Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Багапш - президент самопровозглашенной республики Абхазия


[ Радио Свобода: Программы: Кавказские хроники ]
[14-01-05]

Багапш - президент самопровозглашенной республики Абхазия

ВедущийОлег Кусов

Олег Кусов: В результате повторных выборов Сергей Багапш стал президентом самопровозглашенной республики Абхазия. В паре с Раулем Хаджимбой он набрал чуть более 90% голосов избирателей. Но начиналась предвыборная гонка с соперничества этих политиков. 6 декабря прошлого года Багапшу и Хаджимбе удалось преодолеть разногласия. Они подписали соглашение о совместной борьбе за власть в республике. Багапш в качестве президента, Хаджимба - вице-президента. Говорит руководитель предвыборного штаба победителей Александр Анкваб.

Александр Анкваб: С того дня они союзники и пошли в этой связке. Я думаю, что эта команда будет хорошо работать.

Олег Кусов: Наблюдатели изучают обязанности президента и вице-президента и говорят, что у вице-президента их больше оказалось. Это не мина замедленного действия?

Александр Анкваб: Нет, в нашей конституции полномочия вице-президента были определены так: вице-президент исполняет отдельные поручения президента. И после подписания соглашения был сделан протокол, которым определялось необходимость придания должности вице-президента более широких полномочий. После этого соглашения в парламенте был принят закон, которым вице-президент наделяется полномочиями, он может на сегодняшний день предлагать до 40% кадровых назначений, он будет курировать силовой блок, внешнюю политику.

Олег Кусов: Скажите, Александр, какой вы видите внешнюю политику Абхазии с новым руководством? Я имею в виду, конечно, прежде всего, отношения с Россией.

Александр Анкваб: Новое руководство Абхазии будет придерживаться того курса во внешней политике, который и был. В конституции записано, что Абхазия - независимое суверенное демократическое государство. И мы будем добиваться этого. Отношения с Россией для нас приоритетны абсолютно. Мы знаем, видим и ощущаем поддержку России уже в течение многих лет. Россия наш ближайший сосед, и мы на нее надеемся во всех сферах. В плане экономики, с кем нам выстраивать экономические отношения? Конечно, с Россией. С кем нам поддерживать политические отношения прежде всего? Конечно, с Россией. Потому что со стороны ее нет никаких угроз, а наоборот.

Олег Кусов: Александр Анкваб отверг претензии официального Тбилиси, выдвинутые в связи с приездом на выборы в Абхазию вице-спикера Госдумы России Сергея Бабурина.

Александр Анкваб: Приезд Сергея Николаевича Бабурина и депутатов Государственной Думы не является вмешательством во внутренние дела Грузии абсолютно. Они приехали в Абхазию как международные наблюдатели и провели серьезную плодотворную работу, за что мы им благодарны.

Олег Кусов: Это был Александр Анкваб, которого сегодня называют наиболее реальным кандидатом на пост премьер-министра Абхазии. О реакции грузинского руководства на проблему вмешательства во внутренние дела государства со стороны России рассказывает корреспондент Радио Свобода в Тбилиси Георгий Кобаладзе.

Георгий Кобаладзе: В Тбилиси весьма резко реагируют на выборы в Абхазии. При этом грузинские политики акцентируют внимание на действиях российских представителей и предрекают скорую дестабилизацию в регионе. Об этом, например, на заседании правительства заявил государственный министр по урегулированию конфликтов Георгий Хаиндрава.

Георгий Хаиндрава: В дни выборов целый ряд политических партий в Абхазии выступили с заявлением, в котором предупредили о возможности дестабилизации. Они считают, что выборы не были надлежащим образом подготовлены. Мы также должны быть готовы к любому развитию событий в Абхазии, где неминуемы очень серьезные осложнения.

Георгий Кобаладзе: Премьер-министр Грузии Зураб Жвания предупредил о задействовании вооруженных сил страны.

Зураб Жвания: Отчетливо видна активная деятельность в Абхазии представителей России. И эта деятельность выходит за всякие рамки. Что касается бандитских действий против грузинского населения, мы ни в коем случае не будем выяснять, является ли это провокацией одной абхазской группировки против другой. Предупреждаю: в грузинские приграничные села введены элитные части вооруженных сил страны, и любой, кто осмелится войти в эти села, получит по зубам. Ответ будет не просто адекватным, но чрезвычайно жестким.

Олег Кусов: Независимый эксперт Алексей Ващенко, только что вернувшийся из Абхазии, считает, что политическое руководство этой республики ожидают серьезные испытания.

