Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Администрация Джорджа Буша называет политические достижения года. Импичмент Билла Клинтона согласно американским учебникам истории. Новый фильм Стивена Спилберга


Юрий Жигалкин: Администрация Джорджа Буша называет политические достижения года. Импичмент Билла Клинтона согласно американским учебникам истории. Новый фильм Стивена Спилберга. Обо всем этом - в рубрике «Сегодня в Америке» у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.

За несколько дней до Нового года Белый дом обнародовал список своих политических достижений в уходящем году. Среди успехов - утверждение нового председателя Верховного суда, принятие закона о банкротстве. Многие специалисты, впрочем, считают, что год был далеко не самым лучшим для администрации Джорджа Буша. Слово - Аллану Давыдову.

Аллан Давыдов: Каков, на ваш взгляд, реальный баланс достижений и провалов Белого дома в уходящем году? - об этом я спросил вице-президента вашингтонского Независимого центра изучения президентства Джея Паркера.

Джей Паркер: Естественно, что президенты всегда стараются напомнить о своих достижениях, зная о множестве желающих указать на президентские провалы и неудачи. Но если сравнить конец нынешнего года с его началом, то ряд очевидных плюсов в пользу Буша нельзя не видеть. Его администрацию долго критиковали в нежелании слушать советы и рассматривать различные варианты политики, особенно по Ираку. К концу года президент дал понять, что не только признал наличие проблем, но и привнес новые идеи и подходы к проблемам. Очевиден и другой плюс президента. Несмотря то, что ситуация в Ираке не совсем отвечает прежним прогнозам и надеждам, положение там начинает меняться. Недавние выборы в иракский парламент прошли практически без происшествий. Есть жалобы на процедуру выборов, но сама свобода обращений с такими жалобами и расследования по ним - говорят о заметном прогрессе в продвижении Ирака от тирании к демократии.

Аллан Давыдов: В число провалов президента относят неспособность администрации добиться продления закона "Патриот США", документа, принципиально важного с точки зрения Белого дома для ведения антитеррористической кампании?

Джей Паркер: Закон был принят сразу после 11 сентября 2001 года, когда надо было действовать немедленно. Продлевается же он в условиях нормальной политической борьбы, и Белому дому гораздо труднее добиться желаемого. В конечном счете, обсуждение закона «Патриот США» стало хорошим примером открытых дебатов, где все стороны могут участвовать привлекать общественное внимание и отражать расхождение в общественном мнении. Само завершение этого процесса принятием определенного законодательства, даже если президенту и не удается достичь всего, чего он хотел. Интересно и даже забавно наблюдать, как вашингтонских политиков считают самыми виноватыми. Но это не всегда дает полную картину того, что происходит и что не происходит. Одни не без некоторых оснований сетуют на серьезные проблемы в ближневосточной и восточноевропейской политике администрации. Другие осуждают подход президента к африканским проблемам. Но и те, и другие подталкивают администрацию к движению в правильном направлении - и с точки зрения не только интересов США, но и других стран.

Юрий Жигалкин: История импичмента президента Клинтона все шире освещается в школьных и университетских учебниках истории. Однако широта изложения и интерпретация зависит от возраста учащегося. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Семь лет - слишком малый срок для того, чтобы событие стало достоянием истории и слишком большой, чтобы оно по-прежнему значилось в категории современных. Неудавшийся импичмент Клинтона находится в «серой зоне». Тем не менее, в самых последних изданиях учебников для него нашлось скромное место. Мера подробностей зависит от возраста аудитории. Книга Макгроу Хилла «Американский путь», адресованная ученикам 6-8-х классов, содержит лишь краткое упоминание эпизода. «Хотя в целом все были согласны с тем, что президент солгал, - гласит учебник, - Конгресс разделился по вопросу о том, создает ли этот факт достаточное основание для импичмента». В книге для старшеклассников того же автора сюжет занимает пять абзацев и описывает отношения президента с практиканткой Моникой Левински как «сексуальные» и «ненадлежащие».

Напомним, что в январе 1998 года Билл Клинтон в показаниях под присягой Федеральному большому жюри отрицал факт наличия таких отношений и повторил эту ложь в телеобращении к нации.

Билл Клинтон: У меня не было сексуальных отношений с этой женщиной, мисс Левински. Я никого не просил лгать - ни разу, никогда. Это ложные обвинения. Мне необходимо вернуться к работе на благо американского народа.

Владимир Абаринов: В августе того же года он вынужден был признаться, что солгал. Однако он по-прежнему отрицал обвинения в препятствовании правосудию. В январе 2000 года Билл Клинтон в интервью телекомпании PBS попытался дать оценку своим действиям.

Билл Клинтон: Я не слишком много думал об этом. Возможно, когда я уйду в отставку, я найду время подумать. Я благодарен своим друзьям, своей семье и американскому народу за то, что они - не суть важно, по каким причинам - остались на моей стороне. Я уверен, что защитил Конституцию перед лицом серьезной угрозы. Я жалею, что сделал кое-что неправильно - это дало моим оппонентам повод попытаться опрокинуть лодку. Мне жаль, что так вышло.

Владимир Абаринов: Билл Клинтон стал третьим после Эндрю Джексона и Ричарда Никсона президентом США, которому угрожал импичмент.

