Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Заместитель генпрокурора России сообщил об аресте двух обвиняемых в пособничестве боевикам, совершившим теракт в Беслане


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Багров.

Кирилл Кобрин: Заместитель генпрокурора России Владимир Колесников сообщил сегодня об аресте двух обвиняемых в пособничестве боевикам, совершившим теракт в Беслане. Колесников не назвал фамилии задержанных, отметив лишь, что они жители северокавказского региона. Зампрокурора сообщил также, что с октября по январь на территории Ингушетии убиты несколько боевиков, причастных к событиям в Беслане.

Владимир Колесников: Это граждане Хашиев, Албаков, а также их подельники Умаров Алихан, Лалахоев, Аушев, Хашиев и еще один, личность которого не установлена. Итого семь человек.

Кирилл Кобрин: Это был заместитель генпрокурора России.

Некоторые фирмы и компании, решившие помочь пострадавшим в результате теракта в Беслане, предпочитают не объявлять размер пожертвований. Они также сами обычно распределяют выделенные средства, а не перечисляют деньги на специально открытый государственный счет. Именно те благотворители, которые стараются избежать посредничества государства, оказались в зоне пристального внимания со стороны правоохранительных органов. Подробности в репортаже корреспондента Радио Свобода во Владикавказе Юрия Багрова.

Юрий Багров: В сентябре прошлого года президент футбольного клуба ЦСКА Евгений Гинер перечислил на счет благотворительного фонда "Новое поколение" более 2,5 миллионов рублей. Деньги предназначались для пострадавших в бесланской школе. По приезде во Владикавказ их лично раздал в детской больнице главный тренер ЦСКА, уроженец Северной Осетии, Валерий Газзаев. Каждому ребенку, находившемуся в лечебном учреждении, наставник армейцев вручил по 15 тысяч рублей. По 30 тысяч рублей руководство клуба выделило семьям погибших учителей.

Свою акцию Евгений Гинер и Валерий Газзаев не рекламировали. На благотворительности имя себе делать не собирались. Спустя неделю после поездки Валерия Газзаева в больницу главного бухгалтера фонда "Новое поколение" Юлию Рогову вызвали на допрос в МВД.

Юлия Рогова: Нарисовали дальнейшие действия. Если я халатно вела даже бухгалтерский учет, будет рассматриваться, как пособник терроризма, то есть меня, семью будут показывать по телевизору и с позором из республики выдворят. Когда это было сказано, это был из Москвы представитель, это было один раз, а до этого раза три-четыре. Претензии в том, что полученные деньги были не доведены до адресатов. У нас нет оправдательных документов, различных расходных ордеров, хотя мы говорили, что были списки. Эти списки были предоставлены, кто прислал эти деньги - непосредственно футбольный клуб ЦСКА.

Юрий Багров: Расследование продолжается до сих пор. О том, какие вопросы интересуют следствие, говорит исполнительный директор фонда "Новое поколение" Аслан Сагараев.

Аслан Сагараев: Из прокуратуры вернули материал обратно в МВД. МВД вменяется допросить Такоева, Гинера по таким вопросам - почему было принято решение перечислить средства именно на этот фонд? Кем принималось решение? На каком основании? Как определялись суммы - кому и сколько выплачивать? С кем было согласовано? Тут же следователь говорит: "Мне дал указания мой начальник". Его начальнику дал задание начальник выше - это замминистра внутренних дел, заместителю министра дал министр задание, а министру - кто может дать задание? Вот такая цепочка. В принципе, следователь особо и не скрывает. Говорит: "Мне это не интересно. Более того, я знаю, что все тут чисто и нормально. Другое дело, что на меня давят, с меня требуют. Я вынужден это делать". И вот эту цепочку он рассказал.

Юрий Багров: После бесланской трагедии предприятия и организации оказали помощь пострадавшим и их семьям, но довольно часто свою информацию благотворители вынуждены были засекречивать, чтобы избежать излишнего внимания со стороны правоохранительных органов.