Алексей Ващенко: Что меня самого поразило и многих, кстати, в республике поразило, это то, что перед первым туром, когда шла предвыборная кампания, она шла очень грязно. И все надеялись, что кандидаты в президенты будут сохранять национальные рамки, и не будут выходить за эти рамки. К сожалению, этого не произошло. При детальном анализе оказалось, что 93% жителей Галльского района голосовали за Сергея Васильевича Багапша. Естественно, такое консолидированное голосование вызвало немало вопросов. С одной стороны, ветераны войны голосуют за Багапша, с другой стороны, грузинские беженцы, те, которые вернулись в Галльский район, грузинское население также голосует за Багапша. С одной стороны получается, что если брать итоги выборов без Галльского района, то по Абхазии победил Хаджимба. И жители Галльского района практически решили, кто будет президентом Абхазии, то есть грузинское население решает, кто будет президентом Абхазии. В этом и был парадокс. Плюс, естественно, администрация президента вмешалась в ход выборов. Потому что в августе месяце была организована встреча в Адлере, Сочи Путина с Хаджимбой. И все это привело к конфронтации.

Но беда заключается в том, что после выборов ситуация вообще вышла из-под всякого контроля. И вначале сторонники Хаджимбы вышли из правового поля, когда они фактически блокировали парламент. Затем сторонники Хаджимба провели нападение на Верховный суд Республики Абхазия, когда оглашалось решение. Затем сторонники Багапша заняли телевидение, заняли правительственный комплекс, при этом пролилась кровь. Естественно, ситуация как с одной стороны, так и с другой вышла из правового поля. Когда туда в ночь с 5 на 6 приехал Бабурин, который заявил, что якобы приехал на инаугурацию и там оценил ситуацию, быстро сделал все, чтобы урегулировать ситуацию, то надо сказать, что Бабурин просто ситуацию из одного неправового поля вывел в другое неправовое поле. И потом уже парламент начал принимать законы, чтобы как-то ситуацию ввести в правовое поле. И там произошел просто беспрецедентный случай, когда парламент принял закон, что в случае победы Багапша и Хаджимба на выборах, Хаджимба будет наделен дополнительными полномочиями. Если они не будут избраны, то тогда этот закон действовать не будет. То есть специально закон принимался под человека и в законе написана фамилия Хаджимба. То есть в мировой практике случай беспрецедентный.

Олег Кусов: Алексей, отныне вице-президент Абхазии руководит силовым блоком республики. Он контролирует 40% президентского фонда. Эти полномочия не приведут к конфликту между Багапшем и Хаджимбой?

Алексей Ващенко: Сергею Васильевичу Багапше и Раулю Хаджимба я не завидую, потому что им достается очень тяжелое наследство. С одной стороны, это, конечно, разруха во время войны. Но самое главное - это разруха после войны. Потому что после войны в республике своими же гражданами был ущерб нанесен значительно больший, чем во время войны. Государство как таковое еще не состоялось. Там, я бы сказал, есть элементы государственности, но государства как такового практически еще нет. Потому что этот экзамен с выборами и остальные экзамены, они практически пока еще не сданы. Второе то, что сейчас придет разноликая команда - это рано или поздно приведет к конфронтации. Допустим, Александр Анкваб, он в первую предвыборную кампанию неоднократно заявлял, что он пересажает всех министров, которые не успеет добежать до границы, переделит всю собственность в республике.

Олег Кусов: Александр Анкваб имеет шанс стать премьер-министром Абхазии?

Алексей Ващенко: Я думаю, что у него шансы 99,9, что он станет премьер-министром республики Абхазия. Если они начнут выполнять предвыборные обещания, то конфронтация неминуема. Но конфронтация в любом случае неминуема и по-другому - потому что придет разноликая команда. И самое главное, на что бы я обратил внимание, то, что после объединения Багапша и Хаджимба они так и не огласили структуру правительства республики Абхазия. Учитывая, что этот вопрос до начала выборов последних не был урегулирован, вот эта конфронтация начнется в первую очередь.

Олег Кусов: А чем вы объясняете молчание действующего президента Ардзинбы?

Алексей Ващенко: Я внимательно смотрел этот документ, который был подписан в ночь с 5 на 6 декабря прошлого года, когда объединились кандидаты в президенты Багапш и Хаджимба, подписи Ардзинбы на документе нет, там стоит его факсимилия. Ардзинба ни разу не призвал своих сторонников и вообще не обратился к населению, чтобы оно шло на выборы. Ардзинба был разочарован в Хаджимбе после первого тура выборов. Ардзинба и его сторонники были за то, чтобы выборы сейчас не состоялись и перенести эти выборы еще на два-три месяца.

Олег Кусов: Таким образом он хотел выбрать себе нового преемника?

Алексей Ващенко: За эти два-три месяца альянс Багапша и Хаджимба не состоялся бы, и тогда бы просто искали третью кандидатуру.

Олег Кусов: Алексей, говоря о конфронтации, вы не исключаете силовой внутриабхазский конфликт?

