Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Штрафные стоянки


[ Радио Свобода: Программы: Авточас ]
[25-09-05]

Штрафные стоянки

ВедущаяВероника Боде и Виктор Травин

Вероника Боде: Программу вместе со мной ведет Виктор Травин, журналист и президент Коллегии правовой защиты автовладельцев.

Виктор Травин: Сегодня мы обсуждаем тему - штрафные стоянки или, как правильнее называют ее сами владельцы стоянок, специальные стоянки. У нас в гостях сегодня Михаил Белоусов, заместитель генерального директора Государственного унитарного предприятия "Мострансконтроль", и старший инспектор этого же предприятия Алексей Гущин.

Вероника Боде: Итак, штрафная стоянка. Я думаю, что не преувеличу, если скажу, что само это название вызывает дрожь у сотен тысяч россиян, которые имели несчастье с этим явлением столкнуться. Виктор, в чем же заключается это несчастье?

Виктор Травин: Несмотря на то, что я человек искушенный в вопросе штрафстоянок, на самом деле, когда я слышу это слово, и у меня пробегает мороз по коже. Слава богу, мне (моей машине) никогда не приходилось попадать на штрафстоянку, но я всегда очень сочувствовал тем, с кем это случилось.

В чем же, собственно, беда? Представьте себе, что вы поздно ночью возвращаетесь на машине, которая вам не принадлежит, управляете машиной по доверенности, в простой письменной форме вам выданной вашим братом или сватом. Везете беременную жену, тещу, детей и еще собачку на всякий случай из Кемерова в город Москву. По дороге вас останавливает сотрудник ГАИ в 5 минут первого ночи. А срок действия вашей доверенности истек ровно 5 минут назад, поскольку она была вам выдана всего лишь на неделю, что допускается Гражданским кодексом. Сотрудник ГАИ, поскольку срок действия доверенности истек, а вы не смогли предъявить доверенность действующую, - в таком случае он, попросту говоря, вышвыривает вас из-за баранки, а вашу тещу, ребенка, жену и собачку - из машины. В этом случае вам приходится или добираться до ближайшей гостиницы или идти в Москву пешком. На самом деле это ужасно. Более того, машина помещается на специально отведенное охраняемое место там же. Вы вынуждены до устранения причин задержания машины жить там, вызывать туда же собственника этой машины, чтобы он вам выдал новую доверенность. Только на основании этой доверенности вы машину сможете забрать назад.

Поверьте мне, мало устранить причину задержания, вам нужно еще будет в этом убедить сотрудников ГАИ. Для этого нужно явиться в дежурную часть подразделения и доказать им, что вы находитесь в трезвом состоянии, что у вас есть водительские документы, предусмотренные правилами дорожного движения. Только после этого вам поставят штампик о том, что причина задержания устранена, и он даст вам возможность машину забрать со спецстоянки. Но и то еще не факт. Ночью может оказаться, что нет штампика на месте, нет сотрудника ГАИ на месте, хотя он обязан круглосуточно принимать заявления и обращения граждан. Более того, сотрудник милиции (в данном случае ГАИ) может потребовать у вас еще и оплаты штрафа, что тоже будет незаконно, поскольку на оплату штрафа дается законом целых 30 дней. Тем не менее, все это делается только для того, чтобы сумма хранения машины на стоянке стала столь заоблачной, что вам, рано или поздно, стало не выгодно ее забирать назад.

По нашим данным, 10-12 процентов машин со стоянок не возвращаются к их собственникам именно по этой причине - ее просто невыгодно становится забирать. Происходит самое кошмарное отчуждение частной собственности во внесудебном порядке. Я еще раз говорю, это не мой опыт. Это опыт моих клиентов. Это ужасно.

Вероника Боде: Итак, нужны ли штрафные стоянки? Не слишком ли дорого обходятся автовладельцам пребывание их машин на этих стоянках? Вернутся ли в Москву эвакуаторы, увозящие неправильно запаркованные автомобили? Нужно ли эвакуировать такие автомобили или есть более эффективные меры борьбы с нарушителями правил?

Виктор Травин: Вопрос к нашим гостям. Скажите, пожалуйста, сколько спецстоянок находится в ведении вашей организации? В Москве их очень много. Какая часть из них ваша?

Михаил Белоусов: На данный момент, в нашем ведении находится 5 спецстоянок.

Виктор Травин: Общее количество мест, которое могут занимать машины, эвакуированные на стоянку?

Михаил Белоусов: Около тысячи мест.

Виктор Травин: Что же является основанием для помещения машин на спецстоянку? Первая и самая главная причина - отсутствие документов. Документы предусмотрены пунктом 2.1.1. Правил дорожного движения. Вторая причина - нетрезвое состояние водителя. Надеюсь, что оно реже встречается в нашей практике. Третья причина - отказ от медицинского освидетельствования. Четвертая, которая совсем уж редко случается, - неисправность рулевого, тягово-сцепного или тормозного устройства. Причина пятая, которая сегодня не рассматривается как причина, поскольку в Москве, в частности, распоряжением мэра приостановлена эвакуация транспортных средств на коммерческой основе, - за неправильную парковку автомобилей. А именно: статья 12.19 КОАП, которая предусматривает эвакуацию транспортных средств, припаркованных с нарушением Правил остановки или стоянки, и создавших помеху для движения других транспортных средств.

