Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Северная Корея отказался от участия в многосторонних переговорах о своей ядерной программе


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Владимир Абаринов, Андрей Шароградский и Ян Рунов.

Андрей Шарый: Северная Корея отказался от участия в многосторонних переговорах о своей ядерной программе. Северокорейское Министерство иностранных дел заявило о том, что участие в диалоге приостановлено на неопределенный срок, Пхеньян требует, чтобы Соединенные Штаты отказались от враждебного подхода к нему.

Владимир Абаринов: Заявление северокорейского МИДа стало первым публичным подтверждением наличия у Пхеньяна ядерного оружия. Однако Вашингтон к такому повороту был готов - сообщения на эту тему представители Северной Кореи делали и раньше в ходе двухсторонних контактов с американскими дипломатами. Конфиденциальный характер этих бесед позволял Пхеньяну эти сообщения впоследствии опровергать.

Последний раунд шестисторонних переговоров, в которых, помимо КНДР, участвуют США, Япония, Россия, Южная Корея и Китай, состоялся в июне прошлого года. Следующий был назначен на сентябрь, но Пхеньян отказался от участия в нем, ожидая результатов президентских выборов в США. Теперь, когда выборы прошло и правительство второго срока сформировано, администрация стремится вернуть Северную Корею за стол шестисторонних переговоров. Критики администрации считают, что она действует недостаточно настойчиво. Об этом, в частности, говорил влиятельный сенатор-демократ Джозеф Байден на слушаниях по утверждению Кондолизы Райс в должности государственного секретаря.

Джозеф Байден: В течение нескольких последних лет Северная Корея увеличила свою ядерную мощь на 400 процентов и в настоящее время, возможно, обладает 8 ядерными зарядами, которые она может испытывать, прятать или продавать предложившему самую высокую цену. Вы сказали, что это «неприемлемо». Что это значит? Что вы предлагаете, чтобы остановить эту растущую угрозу?

Владимир Абаринов: Представитель Госдепартамента Адам Эрели на днях подтвердил приверженность США шестистороннему процессу.

Адам Эрели: Соединенные Штаты намерены решать проблему северокорейской ядерной программы дипломатическим путем, совместно с другими странами региона, которые разделяют нашу озабоченность и ощущают угрозу в той же мере, что и мы. Вот почему мы избрали шестисторонний формат и готовы вернуться к переговорному процессу как можно скорее - не только мы, но и другие участники этого процесса, - за исключением Северной Кореи.

Владимир Абаринов: Эрели подтвердил, что в настоящее время в Пекине находится директор азиатского отдела Совета национальной безопасности Майкл Грин. Вопреки субординации, его принял председатель КНР Ху Цзиньтао, к которому президент Буш обратился с личным посланием. Американская сторона убеждает Китай повлиять на Северную Корею. В свою очередь, китайцы рекомендуют президенту США воздержаться от резких заявлений в адрес КНДР. В недавнем послании «О положении страны» такие заявления действительно отсутствовали. Что касается сообщения северокорейского МИДа, то на него госсекретарь Кондолиза Райс, находящаяся в Люксембурге, дала быстрый ответ.

Кондолиза Райс: Этот шаг лишь углубляет международную изоляцию Северной Кореи. Совершенно очевидно, что все ответственные члены мирового сообщества и особенно соседи Северной Кореи, поддерживают шестисторонний формат переговоров как способ решения северокорейской ядерной проблемы.

Владимир Абаринов: Как полагает американская разведка, Пхеньян разрабатывает сразу две ядерные программы - по обогащению урана и плутония. Кроме того, есть информация о том, что Северная Корея оказывает техническое содействие в этом вопросе другим странам.

Андрей Шарый: Сомнения в правдивости заявления корейского представителя остаются, но политические наблюдатели сходятся во мнении о том, что подобные заявления создают атмосферу нервозности, усиливают напряженность в мире. Как мировое сообщество должно действовать, чтобы не допустить расширения ядерного клуба? Мой коллега Андрей Шароградский беседует с бывшим министром иностранных дел России Андреем Козыревым.

Андрей Шароградский: Господин Козырев, исходя из вашего дипломатического опыта, можно ли верить подобным заявлениям, если они звучат из уст северокорейских лидеров?

Андрей Козырев: Я думаю, что надо относиться с большой осторожностью и долей скепсиса к содержанию заявлений. Но, конечно, с другой стороны, это не улучшает атмосферу вокруг северокорейской ядерной проблемы. И думаю, что это политическая ошибка, потому что как бы то ни было, но, конечно, это создает атмосферу неуверенности, нервозности и недоверия к Северной Корее.

