Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств


[ Радио Свобода: Программы: Время за рулем ]
[23-10-05]

Обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств

ВедущиеВероника Боде и Виктор Травин

Вероника Боде: Сегодня мы обсуждаем тему "Обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств" или, говоря на сленге автомобилистов, наша тема - автогражданка, она же ОСАГО. Для непосвященных поясню: речь идет о том, что если вы купили страховой полис и затем на своем автомобиле причинили кому-то ущерб, то этот ущерб за вас возместит страховая компания. В программе участвуют: наш постоянный эксперт Виктор Травин, журналист и президент Коллегии правовой защиты автовладельцев, а также Алексей Кириенко, директор по розничному бизнесу Национальной Страховой Группы.

Итак, 1 июля 2003 года вступил в силу закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", и отсутствие у водителя страхового полиса теперь является правонарушением и наказывается штрафом в размере от 500 до 800 рублей - это в случае, если полиса нет вообще, то есть договор не заключен. Если же водитель не имеет при себе полиса (если он, скажем, забыл его дома), то штраф всего 50 рублей, но при этом еще отстранение от управления автомобилем и эвакуация машины на штрафную стоянку до той поры, пока водитель не представит полис, а эта мера наказания будет посерьезней в финансовом смысле, чем штраф в 800 рублей. Если за рулем водитель, не вписанный в страховой полис, штраф от 300 до 500 рублей за нарушение условий страхования. Но самое главное: по данным Коллегии правовой защиты автовладельцев - по вашим, Виктор, данным - только двадцать процентов автомобилистов покупают такие полисы потому, что считают это необходимым, а остальные 80 процентов - исключительно потому, что их обязывает к тому государство. И тут, как я понимаю, вам видится серьезная проблема? В чем именно она заключается?

Виктор Травин: На самом деле, к сожалению, это так. Данные наши даже растут. 80 процентов - это было в прошлом месяце, теперь уже можно говорить о более высокой цифре. Проблема здесь в следующем. К сожалению, исторически так сложилось, что все, что навязывается в России государством сверху: неважно, водителю, автовладельцу или обычному гражданину, - не является для гражданина привлекательным. Типичный пример - обязательное страхование гражданской ответственности автовладельцев. Не может до сих пор ни один автовладелец понять - почему же в России до сих пор такие высокие тарифы на страхование? Почему базовый тариф 1980 рублей, при этом покрытие у нас 120 тысяч рублей - это максимум, если причинен ущерб одной машине. Почему не возмещается ущерб полностью?

Нам говорили еще до вступления в силу закона об обязательном страховании, что это в интересах, конечно, малоимущих, что за малоимущего дедушку-пенсионера будет возмещен весь ущерб, - на самом деле это оказалось не так. Отказываясь на заре обязательного страхования от приобретения полиса, люди уже могли предполагать нечто, и их худшие опасения, к сожалению, подтвердились. На самом деле только 120 тысяч выплачивает страхования компания, если вред причинен одной машине, а остальное - если дедушка разбил 600-й "мерседес" - он выплачивает сам. Конечно же, это ужасно.

Кроме того, никто не может понять, почему же в России Москва отдувается за все регионы. Почему в Москве полис стоит в два раза дороже, чем в других городах? Вроде бы, не самый аварийный город...

Вероника Боде: А какие регионы самые аварийные?

Виктор Травин: Дело в том, что, по статистике ГАИ, эти регионы находятся очень далеко от Москвы. И это не Москва и не Питер, хотя количество машин здесь на единицу населения гораздо больше, чем в той Калмыкии. Тем не менее, высший уровень аварийности по данным на 2003 год был в республике Тува. Мы сегодня, по сути дела, платим за тех, кто совершает аварии в Туве. Это невозможно объяснить сегодня автовладельцу, как и невозможно было объяснить еще два года назад, он просто отказывается понимать. Почему ему навязывают такое страхование? Почему при наличии полиса добровольного страхования, он должен покупать еще полис обязательного? Зачем два полиса?

Не очень понятно, почему нам накручивают огромное количество коэффициентов, мы об этом поговорим чуть позже. А если мы не совершали аварий в течение года, нам скидку дают всего лишь 5 процентов. Почему игра в одни ворота? Собственно говоря, это основополагающие моменты, в силу которых сегодня мы говорим о том, что закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности автовладельцев" - это закон, который мы передрали где-то в Европе, но, к сожалению, придали ему наш, исконно русский, нижегородский акцент.

Вероника Боде: Виктор, как вы полагаете, в чьих интересах было введение этого закона?

Виктор Травин: Мы говорили о статистике, о 20 процентах водителей, которые с удовольствием покупают полисы, - так вот, наверное, в интересах этих 20 процентов (заметьте не в интересах большинства). А также в интересах государства, как мне кажется, и, конечно же, в интересах страховщиков. Потому что сдается мне, что все-таки это бизнес очень прибыльный.