Михаил, с учетом того, что сумма хранения машины и стоимость самой эвакуации очень высока - 1809 рублей в Москве за эвакуацию, 52 рубля 70 копеек за каждый час хранения - скажите честно и откровенно, это выгодный бизнес?

Михаил Белоусов: Я бы хотел сначала сказать о том, что лично для меня самой основной причиной, за что транспортное средство попадает на спецстоянку, - это нетрезвое состояние. На нашей памяти, по-моему, ни разу к нам не попала машина с неисправным рулем.

Виктор Травин: Да, потому что не каждый инспектор на ходу может определить, в каком техническом состоянии находится машина. Он не эксперт.

Михаил Белоусов: Да, совершенно верно.

Виктор Травин: Но вопрос в другом. Насколько этот бизнес выгоден? Я так понимаю, что за возвращение эвакуации за неправильную парковку автомобилей борьба идет довольно жестокая. В Москве этот вопрос никак до сих пор разрешиться не может. Я так понимаю, что это в интересах не только правительства Москвы, но и самих стоянок, причем в интересах коммерческих.

Михаил Белоусов: Мы не участвуем в этой борьбе. Дело в том, что когда была вторая волна эвакуации с мест неправильной парковки, мы были назначены уполномоченной организацией. Мы никогда не участвовали в этой борьбе. Насколько это выгодно? Наверное, если вы посмотрите, каковы сейчас цены на бензин, вы поймете, что:

Виктор Травин: Вы хотите сказать, что ваши затраты как раз равны вашим расходам?

Михаил Белоусов: Да.

Алексей Гущин: Должен сказать, что если рассмотреть тарифы, которые были расписаны экономическим отделом Департамента транспорта и связи, то прибыль спецстоянок составляет всего лишь 15 процентов. А все остальное - это затраты: на обслуживание техники, на привлечение людей, на зарплаты, на коммунальные службы. Ведь содержать спецстоянку - это не так просто.

Виктор Травин: 15 процентов - это ваша чистая прибыль. Вы распределяете ее у себя или еще какой-то процент уходит в правительство Москвы, Департамент или еще куда-то (я не имею в виду налоги)?

Алексей Гущин: Насколько я знаю, эти 15 процентов остаются в ГУПе (государственном унитарном предприятии) и предназначены для дальнейшего развития.

Виктор Травин: А сколько транспортных средств в настоящее время остается на стоянке невостребованными? Я объясню, почему возникает такой вопрос, вопрос довольно сложный. Надо помнить о том, что очень часто собственники или представители собственника не могут забрать машину со стоянки, поскольку в один прекрасный день стоимость выкупа этой машины начинает превышать стоимость самой машины. Примеров тому огромное количество и в нашей практике, и в вашей тоже. Сколько сегодня осталось невостребованных машин, которые, скорее всего, уже никогда не вернутся к своим собственникам?

Алексей Гущин: На данный момент - порядка 200.

Виктор Травин: А было 1300, если не ошибаюсь?

Алексей Гущин: Да, было столько.

Виктор Травин: Где-то полгода назад.

Алексей Гущин: Совершенно верно.

Виктор Травин: Что сделано с машинами, которые все-таки нашли своих хозяев? Они заплатили вам те самые бешеные суммы, которые вы у них требовали, вы отдали им за реальную стоимость эти машины, или вы раздали их просто так?

Алексей Гущин: Те 1300 автомобилей, которые находились на стоянке, все были в таком состоянии, которое просто можно расценить, как никакое. Это просто ветхие, старые "копейки", "москвичи", отечественные автомобили 80-х годов выпуска.

Вероника Боде: У меня вопрос к гостям, который волнует, наверное, всех московских автомобилистов, а тех, кому довелось испытать эвакуацию, вдвойне. Вернутся ли в Москву эвакуаторы, увозящие неправильно запаркованные автомобили?

Михаил Белоусов: Я думаю, что эвакуаторы, конечно, вернутся, но когда будет принято такое решение, никому неизвестно. Я думаю, что это вопрос уже не к нам.

Эвакуаторы вернутся обязательно, потому что в нашей жизни, к сожалению, есть очень много вещей, которые не зависят от нас, - это террористические акты, что-то еще, где без них просто не обойтись.

