продержался дольше всех в списке музыкальных хитов...

XS
SM
MD
LG