Вероника Боде: Алексей, страховщики сильно выиграли от введения этого закона?

Алексей Кириенко: Я не думаю, что страховщики существенно выиграли от введения этого закона. Ведь на рынке России действуют 1200 страховщиков, и только 150 из них получило лицензии на страхование ОСАГО. Наверное, для остальных этот вид был просто невыгоден, или они сочли невозможным заниматься им. Более того, порядка пяти компаний уже лишились лицензий и разорились. Значит, для них этот бизнес оказался невыгоден. Порядка 50 процентов компаний из тех, кто сегодня работает на рынке ОСАГО, на этот год уже начинают работать в ноль, то есть объемы поступлений практически сравнялись с объемами выплат. Фактически, если не будет введено какое-то нормальное или кризисное управление в этих компаниях, возможно, что это следующие банкроты. Таким образом, реально, что через два года на этом рынке останется не больше 45-50 компаний.

Вероника Боде: Алексей, а вот во вашему опыту, обязательное страхование гражданской ответственности - это выгодный бизнес?

Алексей Кириенко: Для нашей компании, пожалуй, выгодный.

Вероника Боде: А из чего формируется прибыль?

Алексей Кириенко: Прибыль рассматривается как разница между выплатами и собранными премиями, также вычитаются расходы на ведение дела. Только большие компании, которые могут грамотно оптимизировать свой портфель на этапе заключения договоров, грамотно урегулировать убытки, могут оставаться на рынке ОСАГО.

Виктор Травин: Алексей, вы говорите, что обязательное страхование - это не самый выгодный вид бизнеса для страховщика. Но, насколько я понимаю, когда к вам приходит полстраны для того, чтобы приобрести полис обязательного страхования, у вас же есть возможность уговорить или, говоря проще, соблазнить любого вашего потенциального клиента по ОСАГО застраховать еще что-нибудь. Разве такая возможность не используется? Разве за счет увеличения объемов в одном виде страхования вы не можете покрыть все возможные, как вы говорите, убытки?

Алексей Кириенко: Сразу несколько неточностей. Застраховано только 20 миллионов автомобилей, а в стране порядка 140 миллионов, то есть не полстраны пришло в страховые компании, а в лучшем случае одна седьмая.

Виктор Травин: Алексей, давайте сразу разберемся. Сколько же это получается процентов - тех, кто еще не застраховал свою гражданскую ответственность? Правильно ли я понимаю, что протест выражается в гораздо больших цифрах, чем нам известно?

Алексей Кириенко: Не совсем так. В стране зарегистрировано порядка 25 миллионов автомобилей, а полисов продано примерно 20 миллионов. Если еще вычесть оттуда транзит, мы получим количество людей, которые еще не приобрели полис ОСАГО.

Виктор Травин: Значит, наша цифра подтверждается - 80 процентов?

Алексей Кириенко: Получая эти услуги, люди все больше понимают необходимость этого закона. Наверное, в первую очередь это поняли те, кто смог воспользоваться в этом году выплатами по ОСАГО.

Виктор Травин: И много таких по вашим данным?

Алексей Кириенко: Есть статистика, которая подтверждается и российской, и европейской - это называется "частотность ДТП", то есть как часто у одного человека случается ДТП, в котором он виноват. Мировая практика показывает, что такое происходит раз в 10 лет.

Виктор Травин: В среднем у одного водителя?

Алексей Кириенко: Да, он совершает аварию по своей вине в среднем раз в 10 лет. Фактически сейчас мы вышли на эту цифру. Кстати, это объясняет и вашу цифру - 20 процентов довольных. За два года действия ОСАГО это те 20 процентов людей, которые стали виноваты в ДТП помимо своей воли. За них страховщики выплатили страховое возмещение.

Вероника Боде: У нас есть звонок из Санкт-Петербурга от Георгия.

Слушатель: Слушаю многие ваши передачи. Недели две назад была на эту тему передача. Там подсчитали примерное соотношение, что как бы в пять раз получает больше государство: часть отдает страховщикам, а основное себе. Так это громадная разница! Чем она обусловлена? Это же получается как прямой налог, только называется он иначе - страхованием.

Виктор Травин: Да, мы говорили о том, что 28 миллиардов рублей выплачено с начала действия закона "Об обязательном страховании", а 68 миллиардов страховщиками получено. Так вот, Алексей, наш слушатель задает вопрос - а куда вы 40 миллиардов дели?

Алексей Кириенко: Все очень просто. Это классическая ошибка расчета убыточности. Нельзя рассчитывать убыточность кассовым методом (то есть соотношение полученной премии к выплатам). Представьте ситуацию, что перестали поступать страховые выплаты, то есть деньги перестали входить в страховую компанию в качестве страховых платежей. Страховая компания будет нести еще ответственность как минимум три года. Обратите внимание, цифры 28 и 68, есть один к трем соотношение. Если не уменьшится скорость поступления убытков, то через два года страховщики войдут уже в минус, неся ответственность только по заключенным договорам.