Виктор Травин: Эвакуаторы, конечно, вернутся. Только хочу напомнить, в связи с чем эвакуационная работа по неправильно припаркованным машинам была в Москве приостановлена. Было огромное количество недоразумений, связанных с жульничеством и эвакуационных служб, и самих стоянок, и сотрудников ГАИ, которые работают рука об руку с эвакуационными службами. В связи с этим деятельность была приостановлена. Было предложено на уровне правительства Москвы создать прозрачный механизм, который позволял бы контролировать деятельность стоянок и сотрудников ГАИ. Вся проблема сегодня в том, что такой механизм создать не удается. Думаю, что и не удастся создать.

Я не случайно задал вопрос - насколько выгоден и прибылен этот бизнес? - думаю, что все-таки выгоден. Правильно сказал Михаил. Когда такая практика вернется в Москву, никому неизвестно. Думаю, что даже если и вернется, она все равно от этого не станет более прозрачной.

Вероника Боде: У нас есть звонок. Константин из Москвы.

Слушатель: Я по поводу поездки человека в Москву. Ехал он со сватом, братом, беременной женой и собачкой. Я против русского разгильдяйства. За него надо наказывать, в первую очередь, водителя. Он же знал, куда он ехал, на сколько он ехал. Почему он не продлил это? А милиционер выполнял свой долг. Закон есть закон.

Виктор Травин: Ваш вопрос понятен. Вы абсолютно правильно сказали, что это есть нарушение Правил дорожного движения. По Кодексу об административных правонарушениях герой нашего романа наказан. Наказан, естественно, штрафом. Но сама спецстоянка не есть наказание - это мера обеспечения по делу. Поэтому, мне кажется, что наказание сразу столь суровое, как штрафстоянка, просто несравнимо с самим совершенным правонарушением. А то, что сотрудник ГАИ поступил правомерно, это абсолютно правильно. Но вы тоже должны понимать, что доверенность истекла в 12 часов следующего дня. Ведь человек в дороге мог остановиться, мог застрять, у него сломалась машина, прокололось колесо. В этом его деянии не было умысла. Было стечение обстоятельств. В таких ситуациях, к сожалению, наше законодательство позволяет сотрудникам ГАИ поступать так, как они поступили, но не позволяет поступать по-человечески. А я призываю все-таки поступать не только по закону, но и по совести.

Вероника Боде: Почему штрафные стоянки расположены в таких неудобных, отдаленных от центра местах, куда подчас ни на чем, кроме как на такси, не доберешься? Помню, когда эвакуировали мою машину за неправильную парковку от метро "Сокол", я с большим трудом добралась в 11 часов вечера на Вагоноремонтную улицу, где находится штрафстоянка. Планируется ли организация штрафстоянок в более удобных для водителей местах?

Михаил Белоусов: На данный момент все те стоянки, которые существуют, находятся там, где префектуры выделили земельные участки и обустроили эти спецстоянки. Планируется ли что-то еще? Нам неизвестно.

Алексей Гущин: Вы представляете себе спецстоянку где-нибудь в жилом массиве, а не в промышленной зоне? Что такое спецстоянка? Машина привозится с места неправильной парковки. У нее работает сигнализация. Это постоянный шум. Постоянно въезжают и выезжают эвакуаторы. Это постоянное беспокойство.

Вероника Боде: Все понятно. У нас есть звонок. Николай Иванович из Москвы.

Слушатель: Полторы недели назад в районе Тверской (ближе к Белорусской) мой товарищ остановился. Подъехал эвакуатор (полторы недели назад!). Хорошо мы стояли рядом. Мы на машину и за ним. Почти у Белорусского вокзала догнали. Машину, конечно, возвратили. Подошли к милиционеру на посту. Все как-то обошлось нормально. Но было и такое.

Виктор Травин: Николай Иванович, это произвол и беззаконие. Кроме этого, я вам ничего больше сказать не могу. Я искренне полагал, что если распоряжением мэра Москвы приостановлена деятельность служб по эвакуации неправильно припаркованных автомобилей, то это так и есть на самом деле. Вы открываете мне глаза на то, что нас обманывают.

Вероника Боде: А сколько в среднем автомобилей проходит через штрафные стоянки Москвы, или через те стоянки, к которым вы имеете отношение, ежедневно, ежемесячно?

Михаил Белоусов: Когда работала неправильная парковка, конечно, цифры были просто огромные - порядка 300 машин по нашим стоянкам.

Вероника Боде: В день?

Михаил Белоусов: В день, да. В Центральном округе постоянно было более ста машин. На данный момент 2-3 машины.

Виктор Травин: Хочу обратить внимание на то, что акция по исполнению требований статьи 12.19 Кодекса об административных правонарушениях - по эвакуации неправильно припаркованных автомобилей в Москве - по большому счету, ни к чему не привела. В городе от этого не стало проще ездить. Проблема с пробками решена не была. Как мне представляется, по той причине, что один эвакуатор, пока он работает на эвакуацию машины, сам занимает место как минимум трех машин, сам же мешает проезду других транспортных средств. Я не вижу, чтобы идея эвакуации машин таким образом была реализована.

