Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Что может стоить профсоюзному движению незаконная забастовка нью-йоркских транспортников? Исполняется 60 лет Международному валютному фонду. Заметные победы в борьбе против рака


Юрий Жигалкин: Что может стоить профсоюзному движению незаконная забастовка нью-йоркских транспортников? Исполняется 60 лет Международному валютному фонду. Заметные победы в борьбе против рака. Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».

В четверг после громкого возмущения горожан и перед лицом угрозы уголовного преследования профсоюз транспортников принял решение прекратить трехдневную забастовку, не добившись уступок от нью-йоркского транспортного управления. Забастовка, почти единодушно названная нью-йоркской прессой прихотью богатого человека, - как выяснилось, транспортники зарабатывают гораздо больше других муниципальных служащих, - заставила многих задать вопрос о том, имеет ли право на жизнь в нынешней системе отношений профсоюзное движение.

Мой коллега Ян Рунов попытался найти ответ на этот вопрос.

Ян Рунов: Вот что думает вице-президент правозащитной исследовательской организации "Дом Свободы" Арч Паддингтон.

Арч Паддингтон: Я бы сказал, что нанесён сильный удар по организованному рабочему движению. Профсоюз потерял поддержку значительной части населения Нью-Йорка, во всяком случае в том, что касается права на забастовку. В Нью-Йорке много разных профсоюзов государственных служащих: профсоюзы полицейских, пожарных, учителей общественных школ, медсестёр городских больниц, муниципальных служащих… Но они не бастуют. Если время контракта истекло, стороны вступают в трудные, иногда долгие переговоры, прибегая к помощи посредников или арбитража. Транспортники, пойдя на забастовку, нанесли ущерб прежде всего самим себе, cвоему профсоюзу и рабочему движению в целом.

Ян Рунов: А нужны ли вообще сегодня профсоюзы в государственном секторе, если они лишены такого действенного рычага как забастовка?

Арч Паддингтон: Во-первых, они ведут переговоры с работодателем об улучшении условий трудового контракта. Во-вторых, это важный институт демократии, в котором лидеры избираются самими рабочими. В-третьих, профсоюзы играют важную роль в каждодневной организации труда. И, наконец, профсоюзы обладают большим политическим влиянием, с которым они ни за что не расстанутся. Они поддерживают того или иного кандидата на выборную должность, ту или иную партию, поддерживают не только голосами, но и финансами. Поэтому в общем и целом профсоюзное движение в Америке, в частности профсоюзы государственных рабочих и служащих, выживут. Единственным следствием транспортной забастовки станет полная дискредитация даже мысли о том, что государственные рабочие и служащие имеют право на забастовку.

Ян Рунов: Какой урок извлекли из этой истории не только профсоюзы, но и государственная администрация, и общество в целом?

Арч Паддингтон: Организованное рабочее движение должно признать, что это большая ошибка - объявлять забастовку против государства. Особенно когда речь идёт о полицейской, пожарной, транспортной службах, больницах, школах… Это - урок для профсоюзов. А для общества урок в том, что с профсоюзами надо вести честные, но жёсткие переговоры, и при этом давать понять, что общество не потерпит забастовок, и не потерпит, чтобы власти шли на уступки профсоюзу за счёт денег налогоплательщиков. А именно так чаще всего и бывает.

Ян Рунов: Тем временем в Нью-Йорке появилась угроза новой забастовки. Перед Новым годом истекает срок трудового соглашения медицинского персонала служб Скорой помощи в городских больницах. Согласия сторон по новому контракту добиться пока не удалось, и медики грозят прибегнуть к самым крайним мерам давления.

Юрий Жигалкин: Во вторник исполняется 60 лет одной из самых известных организаций - Международному валютному фонду. Заявивший о себе в последние два десятилетия как жесткий кредитор стран, переходящих к рыночной экономике, изначально МВФ был создан для обеспечения стабильности международной денежной системы.

О юбилее Международного валютного фонда я побеседовал с профессором Стэнфордского университета Михаилом Бернштамом.

Профессор, что можно сказать об успехах МВФ?

Михаил Бернштам: Статистика и факты, начиная с 1971 года по сегодняшний день, показывает, что те страны, которым помогал Международный валютный фонд, в экономику которых он вмешивался, потерпели экономическое поражение, и никаких исключений из этого правила нет. Такие страны, как Китай, отчасти Чили, в которых Международный валютный фонд не принимался, эти страны прекрасно развивались.

Юрий Жигалкин: Как бы вы объяснили эти результаты?

Михаил Бернштам: Дело в том, что Международный валютный фонд - это фактически Госплан в мировом масштабе. В мировом масштабе Госплан не работает, потому что условия в каждой стране разные.

Юрий Жигалкин: То есть у россиян есть повод винить в своих бедах отчасти и МВФ?