Вероника Боде: Алексей, какие, на ваш взгляд, существуют недостатки в законе "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"?

Алексей Кириенко: Как специалисту, работающему с урегулированием убытков, мне, наверное, более важные темы видны с этой стороны. Очень много дырок в формулировках, к сожалению.

Вероника Боде: Например...

Алексей Кириенко: Например, не оплачивают страховые случаи, произошедшие на "закрытых территориях".

Вероника Боде: Что имеется в виду?

Алексей Кириенко: А вот я вас теперь хочу спросить - а что имеется в виду? Ни один законодатель не объяснил, что это такое.

Вероника Боде: Как это понимается на практике, в таком случае?

Алексей Кириенко: Все понимают, что закон носит социальный характер, то есть он очень важен для общества. Страховщики закрыли эту формулировку и пошли в невыгодном для себя направлении. Мы платим за все случаи, где бы они ни произошли.

Виктор Травин: То есть, имея убыточный бизнес, вы взяли на себя еще дополнительные расходы, правильно я понимаю?

Алексей Кириенко: Приличные страховщики. Смею вас заверить, что власти надзора поспособствовали этому.

Виктор Травин: Если можно, я поясню, что имеется в виду под территориями, не имеющими отношение к дороге. Ведь первый и главный квалифицирующий признак ДТП - это происшествие, случившееся на дороге или на обочине. Понятно, что если в чистом поле произошло ДТП, оно, к сожалению, так не квалифицируется, что очень странно, равно как если бы оно произошло на любой другой территории вне дорог, вне обочин. Вот такие непонятные формулировки предусмотрены Правилами дорожного движения, и они дают возможность страховщикам не оплачивать ущерб, причиненный где-нибудь в тайге или в тундре.

Вероника Боде: А если авария случилась, например, в каком-то большом закрытом гараже?

Виктор Травин: То же самое, потому что это не есть дорога и прилегающая к ней территория.

Вероника Боде: Парковка?

Виктор Травин: Парковка считается дорогой.

Вероника Боде: Если виновник аварии скрылся с места происшествия, а также в случае банкротства страховой компании или отзыва у нее лицензии, кто-то по российским законам должен оплачивать ущерб автовладельцу?

Алексей Кириенко: Да, потерпевшее лицо может обратиться в Российский Союз Автостраховщиков, где либо будет порекомендована уполномоченная компания, либо сам РСА оплатит ущерб, причиненный жизни и здоровью, в случае, если не установлено транспортное средство, которое скрылось с места происшествия. Если же авария произошла с транспортным средством, которое застраховано в страховой компании с отозванной лицензией, то будет оплачен вред, причиненный и железу.

Вероника Боде: Давайте теперь поговорим о повышающих коэффициентах. Базовый тариф - 1980 рублей - и масса повышающих коэффициентов. В конечном счете, и 4, и 5 тысяч, и больше платят за полис ОСАГО автовладельцы. Такой коэффициент, например, как зависимость от водительского стажа. Чем больше стаж, тем меньше стоимость страховки. Алексей, насколько, на ваш взгляд, это справедливо? Ведь стаж исчисляется не по реальному сроку, который человек провел за рулем, а, скажем, кто-то получил права в 18 лет, а не садился за руль 25 лет. У него считается большой стаж, он будет меньше платить за страховку. А кто-то сел за руль и через два года стал профессионалом - бывает и такое...

Алексей Кириенко: Я бы не стал заострять внимание на этом коэффициенте. Надо же с чего-то начинать, хотя, может быть, это начало не совсем справедливо. Не надо ходить далеко за примером: у моей жены 5 лет права, но она, по-моему, один или два раза сидела за рулем машины. Все расставляет по своим местам коэффициент "бонус-малус", который учитывает статистику аварийности или мастерство водителя. Применяя этот коэффициент, в принципе, через 8-9 лет можно будет достигнуть 50 процентов скидки.

Виктор Травин: Перед вами сидит живой пример. Я не далее как позавчера стал счастливым обладателем полиса за 5 тысяч рублей. Не уверен, что при всех повышающих коэффициентах, которые приводят к тому, что мы выплачиваем за полис до 5 тысяч рублей, кого-нибудь сможет убедить или успокоить то обстоятельство, что через 10 лет мы получим половинную скидку. Пока у нас денег берут гораздо больше, чем нам дают скидки в виде 5 процентов. Это просто несопоставимо.

Вероника Боде: У нас есть звонок от Алексея из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Вы говорите об убыточности бизнеса. Мои знакомые приезжали из Прибалтики, из Даугавпилса. У них точно такой же автомобиль, как у меня. Их годовая страховка составляет 50 долларов, в то время как я плачу здесь 300. В шесть раз разница. Почему так?