Михаил Белоусов: Позвольте, Виктор, здесь с вами не согласиться. Совершенно верно, когда эвакуатор работает, он мешает. Очень тяжело проехать. Но когда с одной и той же улицы в течение недели забирают неправильно припаркованные машины, то буквально через 3-4 дня на этой улице просто уже не паркуются. Там может нормально проехать троллейбус, там вообще можно нормально проехать.

У нас есть знакомые сотрудники ГИБДД, все-таки работаем мы вместе. Сотрудник ГИБДД, капитан и рассказывает такую историю. Под запрещающим знаком останавливается машина. Он подходит к владельцу и просит его убрать свое транспортное средство, говорит, что через 50 метров есть парковка. На что ему владелец отвечает: "А зачем? Эвакуаторов нет. Ты мне выписывай свои 50 рублей, это будет гораздо дешевле и лучше, чем я за 100 рублей поеду парковаться куда-то дальше".

Вероника Боде: Давайте продолжим беседу чуть позже, а сейчас послушаем выпуск автоновостей, который подготовил наш коллега Анатолий Горлов.

Анатолий Горлов: 23 сентября в Тольятти начался 30-й по счету Всероссийский конкурс профессионального мастерства завода "АвтоВАЗ". На участие в соревновании автомастеров подали заявки представительства Волжского автозавода из 50 городов России. Конкурс с момента своего основания так и не вышел за рамки фирменных автосервисов ВАЗа. Развитие авторемонтной отрасли в регионах не достигло такого уровня, которые позволил бы автосервисам конкурировать классностью мастеров, считают организаторы конкурса профессионального мастерства автослесарей.

Во многих городах мира 22 сентября прошел Международный день без автомобилей. Во имя заботы об окружающей среде и своем здоровье пересели на общественный транспорт, велосипеды и стали на один день пешеходами многие жители более 1300 городов Европы. Россия осталась в стороне, отметили в совместном заявлении несколько международных экологических организаций. Авторы обращения подчеркивают, что от проведения Дня без автомобилей всегда отказывается и Москва - один из самых экологически неблагополучных городов России.

Окончательный маршрут трассы Москва - Санкт-Петербург будет утвержден в ноябре. Об этом сообщил заместитель министра транспорта России Александр Мишарин. По предварительным расчетам, ширина проезжей части дороги - 10 полос на выходе из Москвы, 8 полос в Ленинградской и Московской областях и 6 полос на территории Тверской и Новгородской областей. Расчетная скорость движения по новой трассе - 150 километров в час. Министр транспорта Игорь Левитин сообщил, что именно плохое качество дорог в России увеличивает расход топлива на 30 процентов. Главное - из-за неудовлетворительного состояния дорог в стране каждый год погибают около 2 тысяч человек.

К 2012 году на все автомобили скандинавских стран установят алкогольные замки, препятствующие управлению автомобилем в нетрезвом виде. Для того чтобы завести автомобиль, оснащенный таким замком, необходимо сделать выдох в трубку специального прибора. Электроника заблокирует зажигание, если концентрация спиртных паров превысит допустимую норму. По данным опроса, 90 процентов шведских водителей согласны на установку таких приборов при условии, что это не приведет к удорожанию автомобилей.

Первую в мире подушку безопасности для мотоциклов представила компания "Хонда". Воздушная камера вмонтирована в панель рулевого управления, надувной буфер поглощает энергию удара и не позволяет мотоциклисту вылететь вперед. Мотоциклетные аэрбеги начнут устанавливать на серийные модели "Хонда" со следующего года.

Вероника Боде: Нам на пейджер пришло такое сообщение: "Вопрос в самом стиле правовой регламентации. На фоне тотального правового нигилизма тихой сапой роются скрытые волчьи ямы в правовом поле для избирательного ограбления платежеспособных попавшихся", - пишет нам Владимир из Санкт-Петербурга.

Есть такой вопрос с пейджера: "Штрафуют ли автомобилистов, которые ставят свои машины на газоны у домов? Эвакуируете ли вы таких?" - спрашивает слушатель Добрый.

Михаил Белоусов: Те машины, которые ставятся на газоны у домов, это не наша епархия. Этим занимается, насколько я знаю, экологическая милиция и транспортная инспекция. Мы работали только с теми машинами, которые мешали проезду общественного либо другого транспорта.

Вероника Боде: Еще сообщение на пейджер: "Конечно, штрафстоянки - это выгодный бизнес. Почему те же эвакуаторы не убирают с дворов автомобильный металлолом, который месяцами и годами остается на месте?" - спрашивает Елена.

Виктор Травин: Для того чтобы убрать машину, которая уже не пригодна к эксплуатации, нужно пройти колоссальную процедуру признания вещи без хозяина в соответствии с Гражданским кодексом. Лицо или организация, которые желают вступить в право владения этим транспортным средством или тем, что от него осталось, обязано получить от собственника транспортного средства бумагу о том, что он отказывается от права собственности на эту машину. После этого необходимо подать документы в суд. Суд уже по иску той же районной управы или органа местного самоуправления, ДЭЗа ил РЭУ обязан принять решение о том, что машина признается не имеющей хозяина. С этих пор она принадлежит уже некоему иному должностному лицу или органу. Только в том случае он вправе ее забрать и что угодно с ней делать вплоть до утилизации.