Михаил Бернштам: Основную ответственность в каждой стране, естественно, несет национальное правительство, и в России основную ответственность несет российское правительство. Рекомендации Международного валютного фонда, который у правительства 90-х годов пользовался большим влиянием и большим авторитетом, естественно, сыграли свою огромную отрицательную роль. Посмотрим на предысторию дефолта 1998 года. С одной стороны, для поддержания национальной валюты, для поддержания фиксированного курса Международный валютной фонд рекомендовал высокие процентные ставки, что правильно. С другой стороны, для того чтобы выплачивать очень большой долг, внутренний, нужны были низкие процентные ставки, потому что иначе правительство не справлялось с обслуживанием долга. Одновременно две эти задачи выполнить невозможно, значит, Международный валютный фонд каждый раз, давая рекомендации, не учитывал системного характера отношений в экономике.

Юрий Жигалкин: Можно представить, каким будет ваше юбилейное резюме по поводу 60-летия Международного валютного фонда?

Михаил Бернштам: Международный валютный фонд потерял повод для существования. Ему не нужно существовать, у него нет задачи, которая первоначально ставилась. Поэтому выдающиеся политические деятели и выдающиеся экономисты Соединенных Штатов уже давно призывают закрыть Международный валютный фонд.

Юрий Жигалкин: Говорил профессор экономики Михаил Бернштам.

Национальный Институт раковых исследований объявил об одном, возможно, из самых значительных американских достижений уходящего года. В стране упала смертность от многих распространенных видов рака, причем эта тенденция настолько утвердилась за последнее десятилетие, что американские медики даже решили установить новые цели на ближайшие пять лет.

Об этом феномене я побеседовал с профессором медицины Даниилом Голубевым.

Профессор, неужели пришло время сказать, что найден путь к победе над раком?

Даниил Голубев: Судите сами, в 2002 году по сравнению с 2001 годом всего за один год от всех видов рака в Америке умерли на 6 с лишним тысяч человек меньше, чем в предыдущий год. От рака предстательной железы умерло на 2700 человек меньше. От рака молочной железы - почти на 2 тысячи человек меньше. От рака толстого кишечника - на 1,5 тысячи человек меньше. А от рака легкого - на 1200 человек умерло меньше. И эта тенденция сохраняется в последующие годы.

Юрий Жигалкин: Что было самым главным фактором в этой успешной борьбе против рака?

Даниил Голубев: Во-первых, и это факт абсолютно бесспорный, резко уменьшилось число курящих, в том числе курящей молодежи. Курение - безусловный фактор провокации различных раковых заболеваний, в первую очередь, конечно, рака легких. Вторая причина - люди стали под влиянием медицинской пропаганды осторожнее относиться к солнечным лучам, поэтому уменьшились соответствующие кожные злокачественные новообразования. Потребление алкогольных напитков в общем уменьшается, а это тоже один из провоцирующих факторов. Следующий момент: все-таки потребляется меньше жиров - как один из факторов, который ведет, по крайней мере, к раку толстого кишечника. Хотя общее количество ожиревших нисколько, к сожалению, не уменьшилось. И это все на фоне того, что широко и, в общем, эффективно используются методы ранней диагностики.

Юрий Жигалкин: Насколько я понимаю, многие американские врачи считают, что именно достижения в диагностике предопределили скачок в падении смертности от рака?

Даниил Голубев: Америка сумела добиться в этой области резкого увеличения числа женщин, которые проходят маммографию для выявления ранних стадий рака молочной железы, одного из самых распространенных видов злокачественных новообразований. Намного чаще производятся цитологические исследования для выявления начальных стадий рака шейки матки. Мужчины часто, практически ежегодно в пожилом возрасте обследуются на наличие признаков рака предстательной железы. Вот это осязаемые достижения, которые позволяют снизить количество таких форм рака, которые лечить трудно.

Юрий Жигалкин: А что можно сказать о новшествах в лечении рака?

Даниил Голубев: Я полагаю, что исследования ведутся во всех направлениях. Синтезируются новые химиотерапевтические лекарства, которые постоянно апробируются. И надо сказать, что они очень эффективно замещаются более надежными формами по мере их появления. Это одно направление. Усовершенствуются методы диагностики. Вот те методы, которые несколько лет назад были недоступны, разного рода послойные томографии, сканирования и прочее, они сегодня настолько широко внедрены в практику, что даже и врачи, и больные иногда ропщут на то, что этих исследований слишком много. Вроде бы и нет оснований, а человека посылают на обследование или делают парамагнитный резонанс ему. Но - будем справедливы - принципиальных прорывов в биотерапии рака, вакцин очень мало. Только некоторые вирусные опухоли, которых, в общем, не так уж мало, но и не так уж много, достоверно вирусных. Например, папилломы, рак шейки матки - вот здесь вакцины апробируются, но еще далеко до их широкого применения.

Юрий Жигалкин: Говорил профессор Даниил Голубев.

Этот год был чрезвычайно удачным для Мэрайи Керри, которая благодаря последнему диску «Эмансипация Мими» и синглу "Don't forget about us" утвердила свое имя в первой тройке легенд поп-музыки. Ее сингл "Don't forget about us" («Не забудь о нас») стал семнадцатой композицией Керри взобравшейся на высшую строчку самым популярных хитов журнала "Биллборд". Большее число хитов числится лишь за Полом Маккартни и Джоном Ленноном.

XS
SM
MD
LG