Алексей Кириенко: Я не знаю, какой тариф в Даугавпилсе. Это дело Прибалтики, но что-то я сомневаюсь, что это полис обязательного страхования автогражданской ответственности. Думаю, вы путаете его с "зеленой картой" или с транзитным полисом для въезда в Россию.

Вероника Боде: Выпуск автоновостей, которые мы предлагаем вашему вниманию, подготовил наш коллега Анатолий Горлов.

Анатолий Горлов: Экономия топлива и постепенный отход от бензина - главная тема открывшегося 19 октября под Токио традиционного "Мотор-шоу". Стремительный рост цен на горючее заставляет автомобильные компании уделять внимание водородным, электрическим и гибридным двигателям, которые сочетают бензиновый и электрический моторы. Абсолютный лидер в этой области, японский гигант "Тойота" намерен постепенно перевести на такие двигатели все свои модели, включая элитные "Лексусы". Входящая в группу "Тойота" компания "Дайхацу" представляет на выставке самый экономичный на сегодняшний день трехместный городской автомобильчик с гибридным двигателем. На одном литре бензина он проезжает 72 километра.

Администрация японской автомобилестроительной корпорации Mitsubishi Motors намерена изучить вопрос о строительстве сборочного завода в России, сообщил президент компании Осаму Масуко. За прошлый год Mitsubishi продала в России около 37 тысяч автомобилей. По словам Масуко, в нынешнем году объем продаж планируется довести до 55 тысяч машин. В июне на юге Санкт-Петербурга состоялась церемония закладки первого камня в фундамент завода корпорации Toyota Motor. Ожидается, что производство начнется в конце 2007 года. Это решение лидера японского автомобилестроения стало мощным стимулом для активного продвижения на российский рынок других крупных компаний.

В правительстве России подписан технический регламент, определяющий требования к автомобилям по выбросам вредных веществ. Согласно этому документу, все производимое в России топливо к 2008 году должно соответствовать нормам "Евро-4". Однако многие специалисты отмечают, что в России экологическим нормам чаще не отвечает не топливо, а сам автотранспорт. Поэтому новый технический регламент будет распространяться только на новые российские автомобили.

Доля некачественного бензина в столице доходит до 30 процентов. Об этом заявил руководитель Департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы Леонид Бочин. Закон предполагает штраф для недобросовестных заправщиков в среднем до 200 тысяч рублей, сообщает РИА "Новости". Леонид Бочин пообещал публиковать в прессе "позорные" списки московских автозаправок, продающих некачественное топливо.

В Свердловской области в следующем году снова появится вертолетный взвод ГИБДД. Об этом сообщили в региональном Управлении госавтоинспекции. Ранее такое подразделение на Урале действовало, причем весьма эффективно, но было расформировано по финансовым причинам. Президент России Владимир Путин обещал направить на развитие безопасности дорожного движения в стране около двух миллиардов рублей. Поэтому свердловская ГАИ надеется на федеральное финансирование вертолетного взвода.

В Нижнем Новгороде начали выпуск специализированного автомобиля на базе "Газели". Он оборудован лабораторией для оперативного медицинского освидетельствования нетрезвых водителей. За девять месяцев этого года в нескольких регионах России было отмечено снижение количества нетрезвых водителей, задержанных инспекторами. Однако, по данным ГИБДД, связано это отнюдь не с уменьшением количества пьяных на дорогах, а с тем, что в отдаленных районах сейчас нет средств для проведения медицинского освидетельствования.

Вероника Боде: Мы говорили о повышающих коэффициентах. Вот, например, повышающий коэффициент, зависящий от мощности двигателя. Чем больше мощность двигателя, тем выше стоимость страховки. Как вы полагаете, разумно это или нет? Ведь, насколько я понимаю, чем мощнее у автомобиля двигатель (уже установлена такая зависимость), тем лучше у него тормозная система. Или я ошибаюсь?

Алексей Кириенко: Я бы сказал не так. Важно не то, что у него лучше тормозная система, просто, как правило, это лучше автомобиль.

Вероника Боде: Совершенно верно, менее аварийный.

Алексей Кириенко: Он более дорогой. Владелец более дорого автомобиля, как правило, не стремится стать участником ДТП. Мастерство его водительское, как правило, выше. Но закон носит социальный характер. Тут при расчете коэффициента был применен принцип, когда более богатая часть населения, имеющая, по мнению принимавших закон, большие доходы, оплачивает частично тарифы, которые не могут платить малоимущие люди. Хотя я не совсем согласен, что человека, имеющего машину, тем более с сегодняшними ценами на бензин, можно назвать малоимущим.

Вероника Боде: У нас есть звонки. Владимир Григорьевич из Москвы.

Слушатель: Большинство выплат страховых компаний связаны с ДТП. Случается ДТП, кто-то платит тот ущерб, нанесенный водителем автомашине, а может быть, и здоровью. Что у нас получается? По-моему, наши правила разбора ДТП в ГАИ только увеличивают эти выплаты. Посудите сами. Произошло ДТП. Значит, машины, которые попали в аварию, не имеют права двигаться с места до приезда автоинспектора. Это все перегораживает движение, образуются пробки. При образовании пробки нервничающие водители волей или неволей совершают новые ДТП.

