Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Польшу потрясли два скандала


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Алексей Дзиковицкий.

Андрей Шарый: Обвинение в сотрудничестве с коммунистическими спецслужбами журналистки газеты "Солидарность" Малгожаты Незабитовской, которая в Польше пользуется авторитетом непримиримого борца с авторитарным режимом, возобновило в стране общественную дискуссию о чистоте общественной жизни. Бывшие лидеры движения "Солидарность" выступили против публикации в прессе полного списка агентов коммунистических спецслужб, чего добиваются праволиберальные партии. По мнению противников такого шага, публикация списка вызовет непреодолимый раскол в обществе, а сторонники считают, что без полной ясности о прошлом невозможно очистить общественную жизнь в стране. Вероятно, правы и те и другие.

Алексей Дзиковицкий, Варшава: В конце минувшего года Польшу потрясли два скандала, оба связаны с политиками высокого ранга, бывшим и действующим, и с коммунистическим прошлым Польши. Люстрационный суд постановил, что спикер сейма Юзеф Алекси скрыл факт сотрудничества со спецслужбами Польской Народной Республики в 70-х годах. В результате Алекси ушел в отставку. Однако еще больший резонанс вызвал не скандал вокруг спикера, всем ведь было известно, что он бывший функционер Польской объединенной рабочей партии, а значит, связь со спецслужбами в данном случае выглядит почти нормально. Шоком была информация о том, что в архивах Института национальной памяти нашлись материалы о Малгожате Незабитовской, журналистке газеты "Солидарность", непримиримом борце с коммунистическим режимом, которая затем стала пресс-секретарем кабинета Тадеуша Мазавецкого, первого некоммунистического правительства в послевоенной Польше.

Из отснятого на микропленку личного дела Незабитовской следует, что она была завербована в первые дни военного положения, и под псевдонимом Новак доносила о настроениях в коллективе редакции еженедельника "Солидарность". Незабитовска сразу же заявила о том, что никогда не сотрудничала со спецслужбами, хотя и признала, что дважды встречалась с агентами, но завербована не была.

Малгожата Незабитовска: Я наверняка не подписала ничего, что можно было бы расценивать как согласие на сотрудничество. В жизни я всегда старалась быть честной и делать все для блага своей страны. Все, что теперь у меня осталось, это мое доброе имя, и я его уничтожить не позволю.

Алексей Дзиковицкий: По словам Незабитовской, ее личное дело - это подделка. То, что такие подделки имели место для того, чтобы не допустить выявления наиболее ценных агентов, подтвердил бывший руководитель управления охраны государства генерал Грамослав Чемпинский.

Грамослав Чемпинский: Возьмем, например, еженедельник "Солидарность". Там работало 50-60 человек, среди которых агентов, к примеру, было два, а личные дела спецслужбы заводили на 10 человек. Эти фиктивные документы составлялись для того, чтобы на различных уровнях службы безопасности не было известно, кто конкретно доносит, так защищались от утечек информации. Кроме того, это делалось на случай краха системы, чтобы новым властям трудно было выяснить, кого спецслужбы на самом деле завербовали, а кого нет.

Алексей Дзиковицкий: Судя по случаю с Малгожатой Незабитовской, запутать новые власти спецслужбам ПНР действительно удалось. Теперь дело Незабитовской находится в люстрационном суде, куда она обратилась по собственной инициативе, чтобы очистить свое имя.

Скандалы вокруг Алексы и Незабитовской стали причиной возобновления в Польше дискуссий над тем, стоит ли, как это сделали, например, в Чехии, сделать список бывших агентов коммунистических спецслужб общедоступным, ведь сейчас в Польше право доступа к своим делам имеют лишь лица, признанные потерпевшими от коммунистического режима.

Роман Гертых, лидер консервативной партии "Лига польских семей", которая внесла на рассмотрение сейма проект соответствующего закона, считает, что это необходимо.

Роман Гертых: Этот шаг позволил бы окончательно расквитаться с эрой коммунизма и посткоммунизма. В закромах архивов хранится еще множество дел, которые нужно сделать достоянием общественности.

Алексей Дзиковицкий: С ним согласен и лидер правой партии "Закон и справедливость" Ярослав Качинский.

Ярослав Качинский: В Институте национальной памяти есть огромный архив, доступ к которому должны иметь граждане, которые хотят знать историю своей страны или судьбу своего личного дела.

Алексей Дзиковицкий: Против того, чтобы сделать список бывших агентов общедоступным, как и следовало ожидать, выступили посткоммунисты и, к удивлению многих поляков, ряд бывших лидеров "Солидарности". По мнению бывших подпольщиков, такой шаг был бы равносилен взрыву бомбы. Нельзя измерять одной меркой тех, кто активно сотрудничал со спецслужбами для личной выгоды, и тех, кого заставили пойти на сотрудничество через угрозы и шантаж. Кроме того, многие данные в личных делах не соответствуют действительности. Пострадают невинные люди, с массовыми исками которых суды будут не в состоянии справиться, считает один из бывших лидеров "Солидарности" Владислав Расынюк.

Примечательно, что только каждый десятый поляк выступает за то, чтобы доступа к личным делам агентов не имел никто. 43 процента опрошенных поддерживают идею обнародования списка агентов, а каждый третий поляк считает, что доступ к архивам должны иметь, как это и предусматривает действующее законодательство, лишь потерпевшие от преследования спецслужб и ученые. Как бы то ни было, но те, кому обнародование списков агентов невыгодно, пока могут спать спокойно. Нынешний сейм, где посткоммунисты в большинстве, за принятие такого закона наверняка не проголосует. Пока, это значит до парламентских выборов, которые состоятся уже в этом году, и в которых, по всем прогнозам, победу одержат правые, а они уже заявляют о намерении провести в стране процесс декоммунизации.

XS
SM
MD
LG