Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Об идее конституционной монархии в Литве


Программу ведет Полина Ольденбург. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ирина Петерс.

Полина Ольденбург: Об идее конституционной монархии в Литве с историком моды Александром Васильевым беседует наш корреспондент.

Ирина Петерс: Непревзойденный знаток истории моды, Александр Васильев - парижанин, москвич и вильнюсец (здесь он живет в своем родовом гнезде - в уютном деревянном доме с садом) - является знатоком и самой истории, особенно европейской, и, как известно, отменным рассказчиком. Так что лучше, чем он сам, об идее конституционной монархии в Литве не расскажет никто.

Александр Васильев: Я уверен, что с точки зрения туризма и культуры восстановление Великого княжества Литовского было бы замечательным и важным ходом. Если бы в Литве был Великий князь, то, конечно же, свадьбы, похороны, крестины стали бы национальными праздниками - и это привлекло бы очень многих. Балет назвался бы Великокняжеским балетом.

Меня с точки зрения XXI века восстановление монархии в Литве не удивило бы совсем, но все-таки столько лет коммунистической пропаганды сделали слово "монархия" чем-то чудовищным, мохнатым. "Монархия" - что-то лохматое, замшелое, ужасное. Я же помню, как в советское время всех аристократов называли "бывший князь", "бывший граф". А графом нельзя быть бывшим, это же порода. Вы же не можете сказать "бывший боровик" или "бывшая лисичка". Сова остается совой, филин филином, аист аистом - и князь остается князем.

Литва была самостоятельным государством только в эпоху Великого княжества Литовского. Затем она всегда была не самодостаточной, была в союзе с кем-то - то с Польшей, то с Россией, то чуть-чуть с Германией, то теперь с Евросоюзом. И если Литва хотела бы своего возвышения, это сыграло бы ей только на руку. Почему мы берем без конца примеры из Скандинавии и забываем о том, что Швеция - это королевство, Дания - это королевство. Испания недавно стала монархией. Бельгия, Голландия, Люксембург и Англия - тоже королевства. Япония - это империя. И никого это не пугает.

Ирина Петерс: В самом центре Вильнюса, возле горы Гедиминаса, идет восстановление Дворца правителей времен Великого княжества Литовского. Строительство будет завершено через четыре года. По мнению Александра Васильева, там, во дворце, как раз и нужно будет поселить монарха.

Александр Васильев: Есть целый ряд таких семей, их около 20 родов, которые вышли от Гедиминаса. Можно рассмотреть все предложения и сделать это выборным путем.

Ирина Петерс: На днях я вновь встретила Александра Васильева в одном из вильнюсских кафе, где мы продолжили обсуждение экзотической - лишь на первый взгляд, по его мнению, - идеи монархизма.

Она красивая, да. Но реально общество, во-первых, не готово. Это стоит громадных денег - передел Конституции.

Александр Васильев: Ведь это же раз и навсегда. Это спасает от многих треволнений общество и дает, на мой взгляд, большую стабильность. Больше половины литовцев всегда голосуют за Бразаускаса, он у власти почти три десятилетия. Нельзя не увидеть монархическую нотку, потому что люди хотят стабильности, они не хотят потрясений. Они хотели бы фигуру, которая была всегда, зарекомендовала себя как человек мудрый, умеющий себя вести на международной арене.

Ирина Петерс: Это все красиво, но где же потомки Гедиминовичей, о которых вы говорили? Это же сейчас уже другие люди.

Александр Васильев: Извините, не обязательно брать из этой страны. Представьте себе, королева Бельгии - урожденная итальянка, королева Испании - гречанка, королева Швеции - немка. Если до этого дойдет дело, генетически он мог бы принадлежать к самой старейшей литовской династии. Это должен быть человек, не ангажированный политически, у которого есть здоровая семья, есть дети.

Ирина Петерс: Со своими идеями Васильев выступал и в передачах литовского телевидения. И какова реакция?

Александр Васильев: Да, стали сразу это обсуждать, что, может быть, в этом что-то есть. И я очень рад, что я бросил "кость", которая, может быть, через 10 лет обратится во что-то. Литве нужна идея. Войти в Евросоюз - мы уже вошли, и дальше что? Я думаю, что привлечь туризм надо оригинальностью: у нас есть замок, и там живет Великий князь.

XS
SM
MD
LG