Виктор Травин: Замечательный и долгожданный вопрос! На самом деле, когда нам обещали вступление в силу закона "Об обязательном страховании", нам говорили, что будут внесены поправки в Правила дорожного движения, касающиеся изъятия из ПДД обязанности водителя оставаться на месте аварии до прибытия сотрудников ДПС. К сожалению, этого не случилось. Нам говорили, что все будет как на Западе: обменялись полисами и разъехались. Нет и еще раз нет! Да, на самом деле, от полиса обязательного страхования пострадали не только автовладельцы, пострадали и крупные мегаполисы, потому что города просто-таки встали. Страдают от этого даже те, у кого машин нет. К сожалению, это так, и так будет до тех пор, пока не будут внесены поправки в Правила дорожного движения.

Но здесь есть одна маленькая деталь. Правила дорожного движения говорят о том, что если вы создали неимоверную пробку на дороге своей аварией, вы можете, зарисовав схему ДТП, поставить машины к обочине и оставить их там до приезда сотрудников ДПС. Более того, если вы со вторым участником аварии согласны в оценке обстоятельств аварии, вы можете смело доехать до ближайшего поста ДПС или до ближайшего отделения ГАИ и там оформить аварию. Стоять посреди дороги совсем не обязательно. Это просто наша правовая безграмотность, которая тоже, к сожалению, порождает пробки.

Вероника Боде: Еще один звонок. Любовь из Москвы.

Слушатель: Я бы хотела высказать свое мнение по поводу этих ставок. Ставки, конечно, очень завышены. Недавно мы попали в аварию, так мы мучились практически два месяца для того, чтобы получить свои деньги. В итоге мы не получили полную сумму. В компании Росгосстрах (достаточно крупная компания) нам сказали, что можете судиться. Хотя бы 3 тысячи, но они нам не доплатили, именно за стоянку машины. С чем это связано? Куда можно жаловаться?

Виктор Травин: Два месяца - это, конечно, безумный срок. По закону "Об обязательном страховании" обязаны были выплатить в течение 15 дней. У меня будет еще и свой вопрос Алексею. А что делать, если в течение 15 дней страховая компания не возместила ущерб?

Алексей Кириенко: Я, к несчастью, это тоже знаю. РГС мне не доплатил 5 тысяч рублей. Сроки выплат строго лимитированы. Вопрос только в том, насколько грамотно наши страхователи или клиенты читают те бумаги, которые у них есть на руках. Отсюда вытекает - правильно ли они собирают документы. В случае если все документы собраны и поданы в страховую компанию, по закону выплата должна произойти не больше чем за 15 дней. Тут опять есть одно разночтение с Правилами. В Правилах указано, что страховщик должен принять решение о выплате в течение 15 дней и в течение 3 дней выплатить. Таким образом, почему возникло два месяца у слушателя, непонятно. Либо сам подал неправильно документы, либо страховщик неправомерно тянул время.

Вероника Боде: Мы говорим сейчас о российской системе автострахования. А как решается эта проблема в других странах? Британская система автострахования едва ли не старейшая в Европе, и ее почти столетний опыт может быть особенно интересен российским автомобилистам. О системе страхования в Великобритании рассказывает наш лондонский корреспондент Наталья Голицына.

Наталья Голицына: Британский закон требует от автомобилистов обязательного страхования ответственности за нанесение физического ущерба другим лицам, включая пассажиров, и ответственности за повреждение других автомобилей и другой собственности во время езды. На британском рынке автострахования царит очень высокая конкуренция. Нет никаких единых тарифов. За одни и те же услуги можно заплатить различным страховым компаниям разные суммы. Отсутствие выплат по страховке в течение года может снизить ее последующую стоимость на 20 процентов, а безаварийное вождение в течение четырех-пяти лет снижает стоимость страховки на 50-60 процентов.

Что же происходит, когда владелец автомобиля его не страхует? Говорит эксперт Ассоциации британских страховщиков Мартин Дарлинг.

Мартин Дарлинг: Если водители не застрахованы, они тем самым нарушают закон. А надо сказать, что в Британии примерно один из двадцати водителей ездит без страховки. Однако жертвы таких незастрахованных водителей могут обращаться за компенсацией в организацию под названием Бюро автострахования.

Наталья Голицына: Как наказываются водители, не страхующие свои автомобили?

Мартин Дарлинг: Средний штраф за вождение незастрахованного автомобиля в Британии составляет 150 фунтов. Мы полагаем, что этого недостаточно. В принципе, незастрахованный водитель может быть приговорен и к тюремному заключению. Однако на практике очень немногие привлекаются к суду. Сейчас мы проводим кампанию с целью заставить правительство чаще привлекать таких водителей к суду.