Вероника Боде: У нас есть звонок из Петербурга от Михаила Ибрагимовича.

Слушатель: Я отработал 42 года профессиональным водителем. Я 16 раз был на уборочной. Мой "москвич" стоял рядышком с "мерседесом". "Мерседес" они не тронули:

Виктор Травин: Это более чем печально. Есть, конечно, законность, а есть целесообразность. Всем должно быть понятно, что есть какие-то все-таки общечеловеческие принципы, есть какие-то все-таки законы внутренней морали, внутренней этики. Не каждому пенсионеру нужно возвращать машину со стоянки за 200 тысяч рублей, если сама машина уже не стоит больше 3 тысяч.

В плане морали и этики. Скажите, пожалуйста, как вы решаете у себя на стоянках подобные вопросы, когда перед вами стоит дилемма: или заработать, поддерживая статус выгодного бизнеса, или все-таки войти в положение, скажем, нашего слушателя, который не в состоянии оплатить навязанные ему услуги по эвакуации и хранению?

Алексей Гущин: Работая на спецстоянках, становишься немного психологом, начинаешь понимать и видеть людей. Видишь, когда у человека последние 50 рублей в кармане, видишь человека, у которого в банке лежат миллионы, становишься мягче по отношению к тем людям, у которых последние 50 рублей. По мере возможности пытаешься решить эти проблемы.

Виктор Травин: Совсем недавно, насколько я знаю, вы получили вступившее в законную силу решение суда. По нему возбуждено исполнительное производство о взыскании с некоего господина порядка 200 с лишним тысяч рублей в принудительном порядке, естественно, за машину, которая находилась у вас на стоянке, а эта машина, по-моему, не стоит и половины этих денег. Это на самом деле так?

Михаил Белоусов: Эта машина "Форд Скорпио". Конечно, наверное, 200 тысяч она сейчас не стоит. Но дело в том, что этому господину сколько раз отсылались письма, ему звонили, его просили появиться, хотя бы просто приехать к нам на стоянку, чтобы решить вопрос с его машиной, чтобы он ее забрал. Он не появился. Соответственно - это, наверное, впервые в практике - подали в суд. Да, вступило в силу решение о том, что он должен выплатить больше 200 тысяч рублей.

Вероника Боде: У нас звонок из Москвы от Вячеслава Антоновича.

Слушатель: Почему нельзя идти по очень простому пути, как делают американцы? Выписывать квитанции, приклеивать к лобовому стеклу на машины, которые неправильно припаркованы. За один день один милиционер может тысячи таких штрафов выписать с обязательной уплатой.

Вероника Боде: В самом деле, почему?

Михаил Белоусов: Во-первых, давайте спросим об этом наших милиционеров, почему они не выписывают квитанции и не кладут их под лобовые стекла. Кроме того, много случаев, когда при стоящем рядом милиционере бросается машина и человек уходит. А потом, давайте посмотрим, сколько квитанций у нас оплачивается. Наверное, поэтому.

Вероника Боде: Предлагаю обратиться к зарубежному опыту, но не американскому, а европейскому. Наш корреспондент в Берлине Юрий Векслер специально для этой программы подготовил рассказ о том, что делают с неправильными запаркованными автомобилями в Германии.

Юрий Векслер: Я хорошо помню свое первое общение с берлинской дорожной полицией. Я запарковал машину неподалеку от театра в месте, вызывавшем некоторые сомнения, но знаков в темноте я не заметил. Спектакль мне не нравился, да и мысли о машине мешали. Через 40 минут я вышел из театра и - о, ужас! - не увидел своей "Мазды". Комментирует берлинский автоэксперт Леонид Поляков.

Леонид Поляков: В этой ситуации предстоят немалые расходы. Во- первых, это штраф. От 5 до 35 евро стоит такое нарушение, в зависимости от очень многих факторов. Во всем этом участвовал еще и некий автомобиль, представляющий собой платформу с краном, который приехал, погрузил этот автомобиль и куда-то увез. Куда? - это тоже вопрос. Как правило, не на какую-то специальную штрафную стоянку, а на соседнюю, например, улицу, где нет запрета стоянки, и стоящий там автомобиль никому не мешает. Так вот, работу такого автомобиля, работу водителя, работу фирмы, которой принадлежит этот автомобиль, тоже надо оплатить. Величина колеблется достаточно сильно, в зависимости от размеров автомобиля, от времени суток, от того, будний это день или праздничный. Эта величина меняется от 100 до почти 300 евро.

Юрий Векслер: Для тех же, кто в безвыходной ситуации все-таки оставляет автомобиль в неположенном месте, Леонид Поляков дает рекомендацию, которая в Германии действует.