Алексей Ващенко: Все это зависит от того, как себя сейчас поведут новые власти. Если там сейчас начнется передел собственности, начнется конфликт интересов, то в принципе рано или поздно такой конфликт может возникнуть. Вероятность такого конфликта довольно высока.

Олег Кусов: Родственный абхазам адыгейский народ может в недалеком будущем, как считают эксперты, потерять свою административную самостоятельность. Губернатор Кубани Александр Ткачев не так давно вновь заявил о необходимости возвращения Адыгеи в состав края. Адыгея со всех сторон окружена территорией Краснодарского края, в советское время входила в его состав на правах автономной области. Вот уже почти 15 лет республика Адыгея имеет независимый статус. О реакции президента республики Хазрета Совмена на инициативу губернатора Кубани Ткачева рассказывает наш корреспондент в этом регионе Анна Перова.

Анна Перова: Позиция Совмена, высказанная им неоднократно, остается неизменной, о чем сообщил пресс-секретарь президента республики Абрек Чич. Месяц назад в своем интервью газете "Советская Адыгея" Хазрет Совмен сказал: "Тема возврата Адыгеи в состав Краснодарского края - это не только дешевый популизм, но и опасная провокация. В одну реку не входят дважды, тем более, когда это не сулит ничего хорошего. Убежден, что ликвидация Адыгейской автономии приведет к дестабилизации общественно-политической ситуации в регионе". Кроме того пресс-секретарь президента Абрек Чич подчеркнул, что власти Краснодарского края не решили многие из собственных проблем. А что касается национального самовыражения, то один из коренных народов Кубани - адыги-шапсуги - до сих пор не имеют своей национально-культурной автономии. В таких условиях говорить о единстве и необходимости интеграции преждевременно, подчеркнул пресс-секретарь президента Адыгеи.

Олег Кусов: Губернатора Ткачева подержали многие общественные лидеры Кубани. Говорит председатель краевого совета сторонников партии "Единая Россия" Игорь Огарков.

Игорь Огарков: Можно вести разговор, если бы население Адыгеи, в частности, адыгейцы этнические превалировали на территории республики. Но когда они составляют 25-27%, а остальные русские люди, украинцы, славянские люди, зачем это делать? Мы своих соплеменников ставим в положение второсортных людей в другой республике. Другое: на территории Краснодарского края адыгов живет больше, чем на территории республике Адыгея. Зачем мы этих адыгов оторвали тогда от своей исторической родины? Сложилась система образования, сложилась система подготовки выдвижения кадров. Сложились экономические связи внутри этого региона, субъекта федерации. И здесь тоже мы должны вернуться. Бывают исторические ошибки, их нужно исправлять. Нужна политическая воля к их исправлению. Рано или поздно нам нужно уходить от всех национальных образований. В свое время Россия, в царское время приняла решение, и существовали губернии. Мы же где-то сами, отдавая предпочтение одной нации над другой, внесли эту междоусобицу. Если мы будем постоянно оглядываться и говорить, как к этому отнесется кто-то, если мы сегодня будем играть просто в демократию без административного ресурса, глубоко проанализированного, обоснованного экономически, политически и так далее, мы ничего не добьемся. Сегодня не надо заигрывать, сегодня нужно принимать решение и приводить его в жизнь.

Олег Кусов: Но в Краснодарском крае можно услышать и противоположные мнения. Говорит руководитель региональной общественной организации "Правозащитный центр" Леонид Телелейко.

Леонид Телелейко: Я категорически против любых объединений, которые инициируются из Москвы. Если есть движение двух субъектов по отношению друг к другу, к объединению, есть общее стремление, тогда это нормальный логичный процесс. Это можно обсуждать, говорить, устанавливать сроки процедуры и так далее. Если у двух субъектов нет такого желания двустороннего, тогда инициировать сверху это просто глупо. Реально я не вижу тех проблем, которые нужно решать объединением Адыгеи и Краснодарского края. Но то, что конечно, проблемы культурные, национальные, языковые адыгейского народа в новом объединении будут решаться сложнее. Многие национальные меньшинства, которые в период становления Российской Федерации обрели высокий статус субъекта Российской Федерации, они считают это своим достижением, они считают необходимым условием для своего дальнейшего развития, в том числе культурного, государственного, национального и так далее. И любое движение обратную сторону для них это будет утрата, потеря. Это не пойдет на благо Российской Федерации и русской культуре по большому счету.

Олег Кусов: Независимый эксперт Юрий Ханжин считает, что заявление губернатора Ткачева о необходимости слияния края и республики является следствием современной политики Кремля.