Наталья Голицына: Сколько в Англии стоит страховка автомобиля среднего класса?

Мартин Дарлинг: Средняя стоимость такой страховки в Британии - от двухсот до четырехсот фунтов.

Наталья Голицына: Учитывая, что средняя зарплата по стране примерно 20 тысяч фунтов в год, стоимость страховки составляет от одного до двух процентов средней зарплаты. Существует ли у британских страховщиков какой-то лимит на покрытие нанесенного ущерба?

Мартин Дарлинг: Страховые компании выплачивают всю стоимость ремонта автомобиля или его замены. Иногда стоимость ремонта может превысить рыночную цену автомобиля. В большинстве случаев страховые компании выплачивают такую премию, которая позволяет автовладельцу приобрести аналогичный по классу автомобиль в местном гараже.

Наталья Голицына: Надо сказать, что в целом британская система автострахования довольно эффективна и хорошо себя зарекомендовала. Одна из ее особенностей - минимальное участие дорожной полиции. Виновного в ДТП и степень ущерба определяют эксперты страховых компаний. Особых трудностей с получением страховой премии у автомобилистов не возникает, так как при острейшей конкуренции на рынке автострахования каждая страховая компания дорожит своей репутацией, старается избегать конфликтов и судебных исков.

Вероника Боде: К нам дозвонился Владимир Иванович из Зеленограда.

Слушатель: Я попал в ДТП. Я не являюсь виновником, я являюсь пострадавшим. Виновник зарегистрирован в "Межрегиональном страховом соглашении". И вот "Межрегиональное страховое соглашение" то исчезает, то появляется. С августа месяца они меня мурыжат и не хотят платить деньги. Я не знаю, куда можно обращаться, каким образом на них найти управу. До руководства они не допускают, руководство к телефону не подходит. Подходят какие-то девочки и говорят: "Ваш вопрос рассматривается".

Вероника Боде: Виктор, куда обращаться?

Виктор Травин: Я думаю, что прямо сейчас к Алексею.

Вероника Боде: А еще?

Виктор Травин: Честно говоря, я бы сразу обратился, минуя страховую компанию, в суд и требовал бы, чтобы причиненный вред возместил непосредственно причинитель ущерба. Думаю, что для Алексея это вопрос не новый.

Алексей Кириенко: Действительно, вопрос не новый. Дело в том, что недавно со страхового рынка исчезла такая компания как "Каместра", косвенно там было завязано и МРСС, которую упомянул слушатель. Я бы рекомендовал ему не медлить и подавать в суд на виновника ДТП, но в суде я заявлял бы ходатайство о привлечении страховщика в качестве соответчика. Думаю, что это единственный способ получить в кратчайшее время деньги.

Вероника Боде: Алексей, как вы полагаете, английская система страхования более удобна для граждан, нежели российская?

Алексей Кириенко: Не думаю, что более удобная.

Вероника Боде: Почему?

Алексей Кириенко: Посмотрите: минимальный страховой взнос составляет от 12 до 24 тысяч рублей, если перевести на наши деньги. Готовы платить наши граждане сегодня такие деньги? В репортаже упоминалась сумма от 200 до 400 фунтов. При этом заметьте, что упоминалась сумма, которую платит 80 процентов населения. А есть ведь люди, которые платят и по 800 фунтов. Я как иностранец платил 800 фунтов. Это колоссальные деньги, учитывая, что парк машин на улицах Лондона, я бы сказал, даже более бедный, чем в России. По Москве сегодня ездят более дорогие иномарки, более новые. В Лондоне, благодаря хорошему климату, сохраняются машины значительно дольше. И люди экономнее подходят к делу. В основном это малолитражки, маленькие машины.

Те условия, на которых заключается договор страхования по английским правилам, не намного мягче российских. Может быть, более удобной является система европейского протокола. Но она возможна только благодаря тому, что выведено мошенничество. Ведь английской страховой истории больше 100 лет! Думаю, что после этого срока про нашу систему можно будет сказать тоже самое.

Виктор Травин: Я не думаю, что у нас устоится закон. Судя по словам Алексея, которые он произнес в начале нашей программы, за то время, когда он должен будет устояться, у нас страховые компании просто разорятся.

А что касается страхового дела в Англии, честно скажу, оно мне очень симпатично. Во-первых, там есть жесткая конкуренция между страховщиками. Там у всех разные тарифы. Я вправе выбирать то, что я хочу, а не то, что навязало мне государство. Очень нравится, что страховое покрытие составляет полную сумму причиненного ущерба, а не только эти несчастные 120 тысяч рублей или 4 тысячи долларов, на которые - я не знаю, что в случае серьезной аварии можно покрыть. Считаю, что это одна из совершеннейших систем страхования. Не знаю, как в других странах, но английская система мне очень нравится. Теперь я хоть начинаю понимать, почему я хочу жить в Лондоне.

