Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новое в российских налогах с 1 января 2005 года


[ Радио Свобода: Программы: Экономика ]
[07-01-05]

ВедущийСергей Сенинский

Сергей Сенинский: Традиционно первый выпуск передачи в наступившем году - уже 10 раз подряд - мы посвящаем новым российским налогам или тем изменениям в налоговом законодательстве, которые вступили в силу с 1 января. На этот раз - 2005 года...

Наш собеседник в Москве - автор российской налоговой реформы, ныне - заместитель министра финансов, Сергей Шаталов.

Начинаем с налогов на доходы граждан. Подоходный налог - единая ставка 13%. Меняется ли что-то в самом механизме уплаты этого налога или льготах, с ним связанных?

Сергей Шаталов: 13% - это базовая ставка, по которой облагается большая часть доходов российских граждан и резидентов Российской Федерации...

Меняются налоговые вычеты на содержание детей. Если до сих пор они составляли 300 рублей в месяц на каждого ребенка - каждому родителю, опекуну или попечителю - до тех пор, пока доходы по месту их получения не превысили 20 тысяч рублей, отсчет - с начала года, то с 2005 года размер вычета повышен вдвое - до 600 рублей в месяц, а "ограничитель" по доходам - до 40 тысяч рублей. Этим вычетом смогут воспользоваться теперь и приемные родители. Сам вычет удваивается, то есть достигает 1200 рублей, если ребенок является инвалидом...

Сергей Сенинский: А вычеты из налогооблагаемой суммы затрат на лечение, учебу или покупку жилья?

Сергей Шаталов: Сохраняется размер имущественного вычета, который налогоплательщик может получить в том случае, если он приобретает жилье - квартиру или дом - 1 миллион рублей. Сам размер не меняется, однако теперь в этот вычет могут включаться затраты на приведение той же квартиры до состояния, пригодного для жилья - сегодня очень часто приобретают не квартиры, а "коробки"...

Кроме того, теперь в этот вычет могут включаться и банковские проценты. Не меняются размеры вычетов на обучение и на медицинские цели...

Сергей Сенинский: С 1 января в полтора раза - с 6% до 9% - увеличивается ставка налога на дивиденды - как для физических, так и юридических лиц. Помимо чисто фискальных, какие еще цели преследовало Министерство финансов, приближая ставку этого налога к единой ставке подоходного налога? Обсуждается ли возможность сравнять эти ставки в ближайшем будущем?

Сергей Шаталов: Безусловно, в таком решении есть и фискальный эффект - в виде дополнительных доходов бюджета, однако основной целью принятого решения является исправление перекосов совокупного налогообложения отдельных доходов. Думаю, лучше это пояснить на примере...

До сих пор предприятие, получив прибыль, может уплатить налог с неё по ставке 24% и распределить её затем в виде дивидендов. Ставка по ним будет 6%. Второй вариант, который имеется в распоряжении предприятия, выплатить зарплату, уплатив единый социальный налог и удержав подоходный налог с выплачиваемых доходов. По ЕСН базовая ставка - 35,6% с возможностью регрессии и подоходный налог - 13%.

Первый вариант во многих случаях является более выгодным для работодателя. Новая конструкция, которая вступает в силу с 2005 года, выравнивает совокупное налогообложение, и дальнейшего повышения ставки налога на дивиденды не планируется.

Сергей Сенинский: Теперь - о двух общих налогах: на добавленную стоимость и едином социальном налоге.

Ставка единого социального налога снижается почти в полтора раза - с 35,6% до 26%. Но работодатели должны будут теперь оплачивать из собственных средств первые два дня временной нетрудоспособности своих работников. До сих пор больничные оплачивались из фонда обязательного медицинского страхования, который, в свою очередь, формируется за счет поступлений в виде единого социального налога.

Одновременно меняется и так называемая "регрессивная" шкала по этому налогу, предполагающая снижение его ставки при определенных условиях. В чем суть этих изменений?

Сергей Шаталов: С 2005 годы мы от 4-х ступенчатой регрессивной шкалы перешли к 3-х ступенчатой. Сохранены нижние ставки - 10% и 2%, а вместо двух верхних теперь установлена одна - 26%. При этом никакого увеличения нагрузки ни на кого не происходит, ни на одного предпринимателя, хочу особо это подчеркнуть.

