Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Китай проводит активную демографическую политику против роста населения страны


Программу ведет Андрей Шарый. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шароградский.

Андрей Шарый: Население Китая составляет теперь 1 миллиард 300 миллионов человек – об этом с гордостью заявили китайские власти. Я приветствуют в студии программы «Время Свободы» моего коллегу Андрея Шароградского, востоковеда по образованию.

Андрей, вы несколько лет прожили в Китае, и если бы там остались, то сейчас население страны составляло бы 1 миллиард 300 миллионов и 1 человек.

Андрей Шароградский: Наверное, если бы я принял гражданство.

Андрей Шарый: Китай проводит очень активную демографическую политику, для того чтобы население страны не росло слишком быстрыми темпами. Скажите, в чем заключаются основные положения этой политики и насколько она успешна?

Андрей Шароградский: Цифра – 1 миллиард 300 миллионов человек – это действительно успех. Если бы этой политики не было, то население Китая сейчас точно превышало бы полтора миллиарда человек со всеми социальными и экономическими последствиями. Что же касается самой демографической политики, то она, в общем-то, формулируется в общих чертах довольно просто: одна семья – один ребенок. Эта политика была внедрена с начала 80-х годов, было официально заявлено, что, за исключением национальных меньшинств, китайская семья должна иметь только одного ребенка. Разумеется, это не касалось тех семей, где родилась двойня, тройня и так далее.

Андрей Шарый: Ну, хорошо, а если семья, имеющая ребенка, изъявила желание иметь еще одного, им могут запретить это сделать?

Андрей Шароградский: Да, могут запретить рождение детей. Если в семье появлялся ребенок, то глава семьи мог потерять свою работу, быть уволенным, семья могла лишиться какой-то социальной поддержки со стороны государства.

Андрей Шарый: А если отец или мать – члены партии?

Андрей Шароградский: Могли исключить, и таких случаев достаточно много. Особенно в начале 80-х годов таких случаев было много, потому что внедрение этой политики, принципа «один ребенок в семье» - это был достаточно тяжелый удар для китайцев, потому что в Китае семьи обычно большие, и структура семьи играет важнейшую социальную роль. В общем-то, во многом такая ситуация нарушила представление китайцев о семье, и это встречало достаточно серьезное сопротивление.

Андрей Шарый: Означает ли это, что в Китае сейчас нет многодетных семей?

Андрей Шароградский: Все-таки прошло только 20 лет, поэтому мы можем говорить о том, что средняя численность семьи сократилась – и есть цифры, подтверждающие это, – в среднем с 5 человек до 3,5. Я понимаю, это звучит немножко нелепо, но это достаточно серьезное сокращение. За последние 20 лет многодетных семей практически не появилось.

Андрей Шарый: В других странах, где обратная демографическая ситуация, государство придумывает разные стимулирующие способы для того, чтобы рождаемость возросла, - всякие кредиты молодым семьям на квартиры, пособия на ребенка, увеличение срока отпуска послеродового и так далее. Вы сказали о запретительных мерах, которые использовали китайские власти. А какие-то поощрительные инструменты придумало китайское государство, для того чтобы уменьшить рождаемость?

Андрей Шароградский: Если принять во внимание, в какой стране была введена эта политика, то, в общем, можно легко догадаться, что в основном это были запретительные меры. И какие-то довольно нелепые я видел фильмы, образовательные, где женщина, которая понимала, что она беременна вторым ребенком, шла добровольно на аборт, а все вокруг, кто знал, члены семьи ее очень поддерживали. Я видел эти фильмы, и они, на мой взгляд, с пропагандистской точки зрения очень слабые, но таких фильмов было много. И огромное количество было плакатов: «Одна семья – один ребенок!», в очень советском таком стиле.

Андрей Шарый: Верно ли я понимаю, что аборты – это ежедневная практика в Китае?

Андрей Шароградский: В общем, достаточно распространенная. Что касается контрацептивов, это тоже внедрялось. Я думаю, сейчас с этим гораздо легче, но тогда это внедрялось очень и очень тяжело. Слово «презерватив» было даже трудно произнести, когда внедрение этой политики было в самом разгаре.

Андрей Шарый: Андрей, как воспринимало и воспринимает эту политику обычное население? С пониманием к таким мерам государственным относятся, например, ваши знакомые?

Андрей Шароградский: Если бы в Китае численность населения была оптимальной, – что имеют в виду социологи, политики, – то Китай, безусловно, был бы сейчас доминирующей страной в мире. Потому что очень многие люди, приезжавшие из Китая, побывавшие в Шанхае, рассказывают о том, сколько там небоскребов, каких-то предприятий, магазины полны товаров, но я бы всегда это делил на численность населения – и тогда получаются цифры не настолько высокие. Я имею в виду, что нельзя сказать, что уровень жизни очень высокий, несмотря на все успехи экономические.

Так вот, по данным социологов, я слышал эти цифры из разных источников, если бы в Китае сейчас население составляло 600-700 миллионов человек, то это было бы оптимально. Мы знаем, что сейчас это 1 миллиард 300 миллионов, и можно себе представить, с какими трудностями сталкиваются власти. Поэтому разумная политика ограничения численности населения необходима для такой страны как Китай. А особенно после демографического бума, который пришелся на 60-70-е, когда Мао сказал: «Чем больше людей, тем лучше». На возражение о том, что это будут бедные люди, он говорил, что бедный человек более революционен, и это, в общем-то, был его принцип. Китай пожинает плоды этой политики.

И, конечно, соблюдение современной политики Китая должно сопровождаться очень серьезным контролем, потому что она имеет очень много негативных сторон. Важен социальный, культурный аспект, касающийся традиций китайской семьи, хотя и это меняется, потому что появляется все больше и больше людей с высоким уровнем жизни, которые хотят жить для себя – хотят иметь меньше детей. Во-вторых, традиционно китайцы хотят иметь сыновей: сын – это опора. И если, предположим, в распоряжении главы семейства есть средство определить пол будущего ребенка на достаточно ранней стадии беременности, то велика вероятность, что, если это девочка, они захотят избавиться от этого ребенка и попробовать следующего. Но результатом может быть довольно серьезный перекос в сторону мужского населения со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Кроме того, наиболее сложно эта проблема решается в деревнях, где люди, в общем-то, малообразованные. Хотя эта политика распространяется, разумеется, и на сельских жителей. Представьте себе, там рождается второй, третий ребенок, они не знают, куда идти, где делать аборты и так далее. Значит, они будут детей либо скрывать, а иногда доходит до страшного – они просто убивают детей родившихся, чтобы не выдать, что ребенок появился. Не раз правозащитники заявляли о принудительных абортах, особенно на ранней стадии вот этой политики «Одна семья – один ребенок», что, несомненно, является нарушением прав человека.

XS
SM
MD
LG