Леонид Поляков: Достаточно часто полицейские сравнительно спокойно, скажем так, реагируют на автомобили, где лежит табличка, объясняющая причину того, что автомобиль оставлен в неположенном месте. Это может быть не только удостоверение прессы, это может быть табличка, говорящая о том, что автомобиль срочно доставил лекарство больному или, например, в аптеку. Кроме этого, достаточно просто оставить записку с номером мобильного телефона. В этой ситуации полицейские практически никогда не эвакуируют автомобиль, а просто звонят вам по этому телефону. Если до вас удается сразу дозвониться, просят убрать автомобиль с неположенного места. Это не освобождает водителя от наказания за стоянку в неположенном месте, но это относительно небольшая цифра, по сравнению со стоимостью перевозки автомобиля.

Юрий Векслер: Надо отметить, что увозят автомобиль в Германии только за парковку в неположенном месте. В случае же лишения прав за вождение в состоянии опьянения, сам автомобиль не арестовывается, и любой, кому хозяин даст ключ, может забрать машину с места проверки и пользоваться ей. Штрафы же за оставленный в неположенном месте автомобиль составляют в Германии от 10 до 20 процентов среднемесячного дохода, что для мало зарабатывающих может обернуться серьезной дырой в семейном бюджете.

Вероника Боде: Уважаемые гости, ваши впечатления, пожалуйста!

Михаил Белоусов: Должен сказать, что если бы в России подобного рода схему можно было отработать, ее бы отработали. Но с учетом русской "соображалки", как сказал Задорнов, подобного рода воздействия на нашего водителя, мне кажется, грубо говоря, не прокатят.

Алексей Гущин: Да, я представляю содержание тех записочек, которые лежали бы под лобовыми стеклами для сотрудников ГИБДД, по какой причине здесь человек остановился и ушел. Думаю, что у нас бы это была не аптека и не выезд к больному.

Вероника Боде: По вашему мнению, все дело в том, что немцы более сознательны, чем россияне?

Алексей Гущин: Мы тоже, я считаю, достаточно сознательные люди, но как говорит пословица: "Что русскому хорошо, то немцу смерть".

Виктор Травин: Думаю, что беда наша как раз в том, что мы боимся что-либо доверить простому российскому человеку. Я думаю, что если бы однажды мы такую систему ввели, самосознание и уровень честности, порядочности повысился бы. Потому что все, что мы сегодня делаем, пытаясь обмануть ГАИ, это некая месть за несправедливость. Хотя прекрасно понимаю, что если дать нам возможность вешать записочки о том, что мы ушли в аптеку, у нас бы вся Москва стояла в очередях в аптеку, или всем было бы ужасно плохо на дороге. Но в Германии же есть метод кнута и пряника. Накажут кнутом - 300 евро штрафа - и накажут пряником, если вы сумеете доказать, что вы вынужденно бросили машину здесь.

Подводя итог этому совершенно замечательному сюжету, хочу сказать, что когда-то провозглашенный в Советском Союзе лозунг "Все для человека, все во имя человека!" воплотился в Германии.

Вероника Боде: Вопрос с пейджера: "Существует ли срок давности для брошенных машин?" - спрашивает Марина.

Михаил Белоусов: На стоянках не существует срока давности для брошенных машин.

Вероника Боде: Звонок у нас есть. Юрий Викторович из Москвы.

Слушатель: По-моему, немножко неправильно расставлены, в какой-то степени, приоритеты. По телевидению идет программа, связанная с английскими водителями. Там определены приоритеты, по которым наказывают водителей. Если бы у нас были определены приоритеты (неправильные парковки или еще что-то), то наказывали бы так, как в Великобритании. Там 5 тысяч фунтов стерлингов штраф за превышение скорости! Так сделайте такой же штраф за неправильную стоянку.

Виктор Травин: Мы уже говорили раньше, в нашей предыдущей программе, что если у нас будут штрафы чрезвычайно велики, то будет одно из двух - либо мы приучим людей соблюдать Правила дорожного движения, либо мы умертвим малоимущую часть российских автовладельцев. Я повторюсь: штрафы, может быть, и должны быть большими, но они должны быть дифференцированы. Для нового русского они должны быть, как вы правильно сказали, 5 тысяч фунтов стерлингов, а для дедушки-пенсионера, у которого 41-й "москвич", к тому же давным-давно эвакуированный на стоянку, максимальный штраф должен быть все-таки 50 рублей.

Что делать? Типичная ситуация - ночью не выдают автомобиль со стоянки. Заставляют ждать утра, потому что якобы в этот момент не работает кассир, не работает сам сторож, потому что он спит. Машина не возвращается. По моему глубокому убеждению, таким образом вынуждают водителя или собственника машины как можно дольше держать ее на стоянке с тем, чтобы как можно больше набежала сумма за хранение этой машины. Как с этим бороться?

Михаил Белоусов: Это так называемый человеческий фактор, наверное. За всем не уследишь. Но на самом деле это пиратство. Машины выдаются круглосуточно.