Расчеты сделаны таким образом, что в выигрыше оказываются, прежде всего, те предприятия, где сравнительно небольшая заработная плата... Ну, именно "сравнительно", потому как 280 тысяч рублей в год или 23,3 тысячи рублей в месяц для России все еще - высокий уровень заработной платы. Те налогоплательщики, которые выплачивают более высокую заработную плату, сохраняют налоговую нагрузку, которая была в предыдущие годы.

Сергей Сенинский: А как понимать возможность применения теперь пониженных ставок единого социального налога "в безусловном порядке", независимо от размера налоговой базы в среднем на одного работника предприятия?

Сергей Шаталов: Сняты все те ограничения на "доступ" к регрессивной шкале налогообложения, которые существовали до 1 января 2005 года. Отменяется ограничение, которое состояло в том, что "средняя заработная плата на предприятии должна составлять не менее 2,5 тысячи рублей", да еще без учета 10% наиболее высокооплачиваемых работников. Было еще одно ограничение, которое состояло в том, что, если в какой-то из месяцев налогоплательщик-работодатель нарушил условие о 2,5 тысячи рублей зарплаты, то он автоматически, с начала года, "возвращался" на базовую ставку - 35,6% - и вообще не имел возможности применять регрессию.

Таким образом, повторю еще раз, больше нет никаких ограничений - в отношении каждого работника определяется его заработная плата, и применительно к этому конкретному работнику определяется, есть возможность применить регрессию или её нет!

Сергей Сенинский: Теперь - о налоге на добавленную стоимость. Базовая его ставка - 18%, льготная - 10%. Но еще недавно обсуждались два варианта реформирования этого налога: либо ввести единую ставку, либо сохранить две, но тогда базовую снизить. Продолжается ли эта дискуссия?

Сергей Шаталов: Ни в Минфине, ни в правительстве дискуссий уже нет. Выбран курс на унификацию ставки с 2006 года. Уровень, на котором эта ставка должна быть установлена, запланирован в 16%. Мы полагаем, что это не слишком отразится на социально значимых товарах, которые пока облагаются по ставке 10%. С другой стороны, существенно упростится налоговое администрирование, ликвидируются многие каналы - законные, незаконные, полузаконные - "оптимизации" налогов...

Аргументы против, конечно же, есть. Они сводятся к тому, что произойдет рост цен на медикаменты, некоторые виды продовольствия и товары для детей... Однако эти цены определяются уже не столько налогом на добавленную стоимость, сколько рынком...

Сергей Сенинский: Специальные так называемые "НДС-счета" предприятий - одна из наиболее обсуждавшихся налоговых тем 2004 года... Решение отказаться от их введения - можно ли считать окончательным, по крайней мере, на ближайшее время?

Если да, как Минфин намерен бороться с различными схемами незаконного возврата НДС - "фиктивным" экспортом или специально создаваемыми для этого "фирмами-однодневками" в самой России? Какие новые требования к самим предприятиям могут ли появиться в течение 2005 года?

Сергей Шаталов: От НДС-счетов правительство отказалось. Причем отказалось, по-видимому, окончательно. В 2005 году принципиальных изменений и новых требований к предприятиям не будет...

Однако проблемы, которые вы назвали, безусловно, существуют. Поэтому мы будем требовать улучшения контрольной работы со стороны налоговых органов. Мы готовимся и к тому, чтобы с 2006 года ввести новые информационные технологии, позволяющие оперативно определять те предприятия, где - с достаточно большой вероятностью - возможны нарушения налогового законодательства. Именно на этом будет теперь сконцентрировано наше внимание.

Сергей Сенинский: Теперь - о налогах на малый бизнес. Сегодня к "малому" бизнесу в России относят предприятие, на котором занято не более 100 человек, а ежегодный оборот не превышает 15 миллионов рублей (по нынешнему курсу, это - чуть больше 500 тысяч долларов)...

Только ли такие предприятия и имеют право перейти на "упрощенную" систему налогообложения?