Вероника Боде: Еще один важный момент: если при аварии нет человеческих жертв или ранений, то в Англии водителям не нужно предъявлять справку от дорожной полиции. Полиция в этом вообще не участвует. Никто ее не ждет, не стоит часами на дороге. Как вы думаете, господа, почему в России до сих пор этого не сделали? Почему у нас все-таки ГАИ в этом участвует, а не страховые компании между собой решают - кто прав, а кто виноват? Или это в принципе невозможно? Алексей, как вы думаете, на данный момент это возможно?

Алексей Кириенко: Что касается тех сервисных функций, о которых мы говорили, в частности, Европейского протокола, то есть, например, отсутствия необходимости вызывать представителей закона для оформления аварии, это обусловлено, опять же, жесткостью системы. В отличие от России, в Европе нельзя сменить страховщика, не предоставив свою правдивую историю. Человек, который попал в ДТП, на следующий год при страховке платит на 500-600 фунтов больше. Это воспитывает лучше, чем любые штрафы на дорогах.

Вероника Боде: На данный момент можно организовать эту систему без участия ГАИ?

Алексей Кириенко: Практически нет.

Вероника Боде: Почему?

Алексей Кириенко: Более 40 процентов излагаемых фактов в заявлениях о ДТП даже сегодня содержат некорректную, а иногда и мошенническую информацию.

Вероника Боде: Виктор, ваше мнение.

Виктор Травин: Это недоверие государства к своим гражданам. Я думаю, что мы ничуть не хуже граждан Англии и доверять нашим гражданам тоже нужно уже начинать. Я думаю, что не случайно из Правил дорожного движения не изъята обязанность водителя оставаться на месте ДТП до приезда сотрудников ГАИ. Если бы это было кому-то нужно, давно бы изъяли. Но вся беда в том, что это очень хорошая кормушка для гаишников. Это колоссальные деньги. Кому дать справку, кого признать виновным, кого не признать виновным - это колоссальные суммы. По некоторым данным, взятки, которые сегодня берут сотрудники ГАИ на дорогах, составляют примерно 1 миллиард долларов в год. Примерно половина из них - это взятки за оформление дел по ДТП.

Вероника Боде: Сообщение с пейджера: "Создается иллюзия, что наши жители должны знать все законы и юридические тонкости, а виноват всегда ты, а не законы, которые создают путаницу", - пишет нам Олег Борисович.

У нас есть звонок от Юрия Станиславовича из Подмосковья.

Слушатель: Ваши гости начали проводить аналогию, какая в Лондоне страховая система, какая у нас. Но у них же совершенно другие деньги, совершенно другая зарплата! И спрашивать - будут ли согласны платить 800 фунтов? Да народ будет согласен платить за то, чтобы не было такого безобразия, как у нас с этими страхованиями! Разве можно - заплатил страховку, а потом еще полгода бегаешь, чтобы получить за то, что тебе причинили ущерб!

Вероника Боде: Еще один слушатель - Александр из Москвы.

Слушатель: Выплачивает ли страхования компания страховое возмещение в том случае, если сотрудники ДПС или ГАИ не могут установить виновного? Так и пишут в справке: "Виновный не установлен".

Алексей Кириенко: В этом случае по обязательному страхованию выплаты невозможны. Все-таки это оплата ответственности за ущерб, причиненный третьим лицом. Если нет виновного, нет и ущерба. Но тут неправильно, когда виновность пытаются установить либо страховщики, либо сотрудники ГАИ. Виновность и степень ответственности может устанавливать только суд. Поэтому в случаях, когда есть авария с обоюдной виной участников, следует обратиться в суд.

Вероника Боде: Еще один интересный момент - как выбирать страховую компанию? Чем при этом руководствоваться? Конкуренция и на российском рынке достаточно серьезная. Совсем недавно, когда у меня стал подходить к концу срок страховки, я подверглась просто-таки телефонному преследованию со стороны посредников, предлагавщих услуги самых разных компаний, о которых я и не слышала-то никогда в жизни. Прошу вас, конечно, не давать конкретных рекомендаций, в какую именно компанию обращаться. Но как все-таки выбирать - крупная или мелкая это должна быть компания? Каковы критерии, по которым можно определить, что компания надежная, что в ней действительно выплачивают деньги?

Алексей Кириенко: Для физического лица я бы рекомендовал все-таки среднюю компанию. Дело в том, что крупные компании больше направлены на корпоративный, крупный бизнес. А непосредственно один маленький владелец одной машинки теряется в компании. Его потери для компании не столь существенны. Отсюда те неудобства, которые люди испытывают в "монстрах". А для средних компаний дорог каждый клиент.

Компанию нужно выбирать по принципу размера собственного капитала и максимально долгого существования на рынке. Сегодня средние коммерческие компании существуют около 10 лет. По крайней мере, меньше этого срока я бы не рекомендовал, но нужно смотреть, чтобы все это время у компании были бы существенные объемы страховых платежей, причем смотреть их надо за вычетом взносов по страхованию жизни.