Виктор Травин: А есть ли какие-нибудь объявления при входе на саму стоянку о том, что машины выдаваться должны круглосуточно, а также телефон, куда можно позвонить в случае, если машина не выдается?

Алексей Гущин: В частности, на той спецстоянке, которую я контролирую, перед входом на стоянку, перед калиткой висит информационный щит, на котором обозначены все постановления, согласно которым мы работаем, все распоряжения, тарифы. Соответственно, в этих постановлениях и указано, что машины со спецстоянки выдаются круглосуточно, оплата производится на стоянке при помощи кассового аппарата.

Виктор Травин: Насколько законно то, что машины выдаются собственнику транспортного средства, но никогда не выдаются владельцу по доверенности? Ведь чаще всего забирают машину как раз у владеющего ею по доверенности. Он приезжает с новой доверенностью, нотариально заверенной, а ему говорят - выдаем только собственнику. Это типичная ситуация для московских стоянок, не знаю, как для региональных. Насколько это законно, с вашей точки зрения? Если это незаконно, то - как вы с этим боретесь?

Алексей Гущин: Конечно же, это незаконно. Боремся мы с этим постоянным контролем. Лично я просто не могу находиться на стоянке круглосуточно. Соответственно, если инспектор будет замечен в подобного рода действиях, он будет наказан.

Виктор Травин: Ваши рекомендации? Нужно записывать на диктофон разговор с ним, нужно приглашать сотрудника милиции, нужно звонить в вашу службу безопасности, если у вас такая имеется?

Алексей Гущин: Надо просто потребовать вышестоящее начальство.

Виктор Травин: Мы должны требовать чек или нам достаточно приходного кассового ордера, который не отвечает требованиям Минфина, или все-таки кассовый чек от кассового аппарата? На самом деле это очень важно. Многие потом пытаются обратиться в суд с требованием вернуть им деньги, на их взгляд, незаконно взысканные стоянкой, а при этом предъявляют не чек, а филькину грамоту - становится просто смешно. Какие документы должен получить собственник или его представитель при оплате стоимости, как мы считаем, навязанных нам услуг?

Алексей Гущин: На стоянке стоит кассовый аппарат. После того, как автовладелец забрал свой автомобиль со спецстоянки, у него на руках должен остаться талон, где написана марка машины, госномер, владелец, сумма хранения и размещения на спецстоянке, и, соответственно, мы прикалываем еще и кассовый чек.

Виктор Травин: 759 постановление правительства Российской Федерации, которое предусматривает порядок задержания транспортных средств и помещение их на спецстоянку, говорит о том, что, если машине причинен ущерб, ответственность за нее несет сама спецстоянка. Бывали в вашей истории такие случаи, когда собственнику машины не приходилось доводить дело до суда, когда, видя, что на самом деле ущерб причинен по вашей вине, вы деньги возвращали здесь же и сразу же сами?

Михаил Белоусов: Да, такие случаи бывали. Мы всегда несем за это ответственность.

Виктор Травин: А какой ущерб чаще всего причиняется нашим машинам на ваших стоянках?

Михаил Белоусов: Машина может быть поцарапана. В принципе, кроме царапин, мало какие повреждения мы можем нанести машине.

Виктор Травин: Магнитолу украли, домкрат, запаску?

Михаил Белоусов: Машина опечатывается.

Вероника Боде: Звонок из Санкт-Петербурга от Виктора Петровича.

Слушатель: Я хочу сказать, что все-таки нужно закон исполнять всем. Никаких не должно быть послаблений ни дедушкам, ни бабушкам. У всех есть на плечах голова. Пока не будет четкой регламентации штрафов для всех, будут беспорядки, будет головная боль для милиционеров. Посмотрите, пешеходам сейчас невозможно ходить. Тысячи шоферов ставят машины правильно, а 20-30 машин стоят в пешеходных зонах, в зоне перехода. Нам, пешеходам, не пройти.

Виктор Травин: Думаю, что Михаил ответит на этот вопрос лучше, потому что он непосредственно наблюдал за тем, как эвакуируются машины, когда невозможно ходить пешеходам. После таких эвакуаций действительно пешеходам стало ходить легче?

Михаил Белоусов: В самом деле, да. Были случаи, когда машины ставились на пешеходные переходы. Их нужно обходить, человек выходит на проезжую часть. Машины ставились и внутрь автобусных остановок.

Виктор Травин: Но не кажется ли вам, что это результат нашей бестолковой градостроительной политики? В конце 60-х годов один из заместителей министра транспорта сказал, что скоро в Советском Союзе не будет личного транспорта, будет только транспорт общественный. Исходя из этого посыла, у нас не строили широкие дороги, не придумывали под них парковочные места возле домов, возле крупных учреждений. Может быть, сегодня мы стали заложниками этой ненормальной, порочной градостроительной политики? Мы сегодня несем ответственность за невостребованные со стоянок машины только потому, что когда-то где-то кто-то (на уровне правительства Советского Союза, а теперь России) не предусмотрел для нас возможность парковать машины без нарушения Правил дорожного движения.