Сергей Шаталов: Да, базовое ограничение - это численность работников (до 100 человек) и выручка, которая должна составлять не более 15 миллионов рублей в год. Но есть и дополнительные ограничения в отношении отдельных видов деятельности. На такую систему налогообложения нельзя переходить банкам, страховым компаниям, государственным инвестиционным и пенсионным фондам, профессиональным участникам рынка ценных бумаг, производителям подакцизной продукции и тем, кто добывает полезные ископаемые. Существует закрытый перечень. Он не очень обширный, и в основном я его изложил.

Кроме того, не разрешается использовать такую систему налогообложения тем, кто занят в сфере игорного бизнеса, организациям, которые имеют филиалы и представительства или предприятиям, которые более чем на 25% принадлежат другим организациям...

Сергей Сенинский: В последние месяцы в России активно обсуждаются возможные изменения в закон 1995 года "О поддержке предпринимательства". Одно из главных предложений - новая "градация" малого бизнеса. Во-первых, "микрофирмы" (до 10-ти человек). Во-вторых, собственно "малые" предприятия (от 10 до 100 человек). В-третьих, "средние" малые предприятия (от 100 до 300 человек). Вся эта градация имеет целью и градацию будущих льгот, главные их которых - разумеется, налоговые... Ваше мнение по поводу такой градации в принципе?

Сергей Шаталов: Такая градация выглядит вполне разумной. Но ориентироваться только на численность вряд ли правильно. Через "микрофирму" с тремя сотрудниками можно, например, перепродавать сотни тысяч тонн нефти. Если будут установлены дополнительные критерии или аналогичные критерии, то можно будет уточнять режим налогообложения. И здесь я мог бы сказать, что максимально льготный и максимально простой налоговый режим должен все-таки устанавливаться именно для микробизнеса.

Для малых и средних предприятий важнее упрощенная система учета и отчетности - с выравниванием налоговой нагрузки, по сравнению с другими участниками рынка. Вопрос, конечно же, очень непростой. Но в любом случае мы не заинтересованы в том, чтобы создавать налоговые "предпосылки" для реорганизации или дробления бизнеса.

Сергей Сенинский: Теперь - о действующей "упрощенной" системе налогообложения для малого бизнеса. Год назад вы говорили о том, что 70% всех малых предприятий, перешедших на "упрощенную" систему, предпочли платить 6% с выручки, нежели 15% - с прибыли. За минувший год "структура" этих "предпочтений" как-то изменилась? И меняется ли здесь что-то с 1 января?

Сергей Шаталов: В упрощенной системе налогообложения сохранилось право выбора. То есть налогоплательщик решает - платить с выручки или с прибыли. Каких-то принципиальных изменений в таком налогообложении с 2005 года не происходит. Сохраняется на сегодня и пропорция 70: 30, но эта пропорция может поменяться. Причем, может поменяться даже на противоположную - начиная с 2006 года, поскольку мы ожидаем массового перехода на упрощенную систему налогообложения предприятий в сфере торговли.

Это связано с тем, что в 2004 году была принята поправка о том, что вот эти 15 миллионов рублей будут распространяться не на выручку для предприятий торговли, а на ту маржу, которые эти торговые предприятия получают от торговых операций. Но фактически применить эти новые правила они смогут, только начиная с 2006 года...

Сергей Сенинский: О налоге на вмененный доход - для некоторых видов малого бизнеса. Меняется ли что-то теперь в самой схеме - как и кем устанавливаются суммы дохода и ставки налога?

Сергей Шаталов: Здесь принципиально важно то, что по решению субъекта Федерации, тот или иной вид бизнеса может быть в обязательном порядке переведен на уплату налога на вмененный доход. Базовая доходность по каждому виду бизнеса устанавливается Налоговым кодексом. И, начиная с 2005 года, эта базовая доходность увеличена примерно в 1,5 раза.

Но эта "базовая" доходность может корректироваться на местах, поскольку к ней применяются коэффициенты. И коэффициенты эти варьируются в очень широких пределах: от пяти тысячных до единицы. И уже к той доходности, которая получена на основе такой корректировки, применяется ставка 15%.

Итак, мы имеем теперь более широкий диапазон изменений коэффициента с 2005 года, а также увеличение самой базовой доходности.

Сергей Сенинский: В завершении разговора - один общий вопрос. Вам приписывают высказывание о том, что, якобы, в результате налоговой реформы в России должны сохраниться всего 5-6 налогов. Так ли это?