Виктор Травин: На самом ли деле, Алексей, страховая компания обязана предоставить такие документы любому пришедшему с улицы?

Алексей Кириенко: Думаю, что страхования компания не обязана это предоставлять, хотя в рейтингах это присутствует. Все-таки мы живем в век информационных технологий.

Виктор Травин: Хочу добавить к тому, что сказал Алексей. Выбирая страховую компанию, нужно объехать несколько компаний, поговорить с людьми, которые там сидят в очереди. Лучше, чем они, о страховой компании вам не расскажет никто.

Алексей Кириенко: Виктор, думаю, что люди, которые сидят в очереди, хорошо в любом случае не скажут. Я бы тогда уж рекомендовал посмотреть на обстановку в выплатных отделах компаний.

Вероника Боде: Я хотела бы вернуться к повышающим коэффициентам на базовый тариф стоимости полиса.

Виктор Травин: Да, это больная тема.

Вероника Боде: Виктор, мы упомянули зависимость от мощности двигателя, от водительского стажа. Есть еще какие-то моменты, о которых имело бы смысл упомянуть?

Виктор Травин: Конечно, мы уже вскользь сказали о том, что существует так называемый аварийный коэффициент. Он составляет, если не ошибаюсь, 1,55 к базовому тарифу. О чем идет речь? Если в течение года вы совершили аварию, то на следующий год для вас полис обязательного страхования увеличится в своей стоимости в полтора раза. Обратите внимание, в чем, как мне кажется, глупость этого коэффициента. В течение года вы совершаете аварию, в которой вы причинили ущерб, скажем, менее 200 долларов. Как показывает практика, выгоднее на месте отдать эти 200 долларов. Потому что если коэффициент будет применен в отношении вас к стоимости вашего полиса, то в следующем году вы заплатите страховой компании гораздо больше, чем вы заплатите на месте при совершении аварии с ущербом в 200 долларов.

Соответственно, возникает еще один вопрос. Что же это за страхование у нас в России образовалось, если выгоднее на дороге заплатить 200 долларов и об этом ничего не сообщать своему страховщику?

Алексей Кириенко: Можно с точки зрения математики доказать, что вы не правы. На самом деле коэффициент 1,5 в среднем получается. Если у вас средний страховой платеж 4 тысячи рублей, то на следующий год вы будете платить не 4 тысячи, а 6 тысяч рублей.

Виктор Травин: А на следующие годы разве коэффициент не остается?

Алексей Кириенко: Он с каждым годом уменьшается.

Виктор Травин: Уменьшается, но остается. И в течение 5 лет страховщик возьмет с меня гораздо больше, чем 200 долларов.

Вероника Боде: Звонок Александра Ивановича из Москвы.

Слушатель: Страховая компания, отказывая в выплате страхового возмещения, ссылается на некую экспертизу, которая была проведена со слов водителя, в которой сообщалось, что "при указанных вами обстоятельствах данное ДТП не могло произойти". Это при этом, что имеется справка, которая фиксирует факт ДТП, то есть сотрудники ГАИ не отрицают факта. Почему такое возникает?

Алексей Кириенко: Тут для меня, если честно, вопрос непонятный. Потому что упоминалось, что экспертиза произведена со слов второго участника ДТП. Ни одна экспертиза со слов не проводится. Мы проводим такие экспертизы с привлечением ЭКЦ МВД.

Виктор Травин: То есть экспертов-криминалистов, чтобы установить, был ли на самом деле факт ДТП или случай мошенничества.

Вероника Боде: Звонок от Валентины Николаевны из Москвы.

Слушатель: Я катаюсь около семи месяцев в году только по субботам и воскресеньям, а плачу по полной программе. Не жирно ли страховой компании?

Алексей Кириенко: Тут предусмотрен ряд вариантов. Можно купить страхование на неполный срок. Вы вполне можете им воспользоваться.

Вероника Боде: В конце нашей программы - традиционная рубрика "Автомобильные байки и анекдоты". Свою историю рассказывает Юрий Болдырев, писатель, публицист, в прошлом известный политик, общественный деятель.

Юрий Болдырев: В 1996 году я баллотировался в губернаторы Санкт-Петербурга, а по первой своей профессии я - инженер. Вообще люблю ковыряться со всякими железками. Так получилось, что в дополитической жизни у меня скопилось много старого железного хлама - старых автомобилей: "москвич" 401-ый, 408-ой, 412-ый, старый Форд Гранада... И вот кто-то, пронюхав, что у меня такое есть, решил запустить как бы антирекламу, что вот, мол, Болдырев прикидывается хорошим и честным, а у самого целый парк шикарный автомобилей. И вот я помню, что думали, чем на это ответить? И ответили примерно так. Статья называлась "Все автомобили Болдырева - совершеннолетние". На самом деле, самому молодому моему автомобилю было 18 лет к тому времени.

XS
SM
MD
LG