Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Внуки Эйнштейна


[ Радио Свобода: Программы: Культура: Атлантический дневник ]
[12-01-05]

Внуки Эйнштейна

Автор и ведущийАлексей Цветков

Сто лет назад мы увидели мир по-новому. В 1905 году никому не ведомый чиновник патентного бюро опубликовал в журнале "Анналы физики" несколько статей. В них Альберт Эйнштейн предложил новую теорию движения тел в пространстве и времени, получившую впоследствии название теории относительности, а также установил эквивалентность массы и энергии и тот факт, что последняя не делится на доли до бесконечности и имеет минимальное количество: квант. Кстати, Нобелевской премии он был удостоен именно за это свое второе открытие, положившее начало квантовой теории.

Поразительно здесь то, что эти два крупнейших физических открытия XX века были совершены человеком, который из физических приборов имел в своем распоряжении лишь бумагу и ручку, и даже не был особенно силен в математике.

Отмечая этот замечательный юбилей, британский журнал Economist сетует на то, что даже сегодня, сто лет спустя, подавляющее большинство людей не понимают теорию относительности, и в тысячный раз пытается ее объяснить. Видимо, это бесполезно - факт существования глупых людей не подлежит сомнению и легко выводится из опыта, но тут дело даже не в глупости, а в умственной лени. Если бы не это, теория относительности давно стала бы интуитивно понятной. В конце концов, в ее основу легло всего два факта - отсутствие так называемого мирового эфира как среды распространения волн, доказанное в конце XIX века экспериментом Майкелсона-Морли, и вывод самого Эйнштейна, что скорость света постоянна в любой системе отсчета и не может быть превышена. Все остальное - простая логика, то есть она проста для нас теперь, после того, как Эйнштейн проделал этот путь.

Другое дело - квантовая теория, которую по следам открытия Эйнштейна разработали Гейзенберг и Шрёдингер. Она сложна для понимания и, что особенно досадно, она не никак не согласуется с теорией относительности. Это раздражало самого Эйнштейна, который, как известно, положил большую часть жизни на то, чтобы согласовать эти теории - безуспешно. До сих пор никто из физиков не может похвастаться, что ему удалось вывести единый свод законов, которым управляется вселенная.

Так или иначе, чего же добилась наука за сотню лет, миновавшую после прорыва Эйнштейна? В интернете уже много лет существует замечательный сайт под названием Edge, что можно перевести как "передний край". Здесь регулярно публикуются интервью с ведущими представителями естественных наук, а каждый раз в канун Нового Года издатель сайта Джон Брокман задает ученым какой-нибудь каверзный вопрос. На этот раз он попытался объехать тот очевидный факт, что наука пока не совершила открытий масштаба эйнштейновских, и его вопрос звучит так: во что вы верите, даже если не можете это доказать.

Речь, конечно, идет не о религии, а о научных гипотезах - тем более, что, как показывают десятки поступивших ответов, подавляющее число ученых либо не верит в Бога, либо предпочитает о нем не упоминать. Но какой смысл спрашивать о неподтвержденных гипотезах, многие из которых, как видно из ответов, противоречат друг другу? На этот вопрос хорошо ответил древнегреческий философ Платон - вот что говорит Сократ в его диалоге "Федон".

"Как мне кажется, очень трудно доказать, и, по-моему, мне это доказать не удастся, но я убежден, что Земля имеет форму шара".

Итак, что думают наши современные Сократы? Спектр идей, представленных на сайте, поразителен, и возможности перечислить их у меня просто нет. Надо сказать, что главную массу опрошенных составляют физики и представители так называемых "когнитивных" наук, то есть таких, которые занимаются эволюцией и природой сознания. Поэтому я хочу остановиться на теме, где они приходят в соприкосновение и где затрагиваются проблемы, веками занимавшие величайшие умы человечества.

Более двухсот лет назад немецкий философ Кант утверждал, что пространство и время - не объективные свойства внешнего мира, а инструменты нашего сознания, необходимые для организации опыта. Со временем этот тезис вызывал все меньше доверия, а теория относительности нанесла ему, казалось бы, сокрушительный удар. Напомню, что, согласно Эйнштейну пространство и время - вполне реальные свойства внешнего мира, причем время - четвертое измерение, равноправное с тремя пространственными.

Но вот ответ на вопрос Брокмана физика Карло Ровелли из французского Универсального института. По мнению Ровелли, времени не существует, а заодно нет и пространства: и то, и другое - встроенная иллюзия нашего сознания. Для иллюстрации он приводит в пример так называемую "поверхность" воды, которую все мы, конечно, отчетливо видим, но которой с физической точки зрения нет, а есть лишь зона перехода, где молекул воды становится все меньше. И это - не случайная идея. Есть и другие физики, которые сегодня занимаются опровержением реальности пространства и времени - в первую очередь времени из-за его необъяснимо одностороннего направления.

Выходит, прав был все-таки Кант, а не Эйнштейн? Впрочем, реальных доказательств ни у Ровелли, ни у его единомышленников пока нет.

Но некоторые идут еще дальше - например, Доналд Хофман, специалист по когнитивным наукам из Калифорнийского университета в Ирвайне. Он считает, что картина мира, данная нам в сознании - это не изображение мира, а так называемый "пользовательский интерфейс", упрощенная система управления ощущениями, развитая в нас эволюционным путем.

"Мир нашего ежедневного опыта, мир столов, стульев, звезд и людей, со свойственными им формами, запахами, ощущениями и звуками - это специфичный для нашего биологического вида пользовательский интерфейс мира, который куда более сложен, мира, важнейшая черта которого - сознание. Маловероятно, чтобы содержимое нашего интерфейса каким-либо образом напоминало этот мир. Более того, сама полезность этого интерфейса в принципе требует, чтобы не напоминало. Ибо смысл интерфейса, такого как интерфейс Windows в компьютере, в упрощении и в практичности использования".

Но ведь это и есть система Канта во всей ее полноте - он утверждал, что ощущения никак не дают истинной картины мира, что о внешних явлениях и предметах мы ничего не можем сказать - только о своих ощущениях. Кант, конечно же, никогда не видел компьютера и Windows, но догадался двести лет назад. У меня была кошка, которая, однажды увидав по телевизору лошадь, обошла его, чтобы проверить, и ничего там не найдя, навсегда поняла, что вся эта электронная жизнь - иллюзия. Только мы, в отличие от кошки, скорее всего никогда не изловчимся взглянуть на изнанку своего телевизора.

XS
SM
MD
LG