Юрий Ханжин: Господин Ткачев просто-напросто проводит в жизнь политику партии "Единая Россия", политику президентской власти. С самого начала была провозглашена программа так называемого укрупнения регионов. Довольно плоско использовалась для этого аргументация. Мол, небольшие регионы нежизнеспособны, они не могут в достаточной степени обеспечить себя необходимыми ресурсами, у них трудная судьба. И вот, якобы, если их объединить, создать некие более крупные регионы, более крупные субъекты федерации, вроде бы все сразу пойдет как по маслу, возникнут жизнеспособные, сильные, способные богатые регионы. Но вот интересная вещь произошла сразу же: начали с Коми-Пермяцкого округа. Прошел референдум и его уничтожили, влили в Пермскую область. При этом было беззастенчиво ликвидировано единственное для коми-пермяков, небольшого народа, автономное объединение. Другой родины у них нет, они просто-напросто стали неким меньшинством в русском море. Затем целенаправленно началась политика автономных округов в Сибири. В Красноярском крае началась подготовка, уже сейчас практическая подготовка к поглощению Эвенкии и Таймырского округа. Это очень большие территории, они занимают площадь больше многих европейских стран, но там относительно редкое население. И коренное население, которое там живет в условиях этой скудной природы, вот этим актом объединения фактически будет лишено всех прав. Недаром сейчас уже говорят, что на 20% можно будет увеличить заготовку леса. То есть просто-напросто грабеж природы северного края. И вот теперь мы видим, что эта общая политика, провозглашенная президентом России, пришла на Кавказ.

Олег Кусов: Юрий Алексеевич, но ведь Краснодарский край богаче, чем Адыгея. И зачем Кубани растворять Адыгею?

Юрий Ханжин: Но ведь это политика в общем-то действительно только прикрывается экономическими лозунгами. Дело не в том, что, скажем, Красноярский край не мог бы прожить без Эвенкии, прекрасно мог прожить, и жили они без них. Дело в том, что ставится принципиальная задача превратить Россию в Руссию, унитарное государство с табельной национальностью. Российская Федерация табельной национальности не имеет, это не русское национальное государство, русские просто самый крупный, самый экономически развитый народ в рамках равноправного многонационально союза. Так это должно быть, так в общем-то записано в конституции Российской Федерации.

Олег Кусов: Но ведь подобные эксперименты еще в 19 веке на Кавказе закончились войной. И сегодня там война продолжается.

Юрий Ханжин: Поэтому на Кавказ эта идея пришла относительно поздно. Начали с мирных, бедно живущих, разрозненных, полукочевых народностей Севера, попробовали их подавить. Кое-где удалось. Потом осторожно стали подбираться к маленьким народам Кавказа. Начали с Адыгеи. Почему с Адыгеи? Адыгея со всех сторон окружена территорией Краснодарского края. Причем ее нынешнее территориальное ограничение вовсе не историческое. Как мы все знаем, древняя Адыгея представляла собой довольно большое образование, там были княжества. Охватывали эти княжества территорию, в которую входит и нынешний Сочинский район, и Туапсинский район и сам Краснодар стоит на земле, где когда-то жили адыги. Адыги, кабардинцы и другие северокавказские народы. Их называли ясы и касоги в русских летописях. Даже есть такой рассказ знаменитый, былина о том, как шла борьба между ясами и касогами и русскими тмутараканьскими князьями. Князь Мстислав победил Редедю, знаменитого касожского богатыря. То есть это показывает, что кавказцы того времени были соседями Тмутараканьского княжества. Тмутаранканькое княжество - это север Черноморского побережья. Это такие места как Анапа, как Геленджик, Тамань. Потом по мере того, как русские завоевывали Кавказ, они черкесов, то есть адыгов вытесняли. Большое количество черкесов было даже выселено. Кстати, первая в истории депортация народа, который выгнали за границу, а именно в Турцию, она произошла в середине позапрошлого века, потому что они очень активно участвовали в кавказской войне. Менее опасно будет, как они считают, если кавказцы станут меньшинством национальным на своей собственной земле и будут поглощены соседними, преимущественно русскими по составу краями и областями.

Олег Кусов: И к чему может привести такая политика на Северном Кавказе?

Юрий Ханжин: К катастрофе, к расширению войны. Я совершенно уверен, что во взрывоопасном регионе, а очень сильное недовольство централизаторской политикой не только в Чечне или в Ингушетии или в Дагестане, оно и в Карачаево-Черкесии очень сильное, это сопротивление всему, особенно в карачаевских районах. Поэтому необходимо было бы проводить политику тактичную, умную политику, основанную на уважении прав народов. Политика, которая бы исходила из принципов суверенности входящих в состав Российской Федерации государств. Добровольности передачи ими части своих полномочий центру, прекращения насильственных методов, прекращения попыток подавить силой оружия движения за самоопределение. И уважение принципов международного права, право народов на самоопределение, подтвержденное уставом Организации Объединенных Наций.

XS
SM
MD
LG