Сергей Шаталов: Начнем с того, что это - не так. Я не думаю, что 5-6 налогами можно ограничиться. Сегодня в России - 15 налогов самого разного вида, плюс четыре специальных налоговых режима. На мой взгляд, это - достаточно оптимальная конструкция.

Завершая налоговую реформу, нам предстоит принять еще несколько новых глав Налогового кодекса, а также несколько налогов серьезно модифицировать. Это налог на наследование и дарение, это вопросы налогообложения имущества физических лиц - жилья, недвижимости. Нам предстоит ввести земельный налог с 2006 года, доработав при этом много технических вопросов. И самая главная задача на ближайшие годы - это улучшение налогового администрирования...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы передачи отвечал в Москве автор российской налоговой реформы, ныне - заместитель министра финансов, Сергей Шаталов. Продолжаем выпуск...

Обзор еженедельника The Economist

Наша постоянная рубрика - обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 7 января. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: Для всех стран центральной и Восточной Европы первые восемь месяцев пребывания в Европейском союзе оказались весьма успешными. В Польше, Чехии, Венгрии, Словакии и Словении темпы роста экономики в 2004 году составили в среднем 4,6%, тогда как в странах евро-зоны - всего 1,8%. В Эстонии, Латвии и Литве, экономика которых зарегулирована в меньшей степени, темпы роста оказались еще выше - 6,7%.

Ключевым фактором экономического роста в этих странах стала стоимость труда, которая здесь - намного ниже, чем на их главных экспортных рынках - в 15 западноевропейских странах. Кроме того, страны Центральной Европы снижают налоги, чтобы еще больше стимулировать экономический рост. В Словакии установлена в прошлом году единая ставка - 19% - сразу для трех ключевых налогов: подоходного, налога на прибыль и НДС. В Польше представители одной из консервативных партий, которая, по некоторым прогнозам, может победить на парламентских выборах в этом году, тоже предлагают установить в стране единую ставку для тех же трех налогов - 15%. Возможность снижения налогов на доходы обсуждается и в Чехии.

"Старая" Европа вынуждена как-то реагировать. С одной стороны, Франция, Германия и Бельгия предлагают сократить объемы субсидий новым участницам ЕС. Но есть примеры и другого подхода. Австрия, которая граничит со Словакией, только что снизила ставку налога на прибыль с 34 сразу до 25%.

И такая "налоговая" конкуренция будет лишь нарастать. В Румынии, которая может вступить в Евросоюз в 2007 году, только что установлена единая ставка подоходного налога и налога на прибыль - 16%. При этом стоимость труда в этой стране значительно ниже, чем даже в Словакии или Польше, заключает "Экономист".

Всего за несколько лет небольшое государство Катар его молодые лидеры превратили в мировую газовую державу. Крупнейшие энергетические компании - от американских ExxonMobil и Chevron Texaco до британской Shell и южноафриканской Sasol - вложили в газовую промышленность Катара десятки миллиардов долларов, пишет "Экономист".

Только что стало известно об очередном крупном проекте, на реализацию которого государственная компания QatarGas и американская ExxonMobil получили от консорциума из почти 60 инвесторов 7,6 миллиарда долларов. В Катаре будет сооружен крупнейший в мире завод по сжижению природного газа. Его будут перевозить в далекую Великобританию на специальных танкерах - тоже крупнейших в мире.

Да, Катар располагает третьими в мире запасами природного газа, которые включают и самое крупное на Земле газовое месторождение. Но это - лишь один из факторов коммерческого успеха страны. В отличие, например, от соседней Саудовской Аравии, не менее значимыми оказались весьма выгодные условия, которые были предложены в Катаре зарубежным инвесторам, а также максимальное сокращение бюрократических процедур.

Новый проект в Катаре имеет принципиальное значение и для всей газовой индустрии. Исторически любые проекты по сжижению природного газа считались столь коммерчески рискованными, что его продавцы настаивали исключительно на долговременных контрактах с покупателями - на 10-20 лет. Но теперь компания QatarGas настолько уверовала в либерализованный энергетический рынок Великобритании, что согласилась на заморские поставки своего газа, даже не определив структуру его конечных покупателей, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн. Обзор некоторых публикаций номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 7 января, завершает очередной выпуск "Дело и деньги"...

XS
SM
MD
LG