Подобное внимание эти органы к благотворителям проявляли часто. Пивоваренная компания "Тиньков", пожалуй, наиболее популярная торговая марка в Северной Осетии. "Тиньков" - одна из многих компаний, оказавшая материальную помощь жертвам теракта в Беслане. Более 20 бесланских семей получили деньги от "Тинькова". Тимур Бутаев, руководитель интернет-ресурса Беслан.ру, считает что многие российские предприятия, помогавшие бывшим заложникам, засекречивают информацию из-за отсутствия соответствующей законодательной базы.

Тимур Бутаев: Поэтому многие организации не раскрывают ту информацию, касающуюся сумм, которую они перечислили пострадавшим. Есть, скажем, организации, которые просили у нас адреса. Мы потом у людей спрашивали: "Вам заплатили?" Нам неудобно спрашивать, организация сама тоже говорит: "Нет, мы не хотим, чтобы ни нашего имени называли, ни сумм".

Юрий Багров: В общественном совете Беслана говорят, что минимальная сумма помощи, оказанная бывшим заложникам и их семьям, 3 тысячи рублей. Эти деньги в первую же неделю выплатил учительский комитет, организация, объединившая преподавателей школы номер 1. На счет, открытый на частное лицо, деньги стали поступать со всего мира. Перечисления продолжаются до сих пор. Говорит сотрудник учительского комитета Виссарион Асеев.

Виссарион Асеев: Учительский комитет как посредник работал. На наш счет приходили именные деньги, письмо было, в котором говорилось кому и какую сумму распределить. Так мы работали. Было там и 100, и 200 долларов кому-то. Нам пришло 200 тысяч, там на две семьи было конкретно, чтобы мы отдали эти деньги. Мы по 100 тысяч каждой семье отдали, как было желание донора.

Юрий Багров: Североосетинские власти с сентября прошлого года пытаются убедить благотворителей перечислять все деньги на специальный счет, открытый правительством республики в банке "Развитие региона". Но деньги продолжали и продолжают поступать на счета учительского комитета и именные счета семей бывших заложников. Получается, что благотворители больше доверяют частным лицам, а не власти. Говорит глава администрации Правобережного района Северной Осетии Николай Ходов.

Николай Ходов: Вообще-то, это беда власти, что многие люди приходили и говорили: "Я хочу сам вручить". Боялись, что с этого счета они куда-то денутся. Это беда всего государства нашего. Многие приезжали и говорили: "Я не хочу регистрироваться. У меня с собой 5-10 миллионов. Я хочу их вручить. Кому?". Ему дают список пострадавших, пожалуйста, выбирайте. Они выбрали. Дают сопровождающего одного-двух, они едут по этим адресам сами. Многих мы просили, чтобы хотя бы списки, которым вы раздали, отдайте в общественную комиссию, чтобы они знали. Многие и это не сделали. Помогают, но не хотят, чтобы о нем говорили. Сами идут и смотрят по домам. Если хороший дом стоит - 10 тысяч хватит, через 2-3 дома лачуга, там жить негде, бедная семья - 300 тысяч.

Юрий Багров: Государственная помощь пострадавшим в ходе теракта была оказана только 3 месяца спустя. За каждого погибшего семья получает 100 тысяч рублей, раненые и тяжело раненые - от 25 до 50 тысяч. О том, какие суммы получили бывшие заложники по линии негосударственной помощи, узнать крайне сложно. Люди не говорят. Это вполне объяснимо. Многие боятся, что их упрекнут в спекуляции на собственном горе. Кроме того, в небогатой республике такие крупные суммы денег могут привлечь внимание криминальных структур. Конечно же, люди не хотят подводить своих благотворителей. Интерес правоохранительные органы почему-то проявляют, как правило, к тем предприятиям, фирмам, организациям, которые не хотят иметь дело с посредником в оказании помощи - владикавказским банком "Развитие региона". В Осетии хорошо известно, что этот банк имеет тесные связи с правительством республики.

XS
SM
MD
LG