Юрий Жигалкин: Коротко о некоторых из новостей дня и о смешанной реакции на новый фильм Стивена Спилберга.

Сердечные болезни одного из братьев или сестер должны служить тревожным сигналом для всех остальных. Согласно результатам американского исследования, обнародованного во вторник, вероятность того, что они станут жертвой инфаркта, паралича или закупорки сосудов повышается на 45 процентов у братьев и сестер больного. Интересно, что не существует подобной явно выраженной связи между сердечно-сосудистыми проблемами родителей и детей. У авторов исследования, опубликованного в «Журнале американской кардиологической ассоциации», нет достоверного объяснения этого феномена. Наряду с популярной генетической версией передачи сердечно-сосудистых заболеваний они не исключают и вариант искусственно созданной предрасположенности к сердечным заболеванием, например, в результате семейной привычки к вредной еде или нездоровому образу жизни. Совет врачей: если кто-то из ваших братьев или сестер страдает от сердечно-сосудистых болезней - вам необходимо перейти на диету, повысить физическую активность и бороться с высоким давлением.

Разговоры о кризисе - самая популярная тема, по словам знающих людей, в голливудских кулуарах. Доходы от продажи билетов сократились в 2005 году на 5 процентов, посещаемость кинотеатров упала на 6 с лишним процентов и, что самое неприятное, голливудским продюсерам и режиссерам все реже удаются блокбастеры. Кассовые провалы потерпели в уходящем году Рон Ховард, Ридли Скотт и Джейми Фокс. Один из самых дорогих фильмов в истории кино «Кинг Конг» пока не приносит ожидавшихся сборов.

Стоит ли Голливуд на пороге кризиса, вызванного апатией зрителя? Оптимисты говорят, нет, приводя в пример очередной фильм о Гарри Поттере, «Звездные войны» и «Войну миров», принесшие в этом году сотни миллионов долларов и заполнившие кинотеатры. Иными словами, зрители готовы идти на хорошие фильмы, но не потерял ли Голливуд рецепт этих фильмов?

Одним из самых ожидавшихся фильмов года был «Мюнхен» Стивена Спилберга. Этот фильм повествует о долгой охоте израильских спецслужб за палестинскими террористами, захватившими и уничтожившими израильских атлетов во время Мюнхенской олимпиады 1972 года. Новая работа Спилберга, сдержанно встреченная критиками, вышла на ограниченное число экранов. На ее премьере побывал мой собеседник кинорежиссер Слава Цукерман.

Слава, готовность Спилберга изложить историю одного из известнейших терактов и его последствий вызвала, как мы знаем, опасения относительно того, способен ли режиссер непредвзято подойти к этой теме. Ваши ощущения?

Слава Цукерман: Всем там очень просто. Идея простая, давно известная, еще рассказанная Достоевским в "Преступлении и наказании". Даже если ты убиваешь ради добра, если ты отвечаешь на удар ударом, ты не можешь победить, ты вызываешь еще больший удар обратно, и все это ведет только к трагедии. А главное - это разрушает того героя, который вступает на этот путь борьбы. И вот это разрушение личности, которая не может уже жить по-человечески после того, как он был убийцей, даже за благое дело, вот это в фильме показано довольно сильно.

Юрий Жигалкин: Одна из претензий к фильму заключается в том, что Спилберг ставит на одну, так сказать, моральную доску террористов и вершителей правосудия.

Слава Цукерман: Я думаю, это абсолютно неправильная постановка вопроса. Он же не судья и не прокурор, Спилберг, он кинематографист, он делает фильм. Он никого не оправдывает, он просто показывает логику своего героя. Герой, который убивает, он считает, что он это делает за благое дело, и он жертвует своей жизнью. Значит, со своей точки зрения, этот террорист прав. И тот, кто убивает этого террориста, тоже прав. Идея этого фильма вовсе не в том, прав или не прав террорист, это как бы второстепенная деталь этого фильма, это посылка для отсчета. Что хочет сказать Спилберг? Что даже тот человек, который абсолютно благородно ради правого дела, ради спасения своей страны шел убивать этих террористов, все равно результаты его борьбы только отрицательные. Один результат, что терроризм не только не исчез, а в результате еще больше вырос. А второй результат, что этот человек разрушил себя.

Юрий Жигалкин: А что можно сказать о чисто кинематографических достоинствах нового фильма Спилберга?

Слава Цукерман: В фильме огромное количество очевидных достоинств. Совершенно блестящий актерский состав. Спилберг может себе позволить снимать не звезд почти во всех главных ролях, великолепные европейские актеры, которых мы никогда до этого не видели, выступили, все интересные. Хотя бы поэтому фильм, с точки зрения искусства, интересен.

Опять же, как я говорил, он эмоционально воздействует. Конец фильма, особенно последние эпизоды, просто зал в абсолютно мертвом молчании был, включая меня. Мы молча выходили из зала, этот конец действительно ударяет тебя по морде, можно сказать.

Юрий Жигалкин: О новом фильме Стивена Спилберга "Мюнхен" говорил кинорежиссер Слава Цукерман.

Музыку к фильму написал самый ныне популярный кинокомпозитор Джон Уильямс.

XS
SM
MD
LG