Андрей Шароградский: А если представить себе, что ядерная бомба у Северной Кореи действительно есть, какие дальнейшие шаги может предпринять Пхеньян?

Андрей Козырев: Если бомба есть, то это один и крупнейших международных кризисов, этим должен заниматься МАГАТЭ в первую очередь, Совет безопасности ООН. И я думаю, что это создаст очень серьезную международную проблему.

Андрей Шароградский: Северная Корея уже не раз прерывала и возобновляла переговоры по своей ядерной программе, и для многих наблюдателей было очевидно, что Пхеньян просто тянет время. Насколько правильными были шаги международной дипломатии в этом контексте.

Андрей Козырев: Действия, мне кажется, были не очень эффективные и не очень хорошо скоординированные. Такое впечатление, что все-таки есть элемент такой - "лебедь, рак и щука". Хотя утешает и обнадеживает то, что все основные участники, в том числе Россия и Соединенные Штаты, и Япония, и Китай очень твердо до сих пор говорили принципиальное "нет" именно ядерному вооружению в Северной Корее и нарушению договора о нераспространении. Если под нынешними заявлениями есть хоть какая-то доля оснований, то я думаю, что эти державы, в соответствии со своими ранее заявленными позициями должны отреагировать, конечно, очень твердо и, видимо, задействовать механизм Совета безопасности.

Андрей Шароградский: Жесткость, о которой вы говорите, может предусматривать силовые методы?

Андрей Козырев: Твердость есть твердость, она может предусматривать различные методы. Но прежде всего сейчас, мне кажется, надо разобраться в ситуации, получить максимальную информацию по линии МАГАТЭ, по линии разного рода спецслужб, которые у всех этих государств есть, из нескольких источников информации. И потом надо принять решение, но решение, конечно, должно быть максимально совместным, единство должно быть международного сообщества. Прежде всего в данном случае речь шла бы о возникновении угрозы миру со всеми вытекающими из этого последствиями.

Андрей Шарый: О ядерной программе Северной Кореи с американским экспертом беседовал наш корреспондент в Нью-Йорке Ян Рунов.

Ян Рунов: На вопросы отвечает президент Пеннсильванского Института корейско-американских исследований Синджа Ким.

Синджа Ким: Ужe давно известно, какова ситуация, но в США и во всём мире явно недооценивали опасности, исходящей от Северной Кореи. То, что у северокорейских коммунистов есть ядерные бомбы, для экспертов не секрет, но интересен тот факт, что именно сейчас Министерство иностранных дел Северной Кореи объявило об этом. Выбран нужный момент для того, чтобы вынудить США согласиться на прямые и двусторонние переговоры между Вашингтоном и Пхеньяном. Ким Чен Ир рассчитал, что именно сейчас у США слабые позиции: Буш только начал второй срок президентства, его новая команда по национальной безопасности ещё не полностью готова к выполнению своих задач, не касающихся Ирака. А тут ещё, помимо Ирака, Буш всё больше занят проблемой Ирана. И в этот момент Северная Корея, так сказать, вываливается из шкафа, объявляя себя ядерной державой.

До сих пор администрация Буша отказывалась от двусторонних переговоров, возлагая надежды на Японию, Китай, Россию и других партнёров по решению проблемы. Теперь, как мне кажется, Белому Дому всё же придётся пойти на какие-то уступки и договариваться с Пхеньяном напрямую, поскольку, как не раз заявлял и сам президент Буш, и его ближайшие помощники, вопрос о применении силы против Северной Кореи не стоит на повестке дня. Америка действительно хочет разрядить обстановку путём мирной дипломатии и диалога. Но ситуация очень трудная.

Ян Рунов: Ожидаете ли вы, что США попросят Китай и Россию активнее содействовать решению проблемы?

Синджа Ким: Уже попросили. Майкл Грин - директор азиатского отдела Совета по Национальной Безопасности США - только что вернулся из Китая. Он вручил письмо президента Буша китайскому президенту о необходимости срочных мер, с тем чтобы не допустить распродажи северокорейских ядерных материалов. В Вашингтоне считают, что именно у Китая больше всего шансов повлиять на северокорейское руководство. В конце концов, северокорейские коммунисты сядут за стол переговоров, но теперь после официального правительственного заявления, у Северной Кореи больше козырей, тем более, что у неё есть и довольно мощные ракетные средства доставки ядерного оружия.

Ян Рунов: Это был Синджа Ким, президент Пенссильванского Института корейско-американских исследований.

XS
SM
MD
LG