Михаил Белоусов: Думаю, что этого человека мы сейчас не сможем привлечь к ответственности. Но уж коль мы стали заложниками этой ситуации, мы должны как-то из нее выходить. Я думаю, что это общее дело.

Вероника Боде: Сообщение на пейджер без подписи: "Для сегодняшней власти человек никто, что подтверждают жестокие законы".

Еще сообщение. "Деликатный вопрос. Является ли принудительная эвакуация сделкой? Не является ли эта сделка кабальной, то есть противоправной?" - спрашивает Владимир.

Виктор Травин: 421 статья Гражданского кодекса Российской Федерации говорит о том, что запрещается понуждение к заключению договора. Но вся беда в том, что есть маленькая приписочка к этой же статье, гласящая, что договор может быть навязан, если это предусмотрено Законом. К сожалению, статья 27.13 Кодекса об административных правонарушениях, предусматривающая эвакуацию, является 195-м Федеральным Законом. Так что в этой части, к сожалению, Гражданский кодекс не работает. Это не есть навязанная услуга, хотя очень часто именно с этой мыслью мы и идем в суд.

Вероника Боде: Виктор, ваш прогноз: когда вернутся в Москву эвакуаторы, увозящие неправильно запаркованные автомобили?

Виктор Травин: Полагаю, что вернутся совсем скоро, поскольку, во-первых, бизнес все-таки выгодный. Во-вторых, нужно создавать видимость борьбы с пробками. Еще мне кажется, что это никогда не будет прозрачно. Потому что сделать механизм прозрачным здесь, к сожалению, невозможно.

Вероника Боде: Предлагаем вашему вниманию рубрику "Автомобильные байки и анекдоты". Свои истории рассказывает кинорежиссер Иван Дыховичный.

Иван Дыховичный: Я живу по Рублево-Успенскому шоссе. Такое ощущение, что у нас военное положение: меня останавливают примерно три раза, когда я еду с работы вечером. Еду как-то зимой, меня останавливает инспектор. Я лезу за документами, а он говорит: "Нет, не надо! Закусить ничего нет?" Не выпить. Выпить он уже получил, а закусить! Я говорю, что у меня вообще-то есть кефир в багажнике. Он говорит: "Ладно, давай кефир". Вот такие у нас замечательные отношения! У Жванецкого просто не хватит фантазии такое придумать.

Замечательная была история, когда я потерял права. Меня направили к большому начальнику, который должен был подписать какую-то бумагу, чтобы мне выдали взамен утерянных другие. Мне сказали, что неплохо бы принести ему какой-нибудь подарок. Я долго думал, купил какую-то ручку или запонки. Явившись в кабинет, я сказал: "Здрасьте, я к вам там от Спиридон Епихуртыча какого-то". Вынимаю из кармана подарок и кладу на стол. А он: "Вы что, взятку мне давать?!! Как вы смеете?!! Вас сейчас упекут в тюрьму!" Я в ужасе попятился к двери. Что же это, думаю, мне сказали-то? Какой честный человек попался: А он так кричит, ну, просто не прекращая! И вдруг я понял, что все это радиоспектакль. Его, видимо, пишут в этой комнате, и он об этом знает. И тогда я предпринял робкую попытку, пошел обратно, а он все продолжал кричать: "Вон отсюда!!! Тоже мне!!! Ходят тут всякие!!!" Я спокойно положил ему свою "взятку" в ящик стола, он так же спокойно его закрыл с тем же криком: "Безобразие!! Сейчас вызову сюда специальных инспекторов!!! Они тут с вами разберутся!!!" - и все, я пошел обратно. Мне выдали права, и я уехал."

Виктор Травин: Хочу подвести итог нашей сегодняшней теме. Невеселое мероприятия спецстоянка и по ценам, и по процессу возвращения с нее машины. Всем должно быть понятно, что проще машину на стоянку не допустить. Поэтому помните, что вы имеете право на основании постановления правительства Российской Федерации устранить причину задержания машины на месте. Если вы в нетрезвом состоянии, посадите трезвого водителя за руль, пусть даже он не вписан в полис обязательного страхования. За это штраф в 500 рублей гораздо выгоднее, чем эвакуация машины. Если у вас неисправно рулевое, тягово-сцепное или тормозное устройство, возьмите гаечный ключ, залезьте под машину, попробуйте сделать все, что возможно. В конце концов, эвакуируйте машину на своем собственном эвакуаторе, вызвав его по телефону. Нет документов - потребуйте, чтобы кто-нибудь эти документы вам срочно подвез. Проще не допустить машину на стоянку, чем оттуда ее забрать.

Телефон нашей Коллегии правовой защиты автовладельцев: 144-48-52, код Москвы - 095. Спасибо!

XS
SM
MD
LG