Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

13 февраля исполнится ровно 60 лет со дня мощной бомбардировки британской авиацией города Дрездена


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Евгений Бовкун, Наталья Голицына и Юрий Векслер.

Андрей Шароградский: 13 февраля исполнится ровно 60 лет со дня мощной бомбардировки британской авиацией города Дрездена на востоке Германии, в результате которой город был практически полностью разрушен. После объединения Германии большую часть его исторического центра удалось восстановить. Рассказывает Евгений Бовкун.

Евгений Бовкун: Последний результат коллективных усилий - реконструкция церкви Святой Девы, чей колокольный звон вновь призывает жителей Дрездена на праздничные мессы и по другим торжественным случаям. С давних пор славился Дрезден своим хоровым пением, но в ночь с 13 на 14 февраля 1945 года оно было прервано гулом британских бомбардировщиков и свистом падающих бомб.

Невосполнимые потери понесла европейская культура. В Дрездене погибли произведения, составлявшие частицу духовных ценностей человечества, но, прежде всего, в пламени пожарищ сгорели тысячи людей. Трудно описать страдания тех, кто остался в живых. Конечно, многое изменилось в Дрездене, и, пожалуй, ничто так лучше не отражает произошедшие перемены, чем существование таких организаций как американский союз "Мир Дрездену" и английский дрезденский клуб, собиравших пожертвования на восстановление церкви Святой Девы. Купол ее вновь увенчал золотой крест, установленный на средства англичан.

Нет, жители Дрездена не забывают о прошлом, особенно в годовщины трагического события, проходящих под знаком примирения. Прошлое напоминает о себе и вылазками правых экстремистов. Современных последователей национал-социалистов послевоенное примирение не устраивает. Разжигая националистические настроения, национал-демократы сумели добиться успеха на прошлогодних земельных парламентских выборах. Их депутаты присутствуют в ландтаге, провоцируя общественность и политиков выходками, оскорбляющими память жертв гитлеризма.

В канун 60-летия бомбардировок перед жителями Дрездена не просто возникли призраки прошлого, новые всплески экстремизма сделали еще более очевидной необходимость коллективно противостоять ненависти прошлого.

Андрей Шароградский: 60-я годовщина бомбардировки Дрездена породила в Великобритании широкую полемику об ее оправданности, а также новые исследования причин этой бомбардировки. Из Лондона Наталья Голицына.

Наталья Голицына: Существует устойчивое представление, что Черчилль санкционировал разрушение Дрездена в отместку за разрушение Ковентри немецкой авиацией. Однако недавние исследования британских историков, в частности, таких известных как Фредерик Тейлор и профессор Харман, опровергают не только мнение о том, что бомбардировка была местью за Ковентри, но и два других окружающих это события мифа - что Дрезден был якобы безобидный, не имевший военного значения целью, и что в ситуации, когда победа союзников была очевидной, в его бомбардировке не было необходимости.

Как документально показал в своей работе профессор Харман, Черчилль не только не отдавал непосредственного приказа о бомбардировке Дрездена, но и упрекал за нее командующего британской авиацией, маршала авиации Харриса, как впоследствии он упрекал его и за бомбардировку Потсдама. Список германских целей для бомбардировок составлял лично Харрис.

По мнению британского историка, бомбардировка Дрездена была вовсе не бессмысленной местью, а частью стратегического плана подавления военного потенциала противника и создание паники и хаоса в его тылу. Фредерик Тейлор также пишет о Дрездене, как о серьезной военной цели. Да, в этом городе было сосредоточено множество беженцев и огромные художественные ценности. Однако эта Флоренция на Эльбе была и средоточием военных заводов. В городе находились учреждения, руководившие последним этапом нацистского сопротивления. Дрезден был крупным железнодорожным узлом, через который проходили на восток воинские эшелоны в попытке остановить наступление советской армии. А за 9 дней до бомбардировки Верховное командование советской армии обратилось к западным союзникам с просьбой помочь наступлению на Восточном фронте.

Кроме того, по мнению ведущих британских историков, бомбардировка Дрездена имела целью подавить немецкую волю к сопротивлению, которая, тем не менее, продлилась еще три месяца.

Андрей Шароградский: С выводами, которые сделали британские историки, не согласен берлинский историк и журналист Йорг Фридрих, автор книги "Пожар" об уничтожении Дрездена. С ним беседовала наш берлинский корреспондент Юрий Векслер.

Юрий Векслер: Существуют ли документы, по которым можно установить кто и когда принял решение о бомбардировке Дрездена?

Йорг Фридрих: Это решение принял лично Уинстон Черчилль во время ялтинской конференции. К моменту конференции в феврале 1945 года победа над Гитлером уже была в руках у Советского Союза. Маршал Жуков стоял на Одере в 60 километрах от Берлина, у него было пятикратное превосходство в численности войск и в артиллерии, семикратное - в танках и семнадцатикратное - в воздухе. Война при таких условиях была Германией полностью проиграна.

Уничтожение Дрездена вследствие этих обстоятельств никак не могло помочь маршалам Жукову, Коневу и Рокоссовскому, стоявшим на Одере. Их главная задача - взятие Берлина. Маршал Жуков не считал такую помощь необходимой, а впоследствии остро критиковал своих бывших английских союзников, которые выглядели в его глазах варварами. В документах советской армии тех военных месяцев нет следов того, что помощь союзников - английской бомбовой авиации - в виде уничтожения Дрездена как-то способствовала взятию Берлина.

Юрий Векслер: Но если никакой военной необходимости в бомбардировке Дрездена, как вы считаете, не было, то чем объяснить тогда решение Черчилля?

Йорг Фридрих: Я разделяю логику известных английских историков, специалистов по войне в воздухе, которые из военных событий февраля 1945 года, делают вывод, что бомбардировкой Дрездена была начата "холодная война". Для западных участников антигитлеровской коалиции было почти непереносимо, что взятие Берлина, а, прежде всего, освобождение Польши, Центральной и Юго-Восточной Европы, Чехословакии, Венгрии, Австрии и Румынии, стало делом Красной армии.

В американских военных документах написано, что гестапо не демонстрировало на этих территориях своего господства столь страшно, как сталинская служба ГПУ. Польша, таким образом, не была освобождена, ею руководило не свободное и не свободно избранное правительство, а властвовать были посажены марионетки Сталина. Польша, как все мы знаем, была атакована с двух сторон и разделена Советским Союзом и Германским рейхом. Черчилль напомнил Сталину в Ялте, что главной целью вступления Англии в войну было именно завоевание свободы и независимости Польши. Тот же режим, который Сталин установил в Польше в 1945 году, был весьма далек от понятий свободы и независимости, то есть не имел ничего общего с тем, ради чего Англия вступала в войну в 1939 году. Все это рисовало и для Черчилля, и для Рузвельта абсолютно не удовлетворявший их итог войны. В этом отчаянном положении, как считают английские историки, не все, но многие весьма известные, Черчилль захотел показать способность превратить в пепел и золу город на расстоянии в 750 километров, уничтожить сколько возможно жителей и продемонстрировать, таким образом, силу и организацию британской армии, сделав в определенном смысле предупреждение своему партнеру Сталину.

Так думают сегодня многие историки. Из всего этого можно сделать три вывода. Первое - это была абсолютно излишняя в военном смысле бомбардировка. Второе - это был акт ничем не оправданного террора, массового уничтожения людей и терроризирования беженцев. Третье, это все-таки историческая гипотеза исследователей, - это был первый знак "холодной войны", который, спустя несколько месяцев, снова закабалила Европу и заново поделила освобожденные территории.

XS
SM
MD
LG